Содержание статьи

    ЛЕКСЕМА

    ЛЕКСЕМА (от греч. lexis – слово, выражение), слово, рассматриваемое как единица словарного состава языка в совокупности всех его конкретных грамматических форм и выражающих их флексий, а также всех возможных значений (смысловых вариантов); абстрактная двусторонняя единица словаря. Представляя собой совокупность форм и значений, свойственных одному и тому же слову во всех его употреблениях и реализациях, лексема характеризуется как формальным, так и смысловым единством.

    Термин «лексема», предложенный в 1918 А.М.Пешковским и вошедший в Грамматический словарь Н.Н.Дурново (1924), в дальнейшем получил содержательное наполнение в трудах В.В.Виноградова (1938, 1944, 1947), А.И.Смирницкого (1954, 1955) и А.А.Зализняка (1967), разрабатывавших критерии парадигматического разграничения и отождествления реально встречающихся в речи «эмпирических» слов, т.е. отнесения их к одной или к разным лексемам. При сохранении единства понятия «слово» термин «лексема» дает возможность разграничить его парадигматические свойства (и тогда употребляется термин «лексема») и его синтагматические свойства (в этом случае употребляется термин «словоформа»). Термин «лексема» в этом смысле употребляется большинством отечественных авторов (Т.В.Булыгиной, И.Г.Милославским, А.К.Поливановой и др.).

    Лексема как абстрактная единица языка реализуется в тексте своими конкретными вхождениями (экземплярами); текстовый экземпляр лексемы иногда называют «лексом» (Ю.С.Маслов); количество лексов (т.е. словоупотреблений) одной лексемы в данном тексте (или в корпусе текстов, или в речевом фрагменте) называется ее частотностью, измеряется в лексической статистике и описывается в частотных словарях.

    Отвлечение от грамматических форм проявляется у лексемы в том, что словоформы, различающиеся только грамматических значением, например «стола – столу» и т.п., не считаются отдельными лексемами, но образуют парадигму, т.е. систему грамматических «аллолексем» (Ю.С.Маслов) (т.е. словоформ одной лексемы). С парадигматической точки зрения лексема во флективных языках представляет собой результат абстракции отождествления словоформ, реально встречающихся в речи. «Исходная» (словарная) грамматическая форма лексемы, помещаемой в словаре в качестве заголовка словарной статьи, в действительности есть лишь одна из форм, условно представляющая лексему (С.Е.Яхонтов). Противопоставление лексемы словоформе, выработанное на материале флективных языков, не может механически переноситься на агглютинативные и изолирующие языки, так как ведет к искусственным решениям (постулирование многочисленных нулевых аффиксов, грамматической омонимии и пр.).

    Отвлечение от отдельных лексических значений проявляется в том, что лексико-семантические варианты, различающиеся только по смыслу и лишь частично, не считаются отдельными лексемами (ср. трактовку А.А.Потебни, который считал, что «малейшее изменение в значении слова делает его уже другим словом»), а образуют единую систему «слово-значений» («лексико-семантических вариантов», по Смирницкому, или «семантических аллолексем», по Маслову) данной лексемы.

    Формальное единство лексемы обеспечивается единством словоизменительной основы ее словоформ, принадлежностью к определенной части речи (единством так называемого категориального значения), принадлежностью к определенному словоизменительному типу, а смысловое единство – семантической связью между отдельными лексико-семантическими вариантами одной лексемы. Единство словоизменительной основы в рамках одной лексемы может нарушаться лишь в исключительных случаях – при словоизменительном супплетивизме и гетероклизии, а также у так называемых морфологических и фонетических «дублетов» типа калоша – галоша, кóмпас – компáс, прочесть – прочитать, которые традиционно считаются вариантами одной лексемы.

    Принадлежность к одной части речи дифференцирует образования по категориальной конверсии как различные лексемы: ср. рус. вокруг1 (предлог) – вокруг2 (наречие), англ. early1 (наречие) – early2 (прилагательное); однако в некоторых концепциях допускается принадлежность словоформ одной лексемы к разным частям речи.

    В большинстве случаев слова, представляющие одну лексему, не различаются также значениями других классифицирующих синтаксических признаков (например, рода, одушевленности, переходности и прочих).

    Однако члены соответствующих минимальных различительных пар, например, сирота1 (муж. р.) – сирота2 (жен. р.), он1 (одуш.) – он2 (неодуш.), клевать1 (перех.) – клевать2 (неперех.), принято объединять в одну лексему «скрещенного» (двойственного, гибридного) типа; особенно часто таким образом (как внутрилексемные) принято трактовать различия между косвенными (несловарными, неисходными) формами парадигмы.