Также по теме

МОРАЛЬ

МОРАЛЬ (от лат. moralitas – традиция, народный обычай, нрав-характер), то же, что нравственность. В живом, т.е. обычном языке под моральным чаще всего понимается хорошее, доброе, правильное, под аморальным – дурное, злое, неправильное. Как понятие философии, т.е. в более строгом и узком смысле слова мораль – это ценности и нормы (правила), регулирующие поведение людей. В сферу морали попадает как добро, так и зло, как справедливое, так и несправедливое. Следовательно, с философской точки зрения, моральное – это то, что имеет отношение к морали. Моральному противостоит внеморальное – к морали отношение не имеющее. Значит, для понимания того, что такое мораль, важно по крайней мере знать, в чем состоит добро и зло, справедливость и несправедливость, добродетель и порок.

Первый круг рассмотрения морали – это сфера ценностей (оценок) и норм (правил). Однако не всякие оценки и не всякие нормы можно отнести к морали. «Певец прекрасно исполнил арию» – это оценочное высказывание, оценка; а требование: «Проезд в автобусе следует оплачивать сразу, не дожидаясь следующей остановки» – это нормативное высказывание, правило. Но являются ли эта оценка и это правило нравственными? Мы можем предполагать, что певец, арию которого мы прослушали с наслаждением, – замечательный человек, но непременной связи здесь нет: талантливый певец (или художник, или поэт) может и не быть образцом добродетели. Так же и своевременную оплату проезда в автобусе без кондуктора можно оценить как выполнение правила или обязательства, согласно которому транспортная компания обязуется перевезти пассажира, а пассажир – оплатить проезд. Но дисциплинированность и обязательность также не есть проявления нравственного совершенства.

Предварительно мораль можно определить как систему норм и ценностей, которые, в конечном счете, ориентируют человека на благо других людей. Эти нормы и ценности обращены к человеку, и они так устроены, что требуют не только добродетельных и справедливых действий, но также, чтобы эти действия были совершены намеренно и в результате свободного и бескорыстного решения человека.

Рассмотрим, к примеру, правило «Следует помогать слабым». Можно ли сказать, исходя из его содержания, что оно морально и что человек, его выполняющий, добр? Однозначно ответить на вопрос нельзя. Один помогает слабым, считая, что выполняет Божью заповедь, а все заповеданное Богом надо исполнять хотя бы для того, чтобы спастись. Другой помогает слабым, видя в этом исполнение требований определенного авторитета (лица или группы), имеющего к тому же власть воздавать по вине и заслугам; третий помогает демонстративно, в надежде на одобрение окружающих; четвертый помогает в расчете на то, что в случае необходимости помогут и ему; пятый помогает, если светит солнце и на душе радостно, т.е. по настроению; шестой оказывает помощь потому, что видит в этом выражение человечности, учтивости и т.д. Итак, перед нами одно и то же правило и одинаковые по своему внешнему проявлению действия. Однако различие в мотивах, по которым совершается действие, внешне отвечающее определенному стандарту, дает нам в данном случае вместо одного – несколько различных поступков. С философской точки зрения, поступок сам по себе, «по природе» не является моральным. Моральность определяется контекстом. Правда, в данном случае можно сказать, что это правило приведено в свернутом виде; предполагает же оно, что следует помогать слабым, именно проявляя заботу о них, жертвуя своими интересами. Но это – дополнение, которое не столько уточняет правило, сколько указывает на другое, более общее, в котором дан фундаментальный принцип морального действия вообще.

Золотое правило нравственности.

Чтобы стало яснее, что такое мораль, обратимся к правилу, которое, как нам достоверно известно из исторических, религиозных и литературных источников, получило распространение во всех относительно развитых культурах и у всех народов. Речь идет о так называемом золотом правиле нравственности. В наиболее известной форме оно гласит: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Евангелие от Луки, 6:31). В более широком этическом ракурсе развитой морали золотое правило нравственности имеет двойную проекцию, расширяющую ее потенциальное этическое содержание. Одна проекция – в сторону исторически и нормативно неразвитой («инверсивной») формы. И она указывает на правило талиона.

Талион

– (лат. talion, oт talio – возмездие, равное преступлению, от talis – такой же), которое в развернутом виде гласит: «душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб» (Книга Исхода, 21:24-26). Одним из ранних оформлений талиона в законодательстве были Законы Хаммурапи (свод законов Древнего Вавилона, созданный в конце царствования Хаммурапи около 1760 до н.э.). В философски обобщенной форме правило талиона гласит: «В ответ на нанесенный ущерб поступай по отношению к окружающим (чужим) так, как они поступают по отношению к тебе и твоим сородичам». Из этой формулировки видно, что действие по правилу талиона должно быть обращенным на того, кто нанес ущерб или на его близких и его результаты должны быть соразмерны нанесенному ущербу. Правило талиона регулировало действия, ответные на совершенное зло. Действия, ответные на совершенное добро, определялись правилом благодарности. Если правило талиона детализировалось и градуировалось под разные ситуации, то правило благодарности всего лишь требовало отвечать добром на добро.

Особенности талиона как нормативно-регулятивного механизма состоят в следующем: а) это – правило, регулирующее реактивные, или ответные действия; б) регулируемые талионом ответные действия направлены на наказание нарушителя справедливости, либо на взимание компенсации за нанесенный ущерб; в) по своему содержанию действия, регулируемые талионом, обращаемы, или взаимны: ответное действие направлено на нарушителя справедливости (ср. «Как он поступил со мною, так и я поступлю с ним, воздам человеку по делам его» (Притчи, 24:29)); г) талион не только направлен на восстановление попранной справедливости, он требует соблюдения справедливости и наказания нарушителя; требуя возмездия, талион ограничивает меру возмездного действия критерием адекватности преступлению и нанесенному ущербу; существенно при этом, что талион угрожает, и в угрозе заключается его основная санкция; д) стандарт справедливости, предполагаемый талионом, ситуативен в своем приложении, однако как принцип действия он надсубъективен: всегда надо поступать в соответствии с ситуацией, однако мера справедливости, задаваемая требованием равенства, не зависит ни от ситуации, ни от того, кто именно в эту ситуацию включен.

Заповедь любви.

Другая проекция золотого правила – в сторону содержательно наполненной и ценностно определенной («прогрессивной») формы. Это формула заповеди любви, которая в христианском учении известна как сдвоенная заповедь любви к Богу и любви к человеку: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя» (Евангелие от Луки, 10:27).

Что касается заповеди любви, то следует отметить, что хотя она и была выше указана в качестве «прогрессивной» проекции золотого правила, в своих отдельных формах – как требование любви к Богу, с одной стороны, и требование любви к ближнему, с другой, – она появляется исторически ранее золотого правила. В Ветхом Завете, например, она дана фактически параллельно закону талиона. Однако, говоря о заповеди любви, мы принимаем во внимание те изменения, которые с ней происходят в христианском учении. В Ветхом Завете в качестве ближнего, к которому должно относиться с любовью, понимался одноплеменник и единоверец. В Новом Завете под ближним мог уже пониматься любой человек, даже враг и гонитель.