Содержание статьи
Также по теме

МЕКСИКА

Эти классические цивилизации распались приблизительно в одно время. Исключение составляют юкатанские майя, культура которых просуществовала до испанского завоевания. В 8 в. н.э. в Центральную Мексику вторглись завоеватели с севера, тольтеки. В 9–10 вв. они создали обширное государство со столицей Толлан, или Тольян (современная Тула), и покорили страну майя. На территории Юкатана сложилось майя-тольтекское государство, столицей которого в 11 в. стала Чичен-Ица, а после ее разрушения в 12 в. – Майяпан. Сапотеков оттеснили на юг миштеки, также пришедшие с севера.

Около 12 в. государство тольтеков пало под ударами северных кочевых народов науа. Среди них были и теночки, или мешика (самоназвания ацтеков), которые ок. 1325 основали на островах озера Тескоко на месте нынешнего Мехико свою столицу Теночтитлан. Посредством союзов и завоеваний они значительно расширили свои владения, хотя фактически так называемая ацтекская империя представляла собой объединение городов-государств со свободно присоединившимися к ним селениями и племенами, обложенными данью. Ко времени появления в Мексике испанцев владения императора ацтеков Монтесумы (Моктесумы) II простирались на юг до Оахаки, на запад до Мичоакана и на восток до Мексиканского залива. Лишь жители соседних городов Тласкала и Тескоко и тараски на западе сумели сохранить свою независимость. Ацтеки возвели в культ войну и практиковали массовые человеческие жертвоприношения. Культура ацтеков многое заимствовала из культур завоеванных народов. Дальнейшее развитие ацтекской цивилизации было прервано испанскими конкистадорами.

Испанское завоевание.

Слухи о богатствах Мексики привлекли внимание испанских конкистадоров. Первый зафиксированный контакт европейцев с народами Месоамерики произошел в 1511, когда у полуострова Юкатан потерпело кораблекрушение испанское судно, следовавшее из Панамы на остров Эспаньолу (совр. Гаити). Один из оставшихся в живых членов команды, Херонимо де Агилар, долгое время жил с майя, выучил их язык и восемь лет спустя стал переводчиком в экспедиции Эрнана Кортеса. Целенаправленное исследование и завоевание Мексики началось в 1517 под руководством губернатора Кубы Диего Веласкеса. Он послал к берегам Мексиканского залива три экспедиции: первую в 1517 возглавил Франсиско Эрнандес де Кордова, вторую (1518) – Хуан де Грихальва и третью (1519) – Эрнан Кортес.

В последний момент губернатор приказал заменить Кортеса на посту командующего, но 10 февраля 1519 тот самовольно отплыл в Мексику на 11 кораблях, вместивших 550 людей и 16 лошадей. На Юкатане Кортес взял с собой Агилара, а в стране табасков индейскую девушку-рабыню Малинче (позже окрещенную Мариной), которая служила ему переводчиком. На побережье Мексиканского залива он основал поселение Вилья-Рика-де-ла-Вера-Крус (букв. Богатый город Истинного Креста), ставший плацдармом для завоевания страны. Выйдя из подчинения губернатору Кубы, Кортес объявил себя генерал-капитаном. С целью пресечь дезертирство он сжег свои корабли.

Кортес умело использовал противоречия, раздиравшие ацтекское государство, привлек на свою сторону тлашкаланцев и с их помощью за два года взял Теночтитлан и покорил империю. Утвердившись в долине Мехико, он послал экспедиции на запад Мексики и в Центральную Америку. В 1522 испанский император Карл V высоко оценил заслуги Кортеса: утвердил его генерал-капитаном и губернатором завоеванных земель, пожаловал ему титул маркиза дель Валье де Оахака и отписал в его личное владение земли площадью 64 750 кв. км. со 100 000 проживавших на них индейцев.

Колониальный период.

В 1528 испанская корона ограничила власть Кортеса, прислав в Мексику аудьенсию – административно-судебную коллегию, подчинявшуюся непосредственно королю. В 1535 Мексика вошла в состав вновь созданного вице-королевства Новая Испания. Первым вице-королем, личным представителем испанского монарха в Новой Испании стал Антонио де Мендоса; в 1564 его сменил на посту Луис де Веласко. В течение трех веков, с 1521 по 1821, Мексика оставалась колониальным владением Испании. Несмотря на активное взаимодействие местных и европейских традиций, в культурном отношении мексиканское общество представляло собой довольно пеструю картину. Колониальная экономика была основана на эксплуатации индейцев, которых вынуждали работать на отобранных у них землях и на рудниках. Испанцы внедрили в традиционное индейское земледелие новые аграрные технологии и новые сельскохозяйственные культуры, включая цитрусовые, пшеницу, сахарный тростник и оливки, обучили индейцев животноводству, начали систематическую разработку земных недр и создали новые центры горнорудного дела – Гуанахуато, Сакатекас, Пачука, Таско и др.

Важнейшим инструментом политического и культурного влияния на индейцев стала Римско-католическая церковь. Ее миссионеры-первопроходцы фактически расширяли сферу испанского влияния.

В течение 18 в. Бурбоны, правившие Испанией, под влиянием идей Просвещения провели в колониях ряд реформ, направленных на централизацию власти и либерализацию экономики. В Мексике проявили себя незаурядные администраторы, в их числе выдающиеся вице-короли Антонио Мария Букарели (1771–1779) и граф Ревильяхихедо (1789–1794).

Война за независимость.

Антиколониальная война в Мексике, развернувшаяся после оккупации Испании войсками Наполеона, развивалась под воздействием Великой французской революции и Войны за независимость США. Вместе с тем освободительное движение зародилось не в среде столичных креолов (белых американского происхождения), а в самом сердце горнодобывающего района и на начальных этапах носило характер чуть ли не расовой войны. Восстание, начавшееся в селении Долорес 16 сентября 1810, возглавил священник Мигель Идальго (1753–1811). Подчиняясь его призыву «Независимость и смерть испанцам!», вошедшему в историю под названием «Клич Долорес», восставшие, в большинстве своем индейцы и метисы, двинулись на столицу с воодушевлением крестоносцев. Исполненный благих иллюзий и безрассудный падре Идальго оказался плохим военачальником, и через десять месяцев он был схвачен испанцами, лишен духовного сана и расстрелян. 16 сентября отмечается в Мексике как День независимости, а Идальго почитается национальным героем.

Знамя освободительной борьбы подхватил другой приходской священник, республиканец по убеждениям Хосе Мария Морелос (1765–1815), проявивший незаурядные способности военачальника и организатора. Созванный по его инициативе Чильпансингский конгресс (ноябрь 1813) принял декларацию о независимости Мексики. Однако через два года Морелоса постигла судьба его предшественника Идальго. В последующие пять лет движение за независимость в Мексике приняло характер партизанской войны под руководством местных вождей, таких, как Висенте Герреро в Оахаке или Гуадалупе Виктория в штатах Пуэбла и Веракрус.

Успех испанской либеральной революции 1820 убедил консервативных мексиканских креолов, что им не стоит больше полагаться на метрополию. Креольская верхушка мексиканского общества подключилась к движению за независимость, что и обеспечило ему победу. Креольский полковник Агустин де Итурбиде (1783–1824), некогда воевавший против Идальго, сменил политический курс, объединил свою армию с силами Герреро и совместно с ним 24 февраля 1821 в городе Игуала (совр. Игуала-де-ла-Индепенденсия) выдвинул программу, получившую название «План Игуала». Этот план декларировал «три гарантии»: независимость Мексики и установление конституционной монархии, сохранение привилегий католической церкви и равенство прав креолов и испанцев. Не встречая серьезного сопротивления, армия Итурбиде 27 сентября заняла Мехико, а на следующий день была провозглашена независимость страны в рамках «плана Игуалы».

Независимая Мексика

в первой половине 19 в.

Независимость сама по себе еще не обеспечивала консолидации нации и формирования новых политических институтов. Кастово-иерархическая структура общества сохранилась в прежнем виде, если не считать того, что креолы сменили испанцев на верхушке социальной пирамиды. Развитию новых общественных отношений препятствовали церковь с ее привилегиями, армейское командование и крупные латифундисты, продолжавшие расширять свои поместья за счет индейских земель. Экономика по своему характеру оставалась колониальной: она была целиком ориентирована на производство продуктов питания и добычу драгоценных металлов. Поэтому многие события мексиканской истории можно рассматривать как попытки преодолеть гнет колониального наследия, консолидировать нацию и обрести полную самостоятельность.