Содержание статьи
    Также по теме

    КАРАТЫГИН, ВАСИЛИЙ АНДРЕЕВИЧ

    КАРАТЫГИН, ВАСИЛИЙ АНДРЕЕВИЧ, (1802–1853), крупнейший представитель позднего театрального классицизма и романтизма, мастер высокой сценической культуры, первый герой Александринского театра, выразитель парадного, ампирного стиля николаевской эпохи.

    Родился 26 февраля 1802. Сын Андрея Васильевича и Александры Андреевны Каратыгиных. В 1820 дебютировал в петербургском Большом театре. Играл в пьесах В.А.Озерова (Фингал; Дмитрий Донской), П.Корнеля (Сид), Ж.Расина (Ипполит в Федре). Каратыгин 1820-х воскрешает в памяти старых театралов времена расцвета классицистского театра. Традиции классицизма в игре Каратыгина в тот период определены его школой: учителями Каратыгина были такие крупнейшие представители классицизма в русском театре, как П.А.Катенин, А.А.Шаховской и Е.С.Семенова.

    Начало творчества Каратыгина совпало с кануном декабрьского восстания. Само время провозгласило актера своим триумфальным героем. Выступая в классицистких трагедиях, Каратыгин воспевал высокие гражданские идеалы. В конце 1810 – начале 1820-х сценический классицизм как стиль был животворен, так как питался патриотическими идеями эпохи Отечественной войны 1812. Каратыгин находился в центре передовой молодежи столицы, был знаком с А.С.Пушкиным, А.С.Грибоедовым, В.К.Кюхельбекером и другими декабристами. В письме другу Грибоедов сообщал: «Для одного Каратыгина порядочные люди собираются в русский театр». Автор Горя от ума дал высочайшую оценку молодому актеру – «Но гениальная душа, дарование чудное, теперь еще грубое, само себе безотчетное, дай бог ему напитаться великими образцами – это Каратыгин; он часто у меня бывает». (Каратыгин станет первым исполнителем роли Чацкого в 1831).

    Начиная свою сценическую деятельность под руководством связанного с декабристами Катенина, Каратыгин не мог не испытывать сильного влияния своего наставника. Целью же Катенина было создание из юного актера революционного республиканского исполнителя, «русского Тальма». Декабристы, мечтавшие о возникновении русского гражданского классицизма, наполненного идеями служения народу и отечеству, видели в Каратыгине своего актера. Молодой Каратыгин выступал в антитиранических, героических ролях, в которых звучали ноты протеста. Это были образы цареубийц, мстителей, мятежников. (Орест – Электра и Орест Кребильона, Дон Педро – Инесса де Кастро де Ламота).

    Резкий исторический перелом эпохи, когда идеи декабризма сменяются помпезным николаевским официозом, повлиял и на творчество Каратыгина. В 1830-е Каратыгин становится придворным актером, любимым актером императора. В репертуаре Александринского театра произошли большие перемены. На сцене преобладали мелодрамы, романтические драмы, лишенные бунтарской темы, но с патриотическими мотивами, прославляющими империю. (Самая известная в этом ряду – Рука всевышнего отечество спасла Н.Кукольника, в которой Каратыгин сыграл роль Пожарского). Подобные пьесы демократической критика называла «охранительными», казенными. Однако, эти пьесы были любимы публикой, пользовались большим успехом. Актер нашел свою тему и сыграл много из этого репертуара: Ляпунов – Князь Михайло Васильевич Скопин-Шуйский, Басенок – Боярин Федор Васильевич Басенок (Автор Н.Кукольник), в пьесах Н.А.Полевого (Иголкин – Иголкин, купец Новгородский, Неизвестный – Параша-Сибирячка, Нино – Уголино).

    Он продолжал быть верным идеальному, возвышенному началу в искусстве, а также рациональной методике разработки «эффектов», на которых Каратыгин всегда выстраивал свои роли. Он был одним из первых русских исполнителей, который пользовался литературными и историческими материалами в процессе работы над ролью. Особенно много готовился к ролям историческим: тщательно изучал историческую эпоху, картины и книги того времени. Это роли Людовика XI из пьесы Ауфенберга Заколдованный дом и византийский полководец Велизарий из одноименной немецкой драмы в стихах, ставшие вершиной творчества актера. Каратыгин часами отрабатывал перед зеркалом пластику роли. Его творчество причисляют к «школе представления». В.Г.Белинский писал: «Г-н Каратыгин принадлежит к числу тех художников, которые в высшей степени постигли внешнюю сторону своего искусства… Его успех зависит не от удачи вдохновения, а от строгого изучения роли: поэтому он падает только в ролях и сценах, требующих по своей сущности, огненной страсти, трепетного одушевления, как в Отелло…».

    К числу лучших ролей Каратыгина современники относили роли в шиллеровском репертуаре, прежде всего роль Карла Моора в Разбойниках, а также Фердинанда из Коварства и любви. Но и здесь артист был силен там, где были необходимы героические краски.

    Актер был чужд шекспировской поэтике, так как внешние эффекты не имели решающего значения. Тем не менее актер сыграл несколько шекспировских ролей: Гамлет, Отелло, Ричард III, Кориолан, Король Лир.

    Огромная театральная полемика разразилась вокруг трактовки главного шекспировского героя, Гамлета. Роль Гамлета сыграли в 1837 одновременно два столичных премьера: московского – П.С.Мочалов в Москве и Каратыгин в Петербурге. Если петербургская публика неистово рукоплескала каждой громогласно произнесенной артистом фразе, то московская, видавшая в этой роли вдохновенного, страдающего, бунтующего Мочалова, восприняла каратыгинского Гамлета в штыки. Это был принц, одетый в богатый костюм и шляпу с пышными перьями. Он эффектно опирался на рукоятку кинжала, словно картинно позируя. Главной его целью была борьба за престол, незаконно узурпированный Клавдием. И умирал этот Гамлет очень грациозно и картинно.

    Большой творческой удачей современники считали роль Кориолана, и в особенности Короля Лира, сыгранного Каратыгиным 1846. Крупнейший театральный критик А.Григорьев писал об этом исполнении: «Трудно, почти невозможно передать во всей полноте впечатления, произведенного на нас игрою нашего великого Каратыгина… Так глубоко и смело, до дерзости смело понять роль может только Каратыгин, которого за одну даже эту роль должно признать первым из европейских современных трагиков». В Лире Каратыгину удалось передать невыносимо страшные минуты в сценах с дочерьми, в сцене бури и сумасшествия короля – «сумасшествия тихого, задумчивого, старческого».

    Каратыгин обладая даром синтезировать в своем искусстве разные стили и приемы, не был выразителем одного направления. В 1840-е, когда на сцене господствовала эстетика «натуральной школы», требующая реалистического подхода, искусство Каратыгина менялось в сторону большей бытовой детализации. Многие его роли того периода отличались игрой без эффектов (например, Кин по пьесе А.Дюма Гений и беспутство), даже из мелодраматического репертуара. Современники отмечали большую простоту и естественность в его игре.

    Знаменательным стал для актера последний сезон, 1852 года, когда Каратыгин сыграл Барона в пушкинском Скупом рыцаре, Арбенина в лермонтовском Маскараде, Тараса Бульбу в инсценировке одноименной гоголевской повести. Символично, что скончался Каратыгин в 1853, совпавшим с датой рождения новой театральной эпохи – эпохи А.Н.Островского.

    Екатерина Юдина

    Литература

    Каратыгин П.А. Записки. Л., 1929–1930
    Альтшуллер А.Я. Театр прославленных мастеров. Л., 1968
    Белинский В.Г. О драме и театре. – В 2-х тт. М., 1983
    Записки актера Щепкина. М., 1984
    Григорьев А.А. Театральная критика. Л., 1985
    Альтшуллер А.Я. Пять рассказов о знаменитых актерах. Л., 1985
    Асеев Б.Н. История русского драматического театра первой половины XIX века. М., 1987