Также по теме

БУРКИНА-ФАСО

Начиная с 1998 в Буркина-Фасона началась постепенная приватизация государственных предприятий, а в 2004 была пересмотрена инвестиционная политика для привлечения иностранного капитала. В результате этого и новых законов в пользу горнодобывающей промышленности, в стране начался подъем в золотодобывающей отрасли. К 2010 золото было основным источником экспортных доходов. Добыча золота выросла вдвое в 2009 и 2010.

В 1994 ВВП Буркина-Фасо составил 2980 млн. долл., или 301 долл. в расчете на душу населения. Однако, принимая во внимание низкий уровень цен на внутреннем рынке, по реальной покупательной способности этот показатель приближался к 700 долл. на душу населения.

В 2011 ВВП составил 22,1 млрд. долл. ВВП в 2011 на душу населения – 1300 долл. США.

Правительство предприняло усилия, чтобы разрядить некоторые экономические причины общественного недовольства, в том числе, снизив налог на прибыль, введя различные компенсации и субсидии на основные продукты питания и удобрения. Миссия МВФ в Буркина-Фасо в октябре 2011 в целом выразила удовлетворение принятыми мерами.

Народное образование.

Уровень развития образования в Буркина-Фасо – один из самых низких в Африке. Официально обучение детей в возрасте от 7 до 14 лет является обязательным, но на деле в 1992 лишь 31% детей в возрасте 7–12 лет посещал начальные школы. Менее 7% детей учились в средних школах. Функционируют несколько центров по подготовке специалистов для сельского хозяйства. В университете Уагадугу (созданном в 1969) в 1996 обучались 5,4 тыс. студентов.

В 2003–2007 картина народного образования выглядела таким образом: расходы на образование в 2007 составили 4,6% ВВП. В 2003 только 21% граждан страны в возрасте от 15 лет и старше могли читать и писать (из них 29,4% – мужчины, 15,2% – женщины).

История.

В 11 в. конные отряды пришельцев смешанного происхождения из Гамбаги (на территории современной Ганы), вторглись на равнины Верхней Вольты. Постепенно они покорили не имевшие крепкой политической организации земледельческие племена центральных и восточных равнин, но проживавшие в западных районах предки нынешних бобо, лоби и груси сумели оказать отпор захватчикам. Со временем пришельцы породнились с местным населением и приняли его языки и религию. Впоследствии потомки завоевателей составили правящую элиту государств моси Ятенга, Уагадугу, Тенкодого и Фадан-Гурма.

Жизнеспособность этих государств, особенно Уагадугу, сохранившихся до 20 в., можно объяснить рядом взаимосвязанных причин. Для сплочения завоеванных народов таким образом, чтобы они сами стали причислять себя к моси, правящий класс использовал религиозный культ предков, выставляя себя божественными потомками основателей государств. Для поддержания дружественных отношений с потенциальными соперниками на юге они привлекали вольтийские предания о якобы общих предках моси, дагомба и мапруси. Кроме того, верхушка моси сумела создать такую административную систему, которая, несмотря на слабость экономической базы, поддерживала хрупкое равновесие между центральной властью и местной автономией. Так, в управляемом моро-наба государстве Уагадугу пять губернаторов постоянно пребывавших при его дворе, осуществляли контроль приблизительно над 300 местными вождями. В случае необходимости моро-наба мог призвать под свои знамена почти десятитысячное войско, куда входили всадники из знатных семей и пехота из крестьян, руководимая аристократической военной кастой.

В 14–16 вв. армия государства Ятенга завоевала часть территории держав Мали и Сонгай. В 16 в. моси отбили нападения сонгайцев, стремившихся покорить их и насильственно обратить в ислам. В начале 19 в. мусульмане фульбе, проживавшие на территории от Масины на западе до Гванду на востоке, во время своих джихадов (священных войн) обходили стороной земли государств моси. Хотя правители моси не приняли ислам, они сумели добиться лояльности со стороны торговцев и скотоводов мусульман, проживавших в пределах их владений. Они не только выступали в роли покровителей мусульман, но и приглашали к своему двору мусульманских ученых. Сопротивление моси обращению их в ислам замедлило процесс распространения этой религии к югу и востоку.

Когда в конце 19 в. европейские колониальные державы, закрепившись на побережье, пытались установить контроль над прилегавшими к их владениям внутренними районами, в сфере их внимания оказалась и территория Верхней Вольты. В 1886 в стране моси побывал немецкий путешественник Готлиб Адам Краузе. Два года спустя французский офицер Луи Бенже добился аудиенции у моро-набо, но не сумел его убедить в преимуществах протектората Франции. Однако после установления в 1895 контроля над государством Ятенга французские войска разбили армию моро-наба и оккупировали его владения. В 1897 на протекторат Франции согласился правитель королевства Фада-Гурма. В то же время французы захватили земли народов груси, бобо и лоби. Тем не менее вплоть до 1903 лоби оказывали упорное сопротивление европейским колонизаторам. В 1908 по англо-французскому соглашению была зафиксирована пограничная линия между районами Верхней Вольты и принадлежавшей Великобритании северной частью Золотого Берега.

В 1904–1919 Верхняя Вольта входила в состав французской колонии Верхний Сенегал – Нигер, но в 1919 была выделена в отдельную колонию. В 1932, пытаясь урезать расходы на управление колониями в обстановке мирового экономического кризиса, Франция разделила территорию Верхней Вольты между своими соседними колониальными владениями. В 1934 железнодорожная линия связала Бобо-Диуласо с Абиджаном, расположенным на территории Кот-д'Ивуара, и не менее 100 тыс. моси стали ежегодно выезжать для работы на плантациях Кот-д'Ивуара и Золотого Берега.

В 1947, чтобы удовлетворить желание моси жить в обособленном регионе и уменьшить влияние радикальной по тем временам межтерриториальной партии Африканское демократическое объединение (АДО), действовавшей не только в Западной, но и в Экваториальной Африке, французское правительство приняло решение восстановить Верхнюю Вольту в качестве отдельной колонии. АДО не сумело заручиться поддержкой моси, но добилось успехов среди небольших этнических групп – бобо, груси, лоби и фульбе, опасавшихся гегемонии моси. В 1948, когда французские колониальные власти запретили деятельность АДО, сразу же возникло несколько региональных политических организаций. К середине 1950-х годов эти партии сконцентрировали внимание на общенациональных проблемах, и главной политической силой в стране стала местная секция АДО – Вольтийский демократический союз (ВДС), во главе которого вначале стоял У.Кулибали, а затем М.Ямеого. Благодаря французскому капиталу в 1954 железнодорожная линия от Бобо-Диуласо была продлена до Уагадугу, что позволило увеличить экспорт хлопка, арахиса и скота.

С 1947 по 1958 Верхняя Вольта имела статус «заморской территории» в составе Французского Союза и могла избирать своих представителей в Территориальную ассамблею и французский парламент. Избранные депутаты оказывали решительное сопротивление претензиям моро-наба на главную политическую роль в стране. Однако вплоть до предоставления в 1956 Верхней Вольте внутренней автономии депутаты не обладали почти никакой реальной властью. В самоуправляемой колонии был создан исполнительный орган, состоявший почти целиком из африканцев и ведавший почти всеми внутренними вопросами. В 1958, после одобрения новой французской конституции на референдуме, Верхняя Вольта стала членом Французского Сообщества с широкими правами самоуправления. 5 августа 1960 была провозглашена независимость страны, а ее президентом стал М.Ямеого.

В 1966, во время всеобщей забастовки трудящихся в результате военного переворота, Ямеого был смещен со своего поста. Новое военное руководство страны во главе с подполковником С.Ламизаной приобрело расположение Франции, введя в стране программу строгой экономии, которую не смог осуществить прежний режим. В 1970 была принята новая конституция, предусматривавшая частичное возвращение к гражданскому правлению. Начавшийся в конце 1973 конфликт между гражданским премьер-министром и Национальным собранием практически завел страну в тупик. В 1974 президент Ламизана узурпировал власть и назначил самого себя премьер-министром. Пограничный конфликт с Мали в конце того же года привел к вооруженным столкновениям, но в 1975 обе стороны пришли к мирному соглашению. В 1977 под давлением профсоюзов правительство согласилось восстановить гражданское правление. В 1978 вступила в действие новая конституция, и тогда же Ламизана был переизбран президентом на очередной срок. Назначенный им кабинет министров состоял преимущественно из гражданских лиц. После волны антиправительственных выступлений 1979–1980, в ноябре 1980 полковник Сайе Зербо отстранил от власти Ламизану и в качестве главы Военного совета принял на себя всю полноту государственной власти. В 1982 Зербо был смещен в результате государственного переворота, и был организован Совет народного спасения во главе с майором Ж.-Б.Уэдраого.

В 1983 из состава правительства был выведен премьер-министр Томас Санкара, политический деятель левых взглядов и поклонник Ливии. Вскоре Санкара осуществил государственный переворот и сместил Ж.-Б.Уэдраого. По инициативе Санкары в 1984 было изменено название страны, и она стала называться Буркина-Фасо («Страна неподкупных людей»). Изменение названия должно была символизировать некоторые особенности процесса деколонизации, вытекающего из «революционной» программы нового руководства страны. Возглавляемый Санкарой Национальный революционный совет (НРС) незамедлительно приступил к реорганизации правительства и проведению обширных экономических реформ. Активность руководства Буркина-Фасо в политической и экономической сферах сопровождалась арестами видных гражданских политических деятелей и оппозиционно настроенных военнослужащих.