Содержание статьи

    БЛАГОРАЗУМИЕ

    БЛАГОРАЗУМИЕ – качество характера, принцип действия, ориентирующий человека (группу) на достижение максимального собственного блага (счастья).

    По Аристотелю, главное дело благоразумного (рассудительного) состоит в принятии правильных решений относительно блага и пользы для себя в целом – для хорошей жизни. С помощью благоразумия человек способен выбрать правильные средства для этой цели в конкретной ситуации и осуществить его в поступке. Благоразумие отличается от научного знания и постижения с помощью разума наиболее ценных по своей природе вещей тем, что оно связано с человеческим благом, нацелено на принятие правильных для его осуществления решений. Аристотель подчеркивает, что быть благоразумным означает не просто знать, но быть способным совершать в соответствии со знанием поступки. Если научное и философское знание имеет дело с предельно общими, не допускающими обоснования определениями, то благоразумие предполагает знание не только общего, но и даже в большей степени частного, поскольку имеет дело с принятием решений и совершением поступков в конкретных (частных) обстоятельствах. И благоразумный как способный к принятию решений умеет добиться высшего из осуществимых в конкретном поступке благ. Если мудрость обретают посредством ума, то рассудительность – посредством опыта и особого чувства, сходного с убежденностью. Своеобразие благоразумия государственных мужей в трактовке Аристотеля заключается в направленности их решений и поступков на благо государства. Значимость благоразумия в государственных делах, по Аристотелю, состоит в том, что собственное благо граждан невозможно вне зависимости от хозяйства и устройства государства.

    Фома Аквинский, опираясь на идеи Аристотеля и других предшественников в греко-римской и иудейско-христианской традициях, развивал концепцию благоразумия как одной из кардинальных добродетелей наряду с умеренностью, мужеством и справедливостью. Он определял благоразумие как правильное рассуждение в приложении к действию, или как мудрость в человеческих делах. Благоразумие проявляется в выборе конкретных поступков как средств для приближения к конечной цели блаженства, выражающего благость божественного миропорядка. Высшая трансцендентная цель в концепции Фомы определяет положительную нравственную ценность благоразумия. Он отличает подлинное благоразумие от ложного, которое состоит в выборе адекватных средств для имморальной цели, и от несовершенного – которому по той или иной причине не хватает полноты. Фома подчеркивает, что подлинное благоразумие состоит в устойчивой привычке поступать согласно добродетели и предполагает совершение правильных поступков, на правильных основаниях, в правильное время. Для этого необходимы разумность, способность разбираться в конкретной ситуации, память, умение принимать советы, опыт, способность предвидеть последствия своих поступков.

    Начиная с Нового времени, в философии и в обыденном сознании понятие личного блага утрачивает необходимую для античной и средневековой культуры связь с высшим благом. Поэтому допускается, что благоразумие как умение и стремление осуществлять личный или групповой интерес и тем самым добиваться длительной выгоды, благополучия, может быть нейтральным с точки зрения морали, но также может оказаться в конфликте с ней. Так, А.Смит описывает два вида благоразумия. Благоразумие первого вида направлено на достижение «спокойного и обеспеченного положения». Для благоразумного в данном смысле человека не характерны предприимчивость, страстность, увлеченность. Он скорее осмотрителен, бережлив, неизменно воздержан, неутомимо трудолюбив, спокойно благожелателен и т.п. Такое благоразумие, считает Смит, похвально, но оно может вызвать лишь холодное уважение, но никогда не вызовет ни восхищения, ни любви. Благоразумие же второго вида принадлежит к более ценным, заслуживающим восхищения добродетелям. Его достоинство определяется более высокой, нежели здоровье, состояние, репутация, целью. Благоразумными в данном смысле являются великие полководцы, общественные деятели, законодатели. Такое благоразумие в прошлом было свойственно мудрецу-академику или перипатетику. Оно соединено с доблестью, с любовью к человечеству, «со священным уважением справедливости», с геройством, предполагает «талант и счастливое умение действовать во всех ситуациях наивозможно наилучшим образом», а также сочетание «превосходной головы с превосходным сердцем». Впоследствии И.Кант отделил благоразумие от морали. Он показал, что нравственный закон не определяется никакой внешней по отношению к нему целью. Благоразумие же направлено на естественную цель – счастье, и благоразумный поступок является лишь средством для нее.

    Попытки реабилитировать благоразумие и вернуть его в сферу морали предпринимались в утилитаризме (см. также раздел УТИЛИТАРИЗМ в статье СПРАВЕДЛИВОСТЬ). Например, Генри Сиджвик считал благоразумие одним из ключевых (наряду со справедливостью и благожелательностью) принципов морали. Он сформулировал этот принцип в форме требования в равной мере заботиться обо всех частях своей жизни и не предпочитать сиюминутное благо большему благу, достижимому лишь в будущем. В современной философии попытки восстановить нравственный статус благоразумия предпринимаются в рамках этики добродетели. Основное усилие при этом направлено на критику расхожих в философии и обыденном сознании представлений о благоразумии как о корыстном следовании собственному интересу непременно в ущерб интересам других людей. Реабилитация благоразумия в современной моральной философии также предполагает восстановление его значения как практической мудрости, то есть как способности поступать в конкретных обстоятельствах наилучшим образом. Наилучшим образом – значит ориентируясь если не на морально возвышенную, то по крайней мере – на морально оправданную цель.

    Ольга Артемьева