Также по теме

ХАБЕАС КОРПУС

ХАБЕАС КОРПУС, институт англо-американского процессуального права, в праве – судебный приказ, или предписание, предназначенное для выяснения законности содержания под стражей какого-либо лица. Название происходит от начальных слов приказа судьи «Habeas corpus ad subjiciendum» – «Ты обязан доставить человека в суд». Предписание хабеас корпус приказывает тем, кто содержит заключенного, привести его к судье в определенное время и место, чтобы суд мог проверить правовые основания его содержания под стражей. Этот приказ может использоваться в уголовных делах, когда лицо содержится в заключении полицией. Он может также использоваться и в гражданских делах, например, по иску об опеке, когда имеющее ребенка лицо получает приказ привести его в суд для определения законности опеки.

Хабеас корпус в Англии.

Практика таких предписаний возникла в английском общем праве в Средние века. Когда парламент в 1641 упразднил деспотический суд Звездной палаты, он также постановил, что лица, заключенные в тюрьму королевской властью или Тайным советом, имеют право на хабеас корпус. Однако этот акт не имел полной силы, и в 1679 парламент принял знаменитый Хабеас корпус акт. Акт 1679 показал решимость парламента установить приоритет этого предписания, установив суровые наказания судьям, которые задерживали без достаточных оснований хабеас корпус, и чиновникам, которые задерживали доставку заключенного после мандата суда. Хабеас корпус акт 1679 стал крупной вехой в истории права, и его принципы вошли в число основных положений о личных правах и свободах.

Исторические аспекты в Америке.

Конституция США, признавая данное предписание как прочно закрепившееся в праве, предусматривает (статья 1, раздел 9), что «привилегия хабеас корпус не может приостанавливаться, за исключением случаев мятежа или вторжения, когда этого требует общественная безопасность».

В Конституции не предрешено, является приостановление хабеас корпус законодательным или исполнительным полномочием. В Англии это полномочие принадлежит только парламенту.

Во время Гражданской войны в США вопрос о приостановлении хабеас корпус возник как неотложная государственная проблема, и ее решение исполнительной властью вызвало серьезные дебаты. Впервые этот предмет привлек широкое внимание в 1861 в деле по заявлению Мерримена, которое рассматривалось старшим судьей Тони в федеральном окружном суде штата Мериленд. Армейский офицер арестовал гражданина в Мериленде и заключил его в форт Макгенри. Получив хабеас корпус, офицер ответил, что уполномочен президентом Линкольном приостанавливать это предписание по своему усмотрению. Судья Тони решил, что только Конгресс вправе приостанавливать предписание.

24 сентября 1962 президент Линкольн, все еще не обладая полномочиями, подтвержденными актом Конгресса, провозгласил приостановление хабеас корпус «в отношении всех арестованных или тех, кто во время мятежа, сейчас или в будущем, будет помещен в любой форт, лагерь, арсенал, военную тюрьму или другое место заключения военными властями или по приговору военного суда или военного комиссара». Чтобы ослабить накал дебатов и рассеять сомнения в законности актов главы исполнительной власти, 3 марта 1863 Конгресс принял закон, который на время мятежа уполномочивал президента приостанавливать хабеас корпус на всей территории США и ввел строгие ограничения, пользуясь которыми федеральные суды могли освобождать заключенных, не обвиненных Федеральным большим жюри с использованием надлежащей процедуры.

Применяя эти полномочия, президент Линкольн 15 сентября 1863 объявил о приостановлении хабеас корпус по делам лиц, обвиненных в преступлениях, связанным с ведением войны. В знаменитом деле по заявлению Миллигана Верховный Суд США в 1866, уже после окончания Гражданской войны, постановил, что истец Миллиган был незаконно лишен привилегии, связанной с освобождением лица, не обвиненного Федеральным большим жюри. С этого решения юрисдикция военных комиссий над гражданскими лицами в штатах, не захваченных и не вовлеченных в мятеж, стала признаваться недействительной.

Во Вторую мировую войну массовая эвакуация иностранцев-японцев и граждан японского происхождения из районов тихоокеанского побережья США, последовавшая за нападением на Перл-Харбор 7 декабря 1941, и образование особого управления по перемещению лиц снова поставили проблему хабеас корпус. В деле по заявлению Эндо (1944) Верховный Суд постановил, что это управление не обладает полномочиями задерживать лояльных граждан-японцев в центрах для перемещенных лиц.

Юрисдикция федерального суда.

Двойственность американской юриспруденции сказывается в сфере хабеас корпус, как и в судопроизводстве вообще, и если не затронут федеральный закон, то применение предписания не относится к юрисдикции федерального суда и решается судами штатов.

Первоначально, по Закону о судоустройстве 1789, предписание хабеас корпус могло выдаваться федеральными судьями, лишь когда лицо находилось в заключении по приказу федеральных чиновников. Однако во время т.н. «нуллификационного кризиса» власти Южной Каролины арестовали федеральных чиновников за применение федерального закона, что привело к корректировке юрисдикции хабеас корпус. Федеральные судьи были наделены полномочиями его предписания во всех случаях, когда лицо заключено под стражу любой властью за совершение действия, преследуемого федеральным законом. Однако суды штатов не обладают полномочиями выдавать предписания федеральным чиновникам, которые содержат лицо в заключении, оставляя, таким образом, федеральному правительству высшую власть в этой пересекающейся сфере.

К настоящему времени институт Хабеас корпус распространен прежде всего в странах англосаксонской правовой системы и в Латинской Америке (он получил закрепление в конституциях и законодательстве ФРГ, Италии, Испании, Австрии и других стран) в качестве наиболее надежной гарантии права на свободу и личную неприкосновенность.

В Российской Федерации попытка ввести подобную habeas corpus процедуру правомерности заключения и содержания лиц под стражей была сделана накануне самороспуска Съезда народных депутатов СССР, когда депутаты 5 сентября 1991 проголосовали за Декларацию прав и свобод человека. Лишь 23 мая 1992 новая процедура вошла в УПК РСФСР и стала использоваться.