Содержание статьи
    Также по теме

    СЮНЬ-ЦЗЫ

    СЮНЬ-ЦЗЫ, учитель Сюнь, Сюнь Куан, Сюнь (Сун) Цин, один из крупнейших философов древнего Китая, первым осуществивший универсальную интерпретацию классических текстов Пятиканония (У цзин, см. ШИ САНЬ ЦЗИН) и представивший свое учение в систематическом виде, что нашло отражение в хорошо сохранившемся названном его именем трактате Сюнь-цзы. Основные достоверные сведения о его жизни изложены Сыма Цянем (2 в. до н.э.) в Ши цзи (цз.74) и Лю Сяном (1 в. до н.э.) в предисловии к Сюнь-цзы.

    Родился ок. 313 или ок. 298 до н.э. в государстве Чжао, входившем в число «срединных» (чжун), т.е. противопоставленных «варварской» периферии китайской ойкумены. Совершал поездки в государства Цинь, Ци и Чу, где побуждал правителей к практической реализации своих социально-политических и этико-правовых идей. В Ци возглавил академию Цзи ся. Будучи там оклеветанным, в 255 до н.э. переехал в «варварское» государство Чу, где был назначен правителем уезда Ланьлин и получил почтительное прозвище Цин – Министр. После отстранения от этой должности в 238 до н.э. всецело отдался научной и педагогической деятельности, протекавшей, в частности, в организованной им школе. В этот период безрассудных междоусобиц, предшествовавших победе государства Цинь и установлению одноименной «безумной» династии (221–207 до н.э.), Сюнь-цзы, «стремившийся стать совершенномудрым, прикинулся сумасшедшим (куан)» (Сюнь-цзы, гл. 32). В трактате 1 в. Янь те лунь («Суждения о соли и железе», гл. 18) сообщается, что когда ученик Сюнь-цзы Ли Сы стал первым министром (сян) у циньского императора Ши-хуан-ди, он «объявил голодовку». Следовательно, Сюнь-цзы мог еще жить в начале эпохи Цинь. По словам Лю Сяна, «испорченный мир не был способен использовать» его «легко применимое» учение, и «этот человек скончался в простонародных трущобах, а его его достижения и заслуги не стали зримыми в мире». Согласно свидетельству Сыма Цяня, Сюнь-цзы умер ок. 238 или ок. 215 до н.э. и был похоронен в Ланьлине, оставив после себя «произведения в несколько десятков тысяч слов».

    Это письменное наследие первым отредактировал Лю Сян, сличивший 322 главы и удаливший из них 290 дублирующих. В итоге он составил «Новую книгу Сунь Цина» (Сунь Цин синь шу), состоящую из 32 глав. Принятая ныне архитектоника и название трактата появились в издании его первого комментатора Ян Ляна в 818. Наиболее выверенные и тщательно прокомментированные тексты Сюнь-цзы были опубликованы Ван Сяньцянем (1842–1917) в 1891 (Сюнь-цзы цзи цзе – «Сюнь-цзы с собранием разъяснений», включен вторым томом в стандартную серию Чжу цзи цзи чэн – «Корпус философской классики», Шанхай, 1935; Пекин, 1954), Лян Цисюном в 1956 в Пекине (Сюнь-цзы цзянь ши – «Сюнь-цзы с простыми толкованиями»), Сюн Гунчжэ в 1975 в Тайбэе (Сюнь-цзы цзинь чжу цзинь и – «Сюнь-цзы с современным комментарием и переводам») и философским факультетом Пекинского университета в 1979 (Сюнь-цзы синь чжу – «Сюнь-цзы с новым комментарием»). В изданиях Ван Сяньцяня (Као чжэн – «Текстологическое введение») и Пекинского университета, а также трудах Лю Жулиня и Ло Гэньцзэ реконструирована биография Сюнь-цзы. Современный текст Сюнь-цзы, как и у Лю Сяна, состоит из 32 глав, среди которых 21 с большей вероятностью написана самим Сюнь-цзы, из 11 же остальных 5 (7-я, 8-я, 15-я, 16-я, 24-я) созданы с той или иной долей его участия, а шесть последних – уже учениками, возможно, после его смерти.

    Трактат переведен на английский (H.Dubs, 1921; B.Watson, 1963; J.Knoblock, 1988–1990), немецкий (H.Köster, 1967), японский (Сасакава Римпу, 1920; Хаттори Унокити, 1922; Каная Осаму, 1962), современный китайский (Сюн Гунчжэ, 1975) и русский (В.Ф.Феоктистов, 11 глав) языки.

    Восприняв даосский натурализм, Сюнь-цзы решительно отсек характерный для протофилософских и раннеконфуцианских памятников религиозно-волюнтаристский смысл понятия «небо» (тянь) и ограничился его истолкованием либо как части вселенной, составляющей пару земле и входящей в «триаду» (сань, см. СЯН ШУ ЧЖИ СЮЭ) с землей и человеком, либо как самое природу (естественность), порождающую все вещи и человека. В специально посвященной этой категории главе 17 Тянь лунь («Суждения о небе») дано определение неба как «лишенного телесной формы (син2)» и «совершающего» (чэн2) все в мире, имея своим «назначением» (чжу9) – «совершать без [целенаправленного] деяния (вэй) и достигать (дэ2) без стремления». «Действиям (син3) неба присуще постоянство (чан)», и продуктом этой законосообразной, но не преднамеренной деятельности является человек во всей полноте своих физических и психических качеств: «Когда небесное назначение установлено и небесный результат получен, образуется телесная форма и рождается дух (шэнь)» Производные отсюда эмоции суть «небесные чувства (цин)», органы чувств – «небесные чиновники (гуань)», а руководящее ими сердце – «небесный государь (цзюнь)».

    Радикальная натурализация неба повлекла за собой не только отрицание ранее приписывавшихся ему божественных и сверхъестественных сил, но и признание за человеком возможности «познания неба» и «подчинения (чжи8) небесного предопределения (мин)», т.е. определенного контроля над природой и собственной судьбой. То, что «совершенномудрый человек действует, не стараясь познать небо», означает отказ от попыток произвольного воздействия на естественные процессы, но все-таки доступное людям «познание неба» подразумевает согласную с природным порядком вещей успешную жизнедеятельность. При таком подходе «благородный муж почитает находящееся в себе» и «сбережение неба само приводит к сбережению Пути-дао».

    Последняя категория стала у Сюнь-цзы выражением субстанциального единства мироздания и одновременно обобщением всех его закономерностей, как объективных, так и субъективных: «Тьма вещей является одним боком Пути-дао» (гл. 17), который при этом находит свой «предел» (цзи2) в совершенномудром человеке (гл. 12). Пределом человеческого Пути-дао выступает благопристойность (ли2) (гл. 19). Познание Пути-дао предполагает его «телесное воплощение» (ти) (гл. 21). Постоянный в своей телесной сущности (ти), Путь-дао бесконечно изменчив, поэтому в отличие от обычных вещей неопределим по одной из своих сторон (гл. 21; ср. Лунь юй, VII, 8). Посредством великого Пути-дао изменяются (бянь), трансформируются (хуа) и завершаются (чэн2) все вещи (гл. 31). Следование Пути-дао предполагает обуздание страстей (гл. 20), индивидуальное накопление благодати (цзи дэ) (гл. 8), его предварительное выявление (бяо) (гл. 17) и познание. Последнее – задача сердца, исполненного пустоты, сосредоточенности и покоя, что заимствовано у Сун Цзяня и Инь Вэня (см. ГУАНЬ-ЦЗЫ). Знание Пути-дао дает возможность «взвешивать» (хэн) всю тьму вещей (гл. 21). Наряду с «предельным» (чжи9) (гл. 8, 12), «великим» (да) (гл. 12, 31), «генеральным» (гун2) (гл. 12, 13, 16), «всеохватным» (чжоу) (гл. 5, 21), «упорядочивающим» (чжи6) (гл. 5), свойственным «благородному мужу» (гл. 4, 19) существует «малый» (сяо) (гл. 18), «беспорядочный» (луань) (гл. 5), «порочный» (се) (гл.8), «развратный» (цзянь) (гл. 7, 8, 10), «воровской» (тоу) (гл. 10), а также присущий «ничтожным людям» (сяо жэнь) (гл. 4), «беспорядочным людям» (луань жэнь) (гл. 16), «развратным людям» (цзянь жэнь) (гл. 19) Путь-дао.