Содержание статьи
    Также по теме

    СОМАЛИ ЯЗЫК

    СОМАЛИ ЯЗЫК,  один из кушитских языков, второй по числу говорящих после оромо и имеющий наиболее высокий формальный социолингвистический статус среди языков кушитской ветви афразийской макросемьи. Внутри этой ветви относится к низинной подгруппе восточной группы. Распространен в Сомалийской Демократической Республике (по различным оценкам, от 5,5 до 6,7 млн. говорящих в начале 1990-х годов), где является крупнейшим языком страны и наряду с арабским имеет статус официального; в Эфиопии (более 2 млн. человек, в основном на юго-востоке страны), Кении (св. 300 тыс.), Йемене (ок. 290 тыс.), Джибути (св. 180 тыс.), Объединных Арабских Эмиратах (ок. 100 тыс.); Саудовской Аравии; некоторое количество эмигрантов из Сомали проживают также в Финляндии (св. 1,3 тыс.), Швеции, Италии, Великобритании. Общее число говорящих на сомали во всех странах оценивается примерно в 8,3 млн. человек.

    Сомали делится на ряд диалектов, не вполне однозначно соответствующих кланам и конфедерациям кланов сомалийцев. Основные из этих диалектов: исак (или исхак) на севере Сомали и в прилегающих районах Эфиопии и Джибути; исса (Джибути); дарод (центральные области Сомали; клан дарод распространен на более обширной территории; имеются внутридиалектные различия); хавия (центральные и южные районы Сомали, частично Эфиопия и Кения). Диалекты маай и дигиль (центральные и южные районы Сомали) рассматриваются и как диалекты сомали, и как самостоятельные языки. Помимо этих диалектов выделяются также ряд наддиалектных форм, наиболее значительной из которых является так называемый общий сомали, которым пользуются более 80% сомалийцев.

    После введения в 1973 письменности на латинской основе (ее конкурентом была т.н «османия» – графика на арабской основе, названная по имени ее создателя Османа Юсуфа Кенадида) и начала преподавания общего сомали в средней школе эта наддиалектная форма стала претендовать на статус литературного языка; на общем сомали началось издание периодики (в радиовещании общий сомали использовался с 1943).

    Языку сомали свойствен богатый вокализм (20 гласных фонем); в консонантизме (системе согласных) отсутствуют глоттализованные и лабиализованные фонемы. Фонологически значимым (смыслоразличительным) является удвоение согласных; имеется также 4 смыслоразличительных тона при свободном словесном ударении, элементы сингармонизма (гармонии гласных).

    В терминах морфологической типологии сомали характеризуется как язык с префиксальной агглютинацией (см. ТИПОЛОГИЯ ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ), однако в нем представлены (хотя и немногочисленные) и случаи префиксации, а главное – имеются достаточно сильно выраженные флективные черты (например, слитное выражение в артикле категории рода и определенности или довольно многочисленные контактные чередования).

    Для имени характерны категории определенности/неопределенности, рода, числа, состояния (абсолютное, определенное и указательное; подробнее о категории состояния, или именного статуса, см. АРАБСКИЙ ЯЗЫК), личной притяжательности, а также категория падежа с довольно необычным набором граммем (общий падеж, родительный и маркированный именной). В глаголе различаются категории лица и числа субъекта, залога, времени, наклонения, глагольного статуса (утвердительный и отрицательный). Категория глагольного падежа (см. КУШИТСКИЕ ЯЗЫКИ) выражена слабо.

    Весьма своеобразен синтаксический строй сомали. Наиболее известной его чертой является наличие грамматической категории, обычно называемой рематизацией; она требует обязательной маркировки того, что является ремой (логическим предикатом) предложения. Например, носитель русского языка, если он хочет специально подчеркнуть, что видел льва, а не другое животное, может это сделать с помощью логического ударения (Я видел ЛЬВА) или, как это было сделано выше, воспользоваться контрастивной конструкцией с союзом а; однако, если необходимости в таком подчеркивании нет, без него можно и обойтись, в результате чего получается предложение, которое, в зависимости от динамики знаний в процессе понимания текста, может быть понято двояко – и как сообщение о том, что увиденное животное было львом, и как сообщение говорящего о событии, заключавшемся том, что он увидел льва (аналогичным образом носитель русского языка не обязан маркировать, например, определенность или неопределенность имени, см. КАТЕГОРИИ ГРАММАТИЧЕСКИЕ). В сомали – и это весьма редкое явление – говорящий обязан различать эти два смысла, используя различные формы предглагольных частиц-индикаторов. Следствием этой синтаксической особенности является отклонение сомали от общекушитского порядка слов «подлежащее – дополнение – сказуемое»: в предложении сомали имеется комплекс из частиц-индикаторов и глагола, тогда как остальные члены предложения свободно располагаются относительно этого комплекса. В определительной конструкции сомали определение следует за определяемым. Союзов в собственном смысле в сомали нет; в полипредикативных конструкциях, эквивалентных сложносочиненным предложениям, используются связующие элементы, синтаксически являющиеся частицами, а в конструкциях, эквивалентных сложносочиненным предложениям, – полнозначные имена со значениями типа 'способ', 'время' и т.п. 

    Изучение сомали началось в конце 19 в., когда появились первые работы австрийского лингвиста Л.Райниша. В 20 в. увидели свет многие грамматические описания и словари сомали; значительный вклад в изучение сомали внесли Р.Абрахам, Э.Черулли и особенно польский лингвист Б.В.Анджеевский. В целом сомали считается хорошо изученным языком. В последние десятилетия его материал, как и материал ряда других кушитских языков (в частности, билин и рендилле) привлекается к типологическим исследованиям.

    Литература

    Жолковский А.К. Синтаксис сомали. М., 1971
    Ветошкина Т.Л. Сомали. – Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990
    Дубнова Е.З. Современный сомалийский язык. М., 1990
    Долгопольский А.Б. Кушитские языки. – В кн.: Языки Азии и Африки, т. IV, кн. 2. М., 1991