Содержание статьи
    Также по теме

    ТИ-ЮН

    ТИ – ЮН. Терминологическое словосочетание, имеющее три основных значения в китайской философии.

    1. «[Оформленная] сущность/реальность и [ее] функция/атрибут». Первый член терминологической пары относится ко второму как целое к части. Впервые в указанных значениях понятия «ти1» («тело/основа») и «юн2» («применение») фигурируют, видимо, в Сюнь-цзы (4–3 вв. до н.э.): «Множество вещей соединены в пространстве, но различаются своей [оформленной] сущностью (ти1), [даже утилитарно] негодное имеет свою функцию (юн1) по отношению к человеку» (гл. Фу го – «Обогащение государства»). У Ван Чуаньшаня (17 в.) ти1 – это «реальное наличие» (ши ю), о существовании которого можно судить по его атрибутам (юн2) (Чжоу и вай чжуаньВнешний комментарий к «Чжоуским переменам», цз. 2). Сунь Ятсен интерпретировал проблему ти – юн как соотношение материи и духа (цзиншэнь), который является неотъемлемым свойством материи (Цзюньжэнь цзиншэнь цзяоюйВоспитание духа военных). В современной философии знак ти1 используется для передачи понятий «бытие» (бэнь ти, буквально: «изначальное тело») и «субстанция» (ши ти, буквально: «реальное тело»). Сюн Шили (20 в.) в развитие рассматриваемой здесь традиционной концепции предложил тезис о «недвойственности ти1 и юн2» (ти юн бу эр).

    2. «Основа/субстанция – проявление / акциденция» (более узкое значение: «ноумен – феномен»). Здесь соотношение ти1 и юн2 более дихотомично. В этом аспекте проблему ти – юн начал разрабатывать Ван Би (3 в.), у которого в качестве вселенской «основы» ти1 фигурировало «отсутствие/небытие» (у1, см. Ю – У). Пэй Вэй (3 в.), напротив, объявил «основой» «наличие/бытие»-ю (Чун ю луньО почитании наличия/бытия). Ван Аньши (11 в.) в качестве единой «основы/субстанции» рассматривал «изначальную пневму» (юань ци1), пребывающую в состоянии «покоя» (цзин2, см. ДУН – ЦЗИН), тогда как ее циркуляция «между Небом и Землей» создает все множество «акциденций/феноменов» (Лао-цзы чжуКомментарий к «Лао-цзы»). У главных основоположников неоконфуцианства Чэн И (11–12 вв.) и Чжу Си (12 в.) в роли «основы» фигурируют структурообразующие «принципы»-ли1, а в качестве «проявления» – «образы» (сян1, см. СЯН ШУ ЧЖИ СЮЭ) мироздания. Чжу Си перенес дихотомию ти – юн также на соотношение «[индивидуальной] природы» (син1) и «чувств» (цин2) (Чжу-цзы юй лэйВысказывания Чжу-цзы, классифицированные по родам, цз. 5). Принцип ти – юн как обозначение дихотомии «основа – проявление» использовался в «нумеролотических» медицинских расчетах (иероглиф «ти1» обозначал пораженную систему организма – орган и т.п., а иероглиф «юн2» – другую систему, функционально связанную с пораженной и потому выбранную для оказания на нее лечебного воздействия).

    3. Дихотомия «принцип (основа) – применение (второстепенное)». Введена теоретиком политики «самоусиления» Чжан Чжидуном (19 – начало 20 в.), предложившим использовать «китайскую науку в качестве основы, западную науку для [утилитарного] применения (чжун сюэ вэй ти, си сюэ вэй юн). Чжан Чжидун исходил из положения о том, что «китайская наука упорядочивает тело/личность (шэнь2) и сердце (синь1), западная наука нужна для мирских дел» (Цюань сюэ пяньСоветы [по поводу] наук). Под «китайской наукой» понимались духовно-культурные и идеологические принципы, под «западной» наукой» – естественнонаучные дисциплины и технические достижения. Этот тезис о соотношении китайской и западной «наук» в сокращенной формулировке («китайское в качестве основы, западное для применения») впоследствии толковался весьма широко, в целом подразумевая преемственность духовной и культурной традиции при дозированном заимствовании западного опыта.