Содержание статьи
    Также по теме

    ВЫСЫЛКА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ 1922 г.

    ВЫСЫЛКА ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ 1922 г., проведенная по инициативе В.И.Ленина операция по отстранению от работы и насильственной высылке за рубеж или в отдаленные районы страны инакомыслящих деятелей науки, литературы и медицины.

    Заменив политику военного коммунизма новым экономическим курсом, разрешив в сфере экономики рыночные отношения и капиталистическую собственность, большевистские лидеры понимали, что оживление частной инициативы неминуемо вызовет всплеск политической жизни. Поэтому Ленин и поддержавшие его вожди большевиков решили вынужденное временное отступление в экономике сопроводить политикой «закручивания гаек», беспощадным подавлением любых оппозиционных выступлений. Ярким выражением такой политики явились разгром антикоммунистических крестьянских движений (антоновщина), кронштадтского восстания, подготовка политических процессов над вчерашними союзниками большевиков – социалистическими партиями эсеров и меньшевиков, наступление на Церковь, серия мероприятий по искоренению инакомыслия в стране, составной частью которой стала операция по высылке интеллигенции.

    19 мая 1922 Ленин направил секретное письмо Ф.Э.Дзержинскому с изложением инструкции по подготовке к высылке «контрреволюционных» писателей и профессоров. Он предложил собрать по этому поводу совещание руководящих работников и чекистов, обязать всех членов Политбюро ЦК РКП(б) по 2–3 часа в день уделять просмотру книг и периодики с выступлениями инакомыслящих авторов. 21 мая Ленин получил письмо от наркома здравоохранения РСФСР Н.А.Семашко, жаловавшегося на итоги 2-го Всероссийского съезда врачебных секций Всероссийского медико-санитарного общества и предлагавшего с помощью ГПУ «изъять» руководителей оппозиционного съезда и некоторых местных врачебных обществ. На этом письме Ленин написал резолюцию: «Товарищу Сталину. Я думаю, надо строго секретно (не размножая) показать это и Дзержинскому, и всем членам политбюро и вынести директиву: «Поручается Дзержинскому (ГПУ) при помощи Семашко выработать план мер и доложить политбюро...».

    Политбюро ЦК РКП(б) поддержало предложения Ленина: ГПУ совместно с Наркомздравом поручалось составить список подлежащих «изъятию» врачей; ВЦИК предлагалось издать постановление об образовании при НКВД особого совещания для рассмотрения вопросов административной высылки; при Политбюро создавалась комиссия в составе Каменева, Курского и Уншлихта для «окончательного рассмотрения списка подлежащих высылке верхушек враждебных интеллигентских группировок».

    Первыми за границу в июне 1922 были отправлены известные общественные деятели, бывшие руководители Всероссийского комитета помощи голодающим С.Н.Прокопович и Е.Д.Кускова. 21 июня Политбюро ЦК РКП(б) постановило арестовать первую группу врачей и выслать их в отдаленные голодающие губернии. 16 июля Ленин из подмосковных Горок, где он лечился после инсульта, в специальном письме Сталину выразил обеспокоенность затяжкой высылки инакомыслящих интеллигентов, т.к. «эта операция, начатая до моего отпуска, не закончена и сейчас». «Комиссия… должна представить списки, и надо бы несколько сот подобных господ выслать за границу безжалостно, – требовал Ленин. – Очистим Россию надолго». 27 июля Политбюро рассмотрело варианты списков профессоров-обществоведов и научных деятелей Москвы и Петрограда, подлежащих высылке за границу. Несколько позднее подобные списки были составлены и утверждены по инакомыслящей интеллигенции Харькова, Киева, Одессы, Казани, некоторых других городов.

    В конце июля, вслед за продолжавшимися «изъятиями» оппозиционных врачей, начались аресты ученых Московского археологического института (профессора Н.А.Цветков, Н.М.Коробков и В.М.Бардыгин), был арестован бывший лидер партии трудовиков экономист А.В.Пешехонов. Но основная операция была проведена в ночные часы с 15 по 18 августа. Среди заключенных в это время в тюрьмы ГПУ или оставленных под домашним арестом оказались известнейшие люди страны – литераторы Ю.И.Айхенвальд, Е.И.Замятин, А.С.Изгоев-Ланде, Н.М.Волковысский, М.А.Осоргин; философы Л.П.Карсавин, Н.А.Лосский, Н.А.Бердяев, С.Е.Трубецкой, С.Л.Франк, И.И.Лапшин; историки и правоведы А.А.Кизеветтер, В.А.Мякотин; экономисты Н.Д.Кондратьев (Китаев), Д.А.Лутохин; математики, инженеры и естественники В.В.Стратонов, И.А.Артоболевский, Д.В.Кузьмин-Караваев, М.М.Новиков, И.Ю.Бакал, В.В.Абрикосов, И.И.Ушаков, А.И.Угримов, В.В.Зворыкин; кооператоры А.А.Булатов, В.М.Кудрявцев, А.Ф.Изюмов, Б.Д.Бруцкус, А.И.Сигирский, врачи Ю.Н.Садыко, Е.С.Канцель, А.Я.Гудкин, И.Е.Бронштейн, многие другие. Несколько позднее были разысканы и взяты в заключение или под домашний арест П.А.Сорокин, Н.И.Любимов, Н.Н.Розанов, И.А.Ильин, Ф.А.Степун, Б.П.Вышеславцев, А.А.Боголепов, Н.А.Рожков и некоторые другие. Всех их подробно допрашивали об отношении к советской власти, затем брали подписку с обязательством выехать за границу за свой (если имелись собственные средства) или за казенный счет. «Исключение» делалось для врачей: согласно принятому ранее решению Политбюро ЦК РКП(б) их собрались использовать для спасения голодающего населения и борьбы с эпидемиями, поэтому они подлежали высылке не за границу, а во внутренние голодающие губернии.

    Стремясь выглядеть перед международной общественностью в приглядном виде, Л.Д.Троцкий в опубликованном 30 августа в газете «Известия» интервью американской журналистке Луизе Брайант (подруге Джона Рида) оправдывал предпринятые репрессии своеобразным «гуманизмом по-большевистски»: «Те элементы, которые мы высылаем и будем высылать, сами по себе политически ничтожны. Но они потенциальное оружие в руках наших возможных врагов. В случае новых военных осложнений… все эти наши непримиримые и неисправимые элементы окажутся военно-политическими агентами врага. Мы вынуждены будем расстрелять их по законам войны. Вот почему мы предпочли сейчас в спокойный период выслать их заблаговременно. И я выражаю надежду, что вы не откажетесь признать нашу предусмотрительную гуманность…».

    В защиту арестованных поступили ходатайства от государственных и общественных организаций, даже от некоторых большевистских руководителей, лично знавших заключенных по прежней учебе или работе. Поэтому была образована и в ночь с 31 августа на 1 сентября начала заседать Комиссия по пересмотру списков высылаемых интеллигентов в составе Ф.Э.Дзержинского, И.С.Уншлихта, Г.Г.Ягоды и двух сотрудников секретно-политического отдела ГПУ, отвечавшего за подготовку и осуществление этой операции. Комиссия, в частности, решила освободить от высылки Е.И.Замятина, Н.Д.Кондратьева (Китаева), И.А.Артоболевского, некоторых других. По Н.А.Рожкову специальное постановление приняло Политбюро ЦК ВКП(б), заменив ему высылку за рубеж на ссылку в Псков.

    Во второй половине сентября 1922 за границу поездом в Берлин или Ригу выехала первая партия высланных с семьями. Вскоре за ней железнодорожным транспортом группой или по одиночке отправились и другие. Две партии выслали на зафрахтованных у немцев пароходах «Обербургомистр Хакен» (первый рейс из Петрограда в Штеттин в конце сентября) и «Пруссия» (второй рейс в середине ноября). Этими пароходами выслали многих выдающихся отечественных философов. Поэтому пароходы в литературе стали образно называть философскими.

    Как вспоминал Ф.А.Степун, высылаемым «разрешалось взять: одно зимнее и одно летнее пальто, один костюм по две штуки всякого белья, две денные рубашки, две ночные, две пары кальсон, две пары чулок. Золотые вещи, драгоценные камни, за исключением венчальных колец, были к вывозу запрещены; даже и нательные кресты надо было снимать с шеи. Кроме вещей разрешалось, впрочем, взять небольшое количество валюты, если не ошибаюсь, по 20 долларов на человека; но откуда ее взять, когда за хранение ее полагалась тюрьма, а в отдельных случаях даже и смертная казнь».

    Что касается представителей украинской интеллигенции, то после долгих обсуждений в ноябре 1922 Политбюро ЦК РКП(б) согласилось с предложением руководителей коммунистической партии Украины заменить им высылку за границу на ссылку в отдаленные губернии РСФСР. Определяющим мотивом такой замены послужила политическая выгода – нежелание укрепить за счет эмигрантов украинское националистическое движение.