Содержание статьи
    Также по теме

    ПРАВОСУДИЕ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЕ

    ПРАВОСУДИЕ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЕ. Правосудие как таковое – деятельность государства, связанная с борьбой с преступностью и правонарушениями и защитой интересов государства и его граждан в судебном производстве, основанном на законах. Восстановительное правосудие – это новый взгляд на то, как обществу необходимо отвечать на преступление, и построенная в соответствии с этим взглядом практика. Оно появилось как попытка решить возникающие при обосновании необходимости уголовного наказания проблемы и предложить альтернативный метод борьбы с преступностью. Это относительно новый подход в мировой пенологии, однако уже достаточно известный в большинстве развитых стран. В настоящее время во многих регионах мира (Европа, Северная Америка, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка) этот подход практикуется при разрешении многих криминальных ситуаций. В конце 1970-х зародилось всемирное движение за восстановительное правосудие. 24 июля 2002 Экономический и Социальный Совет ООН принял Декларацию Основные принципы использования программ восстановительного правосудия в уголовных делах, в которой были зафиксированы цели и методы осуществления восстановительного процесса. С 1998 программы восстановительного правосудия появились в России.

    Основные теоретики данного метода считают, что проблема современной системы уголовных наказаний в развитых странах – это обезличенность пенитенциарной системы в двух основных плоскостях.

    Во-первых, это безразличное отношение к жертве преступления. Казалось бы, система уголовного права и правоохранительных органов направлена на защиту интересов жертвы. На самом деле получается, что жертва устраняется из процесса правосудия на начальном этапе, ее участие в судебном процессе минимально, а главное, не делается почти ничего для того, чтобы возместить жертве моральный ущерб, нанесенный ей в результате преступления. Конечно, существует система выплат штрафов, но зачастую денежная компенсация воспринимается пострадавшим лицом как попытка снять моральную ответственность с преступника, и это недостаточно для того, чтобы справиться с последствиями тяжелой моральной травмы. В худшем случае, жертва может столкнуться с агрессивным отношением и в следственно-правовых органах.

    Во-вторых, это безразличное отношение к индивидуальности преступника в принципе и к трансформации личности преступника после наказания. Преступник воспринимается не как индивид с прошлым и будущим, а в первую очередь как элемент, угрожающий целостности общества. Считается, что, совершив преступление, он сам исключает себя из общества. Даже если подсудимый не приговаривается к лишению свободы, вся процедура суда, дознания и следствия строится на клеймении и отвержении. Тюремное заключение в некоторых странах почти не оставляет осужденному шансов вернуться к нормальной жизни в обществе. Будучи надолго исключенным из ее течения, он теряет психологические навыки существования в обществе и после освобождения становится своего рода парией. Часто единственной возможностью выжить для такого человека остается существование в преступном сообществе, в преступной субкультуре, что еще больше удаляет его от законопослушной жизни.

    Кроме того, осужденный как правило считает себя жертвой обстоятельств и уголовного правосудия, не осознавая зло, причиненное другому человеку.

    Авторы, развивающие идеи восстановительного правосудия, изучая основы современной пенитенциарной системы, предлагают свое толкование этих основ и, как следствие, новые методы борьбы с преступностью.

    Основная этическая категория, на которой строится вся современная система уголовных наказаний – справедливость. Понимание справедливости исторически отличалось разнообразием. Восстановительное правосудие предлагает свой взгляд на данный вопрос.

    Криминологи, работающие в данном направлении, считают, что современная пенитенциарная система – это не более как гигантский эксперимент Нового времени и предлагают вернуться к системе правосудия, существовавшей до становления современной машины правосудия.

    В основе разработок лежит тот этап развития человечества, когда суд над преступником происходил в рамках общины, и именно община, включая родственников преступника, родственников потерпевшего и самого потерпевшего назначали наказание, пользуясь своими представлениями о справедливости. По мнению этих авторов, сама вероятность преступления в таких обществах меньше, поскольку мысль о необходимости смотреть в глаза жертве, особенности воспитания и особенности порицания оказывают больше влияния на человека, чем современное правосудие, которое может воспринимается только лишь как преодолимое препятствие при достижении определенных благ. Ховард Зер, американский правовед и криминолог, работающий в рамках теории восстановительного правосудия, называет, например, в качестве идеала справедливости библейский шалом («шалом», традиционно переводимый как «мир», здесь истолковывается как правильный порядок вещей, гармония). Современное понимание справедливости, по его мнению, характеризуется раздвоенностью: по отношению к социальной сфере мы употребляем понятие «распределительная справедливость», по отношению к сфере уголовного правосудия – воздающая справедливость. «Библейская справедливость…», – пишет Х.Зер в книге Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание, – «…интегрирует обе сферы, воспринимая их как части единого целого. Любое проявление несправедливости в какой бы то ни было области рассматривается как противоречащее идее шалом». В отличие распространенного мнения о том, что библейская справедливость была построена на принципах талиона «око за око, зуб за зуб», Зер находит множество примеров, на которых доказывает, что основным являлось не отмщение, а возмещение ущерба: «наиболее частым результатом разбирательства были возмещение ущерба и компенсация», – пишет исследователь, основываясь на книге Левит. Библейское правосудие – это в первую очередь возможность загладить вред.

    В соответствие с данным пониманием справедливости рассматривается и вопрос ответственности. «Поскольку поведение преступника часто есть результат его безответственности, то просто сообщить ему о назначении наказания – значит позволить уйти от ответственности, поощряя дальнейшую безответственность», – пишет Зер. Ответственность за свои действия, это в первую очередь, понимание и признание нанесенного вреда, во-вторых, действия по возмещению этого вреда. В этом заключается основной смысл теории восстановительного правосудия.

    Каким образом преступник может осознать вред, нанесенный жертве? Ответ на этот вопрос содержится в творчестве другого теоретика данного метода Джона Брейтуэйта и в его книге Преступление, стыд и воссоединение.

    По Брейтуэйту, основным судьей и основным средством в процессе контроля над преступностью выступает стыд. Стыд с этической точки зрения можно определить как «моральное чувство, возникающее в связи с осуждением своего поступка, мотива поведения или какого-либо собственного недостатка. В отличие от совести, которая является исключительно внутренней реакцией нравственного самосознания на нарушение моральных требований, стыд связан с опасением осуждения поступков или недостатков со стороны окружающих»

    Брейтуэйт выделяет два вида стыда: клеймящий стыд и стыд, ведущий к воссоединению. И в первом и во втором случае речь идет об общественной реакции на правонарушение, об ответной реакции преступника и ее последствиях для преступника и общества в целом. Клеймящий или отчуждающий стыд Брейтуэйт рассматривает в соответствие с «теорией ярлыков».

    Считается, что впервые идеи теории ярлыков появились в книге Фрэнка Танненбаума Преступление и община, где утверждается, что человек становится таким, каким его характеризуют, независимо от того, кто выносит эту оценку – тот, кто наказывает, или тот, кто перевоспитывает. Человек, получает ярлык преступника, что влечет за собой понижение общественного статуса и особое отношение со стороны окружающих. В результате он начинает вести себя в соответствие с ожиданиями общества «ощущает собственную маргинальность, его влечет к субкультурам, которые способны обеспечить поддержку для социально отклоняющегося поведения, он начинает прочно идентифицировать себя с преступной ролью». Некоторые сторонники теории ярлыков утверждают, что этот процесс необратим. Для того, чтобы избежать «стигматизации», такие авторы предлагают сводить к минимуму обсуждение преступных действий, и исключить саму возможность общественного порицания. Брейтуэт соглашается с тем, что такие последствия могут иметь место, когда речь идет о клеймящем стыде: «…отчуждающий стыд как следствие клеймения способствует расколу общества путем создания касты отверженных. Большая часть усилий направляется на то, чтобы заклеймить девиантное поведение, в то время как устранению клейма, прощению и воссоединению уделяется весьма незначительное внимание». Негативные последствия общественного порицания, описанные последователями теории ярлыков, по мнению Брейтуэйта, можно избежать в том случае, если отказаться от клеймящего стыда в пользу стыда воссоединяющего, на основании которого и предлагается построение новых методов работы с преступными элементами. «Воссоединяющий стыд – это реакция на такое выражение общественного неодобрения – от мягкого упрека до церемонии снижения статуса, за которыми непременно следуют ритуалы обратного принятия преступника в общину законопослушных граждан. Эти ритуалы могут быть самыми разнообразными, начиная с простых жестов, например улыбки, выражающей любовь и прощение, и заканчивая вполне официальными церемониями, направленными на аннулирование девиантного обозначения». Воссоединяющий стыд, в отличие от стыда клеймящего, смысл которого в том, чтобы выделить человека из социума и изолировать его, приводит к раскаянию и включению человека, преступившего закон, обратно в социум.

    Каким образом можно добиться того, чтобы стыд был именно воссоединяющим, а не клеймящим, ведь грань между ними достаточно расплывчата. Для того, чтобы понять, как Брейтуэйт пытается реализовать эту модель, необходимо вспомнить основную характеристику категории стыда – это осуждение своего поступка, связанное с ожиданием реакции окружающих. Последствия осуждения поступка, по Брейтуэйту, связаны в первую очередь с качеством окружения и с изначальными установками, принятыми в обществе.

    Окружение должно быть значимым для человека, а общество должно быть изначально ориентировано не на отторжение, а на прощение.