Содержание статьи
    Также по теме

    ДЕСКРИПТИВИЗМ

    ДЕСКРИПТИВИЗМ, направление американской лингвистики 1920–1950-х годов. Основоположником дескриптивизма и его главным теоретиком считается Л.Блумфилд. На формирование концепции дескриптивизма в решающей степени повлияла исследовательская практика ученых США, занимавшихся изучением языков и культур американских индейцев. Эти языки могли описываться лишь синхронно, у исследователей не было никаких данных об их истории; большие трудности вызывало членение текстов на слова, непонятными оказывались многие грамматические и лексические значения, исследователь не мог ввиду большой разницы культур свободно овладеть изучаемым языком и должен был постоянно обращаться с вопросами к его носителю-информанту. Более того, то, что удавалось узнать об этих языках, плохо сочеталось с привычными представлениями о том, как отображается мир в языке, в результате чего казавшиеся естественными и поэтому единственно возможными европоцентрические семантические модели, казалось, утрачивали свой универсальный статус.

    Осознание всего этого массива новых фактов имело разнообразные и далеко идущие последствия для лингвистики. Одним из них было возникновение гипотезы «лингвистической относительности» («гипотеза Сепира – Уорфа») о принципиальной несопоставимости языковых картин мира и их определяющем влиянии на мышление говорящих на различных языках людей (см. ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ ГИПОТЕЗА; ЭТНОЛИНГВИСТИКА). Другим следствием было возникновение дескриптивизма как исследовательской программы. Основная его идея заключается в том, что если уж не существует универсальных законов устройства языка (или если мы, во всяком случае, этих законов не знаем), то все, что можно и нужно сделать, – это разработать универсальные процедуры открытия этих законов, т.е. универсальные методы описания языка. Впоследствие эта программа называлась также построением «модели деятельности лингвиста», или «открытия грамматики», понимаемых как вариант овладения родным языком в процессе речевого развития ребенка, который, как известно, способен естественным путем освоить любой язык, сколь бы экзотическим с чьей-либо точки зрения он ни был.

    Дополнительными факторами, повлиявшими на формирование дескриптивизма, были, с одной стороны, принципиальный для развития лингвистики и культурологии отказ от традиционного представления о существовании «примитивных» языков, связанный прежде всего с именем Ф.Боаса, а с другой – общий неопозитивистский контекст науки первой половины 20 в. с ее ориентацией на формальную строгость выводного знания и экпериментальную проверяемость знания эмпирического, а также с претензией на универсальный характер естественнонаучной методологии.

    Все эти факторы в своей совокупности стимулировали возникновение лингвистического подхода, который мог бы применяться к любому языку. Важными составляющими этого подхода были изучение языка в отрыве от его истории, выработка строгих формальных исследовательских процедур, преимущественное внимание к форме, а не к значению, рассмотрение языка как объекта, внешнего по отношению к лингвисту. Этот подход начал проявляться уже у Боаса, оказавшего влияние на своего ученика Л.Блумфилда. Последний, кроме того, находился под сильным влиянием современной ему американской психологии (см. БИХЕВИОРИЗМ В ЛИНГВИСТИКЕ). Идеи европейского структурализма, в частности, Ф. де Соссюра, не оказали на Блумфилда большого влияния (хотя книга Ф. де Соссюра была ему известна), однако положения дескриптивизма имели с этими идеями несомненное сходство, что в большей степени объяснялось общими закономерностями научного развития и дало в дальнейшем основание рассматривать дескриптивизм как одну из классических структуралистских школ наряду с европейскими ветвями структурализма. При этом свойственные в той или иной степени всему структурализму интерес к форме и взгляд на язык с позиции внешнего наблюдателя были доведены в дескриптивизме до крайне резких пределов.

    Блумфилд, разработавший указанные выше принципы в книге Язык (Language, 1933; переиздается в США поныне, рус. пер. 1968), пытался совмещать исследование языка по образцу естественных наук с изучением психологии языка. Его последователи сосредоточились íà естественнонаучном подходе, разрабатывая строгие и применимые и идеале к любому языку исследовательские процедуры.

    Главным достижением дескриптивизма является так называемый дистрибуционный анализ, состоящий в детальном (в идеале исчерпывающем) изучении всех окружений (дистрибуций), в которых встречается та или иная языковая единица. Дистрибуции, как считалось, определяли свойства данной единицы и давали возможность выделять и отождествлять ее различные варианты.

    В течение нескольких десятилетий дескриптивизм господствовал в США, в его рамках работало значительное число лингвистов; более того, именно в период господства дескриптивизма в США из Европы стал перемещаться центр мировой лингвистической мысли. Во многом в результате деятельности дескриптивистов лингвистика перестала восприниматься широкой общественностью как сугубо историческая дисциплина, хотя саму программу синхронного описания провозгласил еще Ф. де Соссюр.

    Дескриптивизм не был абсолютно монолитным течением; среди теоретических дискуссий в его рамках необходимо отметить, в частности, дебаты между сторонниками «поиска Божественной Истины» (God's Truth approach) и приверженцами «фокусничества» (Hocus-Poсus approach): первые призывали как-то считаться с реальностью и учитывать ее во внутреннем устройстве предлагаемых моделей, тогда как вторые тяготели к логически безукоризненным, хотя интуитивно часто неприемлемым решениям (в ранней кибернетике, развивавшейся в определенном взаимодействии с идеями дескриптивизма, сходный подход получил название «принципа черного ящика»).

    Наиболее последовательное выражение идеи дескриптивизма нашли в книге З.Харриса Метод в структурной лингвистике (Method in Structural Linguistics, 1947; поздние переиздания выходили под названием Structural Linguistics). Харрис исходил сугубо из позиции внешнего наблюдателя, в начале исследования принципиально не владеющего изучаемым языком. Этот наблюдатель, воспринимая звуковые (или, в случае дешифровки, письменные) последовательности, находит в них определенные регулярности: некоторые последовательности постоянно повторяются, некоторые сочетания последовательностей встречаются с частотой, превышающей среднестатистическую, а другие не встречаются вообще и т.д. Достаточно долгое наблюдение, согласно Харрису, дает возможность расчленить текст на единицы, а для единиц – выявить дистрибуцию. Процедура выделения и классификация повторяющихся частей высказываний универсальна и может применяться в отношении любых единиц. В частности, одна и та же методика должна применяться и в фонологическом, и в морфологическом анализе; порядок анализа также может быть каким угодно, нельзя только смешивать разные уровни анализа. По Харрису, фонологический и морфологический ярусы языковой системы отличаются друг от друга лишь количественно, имея принципиально одинаковое строение.

    Такой подход, по мнению Харриса, не предполагает обращения к значению, которое он считал излишним для лингвистического анализа: различиям в значении всегда будут соответствовать различия в дистрибуции, выявить которые гораздо легче. Однако дистрибуции реальных единиц языка оказывались, особенно в морфологии, слишком многочисленными и сложными. Поэтому Харрис «на данной ступени развития лингвистики» допускал обращение к «данным о реакции слушающего». Иными словами, было запрещено использование знания языка лингвистом, но допускалось обращение к знающему язык информанту, также элементу внешнего мира.

    Близки к Харрису по своим взглядам были Б.Блок (1907–1965), Дж.Л.Трейджер (1906–1992) и др. В то же время более умеренные дескриптивисты не отказывались от значения и совмещали идеи дескриптивизма со взглядами, восходящими к Э.Сепиру.

    Лингвисты, работавшие в рамках дескриптивизма, значительно продвинули разработку методов синхронного анализа языков, прежде всего в фонологии и морфологии (синтаксис в дескриптивизме был разработан слабее, хотя, например, о трансформациях и анализе дискурса первым заговорил тот же Харрис); они, безусловно, в значительной мере способствовали повышению точности лингвистических описаний (в качестве идеала рассматривалось превращение лингвистики в естественную науку). Было описано значительное число языков, в том числе ранее не изученных.