Также по теме

КАПЕРСТВО

КАПЕРСТВО, военные действия против военных и торговых судов враждебного государства, осуществляемые частными судами-каперами (нем. Kaper, фр. corsaire, англ. privateer), получившими на то специальное разрешение (каперское свидетельство, фр. lettre de marque). Такая практика возникла не позднее 13 в. В 1242 английский король Генрих III призвал моряков т.н. Пяти портов (Гастингса, Ромни, Хита, Дувера и Сэндвича) причинять французским кораблям всевозможный ущерб. На следующий год капитанам были выданы соответствующие свидетельства с требованием отдавать королю половину добычи. В 1544 Генрих VIII призвал всех английских моряков и судовладельцев атаковать французские корабли, не требуя при этом ни лицензирования, ни доли в добыче. Вполне закономерно, что такая бесконтрольная и крайне выгодная частная война быстро выродилась в заурядное пиратство. Елизавета I даже в мирное время негласно одобряла разбои и грабежи, чинимые английскими пиратами в испанских морях и колониях.

Каперское свидетельство.

На протяжении всей истории каперства власти постоянно предпринимали попытки ввести его в законные рамки. В начале 16 в. французское правительство установило строгие правила, предусматривающие, среди прочего, ряд ограничений при нападении на вражеские суда и запрещающие каперам грабить судно прежде, чем оно будет приведено в порт для освидетельствования адмиралтейским судом. Лицензии, выдаваемые каперам, получили название «каперских свидетельств». Первоначально считалось, что эти документы давали право частным лицам присваивать собственность частных лиц другой нации в качестве возмещения ущерба, который они понесли по вине этой нации или ее представителей. После 16 в., как правило, каперские свидетельства уже не подразумевали репрессалий за понесенный ущерб. Они предлагали каперам вознаграждение или проценты с продажи захваченных торговых судов и тем самым побуждали частных судовладельцев участвовать в военных действиях против враждебного государства. Каперская война нередко продолжалась и после того, как имуществу на суше переставала грозить какая-либо опасность.

В силу очевидных причин к каперству прибегали прежде всего страны с более слабым военным флотом, чем у противника, который блокировал вражеские порты и перехватывал торговые суда. В этой ситуации государство, фактически лишившееся военного флота, побуждало частных судовладельцев вооружать свои корабли и нападать поодиночке или небольшими флотилиями на незащищенные торговые корабли противника. Вот почему в эпоху морского владычества Великобритании (которая, впрочем, тоже поощряла каперов) каперство наиболее активно практиковалось Францией и США.

Французское каперство.

«Золотым веком» французского каперства принято считать эпоху Людовика XIV (1643–1715). Дать четкую картину французского каперства этого времени очень трудно, поскольку, особенно после поражения французского флота в битве с англо-голландским флотом при Ля-Уг (29 мая 1692) во время войны Аугсбургской лиги (1688–1697), частная и официальная деятельность на море стали взаимно перекрывать друг друга – до полной неразличимости. С одной стороны, знаменитые каперы Жан Барт (1650–1702) и Рене Дюге-Труэн (1673–1736) получали предписания от королевского флота. С другой стороны, в условиях, когда французский флот оказался парализованным, государство нередко ссуживало частным компаниям, занятым каперством, военные суда и даже офицеров – на том условии, что часть прибыли поступит в казну. Многие каперы действовали тогда не поодиночке, а объединялись в небольшие флотилии под единым командованием, имея целью не столько грабеж, сколько достижение военных побед. В любом случае в войне Аугсбургской лиги французское каперство достигло небывалого размаха. Во Франции основными каперскими базами были порты Дюнкерк, Сен-Мало и Байонна, а в Вест-Индии – острова Мартиника и Гваделупа, ставшие прибежищем флибустьеров, которые в мирные времена превращались в обыкновенных пиратов. В ходе Семилетней войны (1756–1763) и Войны за независимость в Северной Америке (с французским участием в 1778–1783) французские каперы вновь нанесли серьезный ущерб британской морской торговле. Французская революция фактически уничтожила военный флот как боеспособный государственный институт, поэтому в практически непрерывных войнах с 1793 по 1815 французское каперство вновь стало процветать.

Североамериканское каперство.

Период Войны за независимость.

Первый опыт каперства североамериканцы получили еще под британским флагом во время войн Великобритании с Францией. Вскоре после начала движения за независимость в Северной Америке в 1775 Континентальный конгресс, а также власти ряда штатов стали выдавать капитанам каперские свидетельства. Полная приключений жизнь и возможность быстрого обогащения привлекали закаленных моряков Новой Англии, и сотни вооруженных каперских судов начали охоту за английскими торговыми кораблями вдоль Атлантического побережья Северной Америки, в Вест-Индии и даже в водах, прилегающих к Британским островам. Военные операции в британских водах облегчались тем, что Франция открыла свои порты для американских каперов еще до того, как сама вступила в Войну за независимость на стороне североамериканцев в 1778. При отсутствии достоверных данных оценка деятельности североамериканских каперов весьма разноречивы. Некоторые исследователи насчитывают до 2000 каперов и оценивают взятые призы в 6 млн. долларов. Как бы там ни было, потери, нанесенные британской торговле, и, как следствие, возросшие страховые тарифы сделали войну непопулярной в Англии, что в конечном счете способствовало установлению мира и признанию независимости США.

Война 1812.

Эпохи расцвета американское каперство достигло во время Англо-американской войны 1812–1814, когда каперские свидетельства были выданы более чем 500 судам, которые, по оценкам историка Махана, взяли в общей сложности 1344 приза. Британской торговле был нанесен урон в ее же водах, причем такой чувствительный, что страховые тарифы за пересечение Ирландского моря подскочили до беспрецедентной отметки в 13%. Каперские суда базировались во всех крупных портах североамериканского Атлантического побережья, но особый ужас англичанам внушали балтиморские клипера – небольшие быстроходные шхуны. Из них самую громкую славу приобрел клипер «Шассёр», взявший 30 призов, включая 15-пушечную шхуну «Св.Лаврентий». Его капитан, Томас Бойл, в августе 1814 шутки ради объявил «полную и неукоснительную блокаду» Британских островов. «Янки» из Бристоля (штат Род-Айленд) под командованием разных капитанов взял 40 призов на сумму от 3 до 5 млн. долларов. Каперская шхуна «Генерал Армстронг» из Нью-Йорка прославилась не только призами, но и дерзкими сражениями с превосходящими силами противника. Последнее и самое знаменитое из них произошло в 1814 в гавани острова Файал (Азорские острова), когда, грубо нарушив нейтралитет Португалии, североамериканскую шхуну атаковала английская эскадра. Отбив несколько попыток абордажа, убив и ранив 173 англичанина ценою потерь всего девяти человек из своей команды, капитан шхуны Сэмьюэл Рейд затопил корабль и высадился с экипажем на нейтральный берег.

Парижская декларация.

На Парижском конгрессе 1856, завершившем Крымскую войну, его участники (Великобритания, Франция, Россия, Австрия, Пруссия, Сардиния и Турция) приняли декларацию, в которой провозглашались четыре принципа защиты нейтралитета и частной собственности при ведении военных действий на море. Первый из этих принципов запрещал каперство. К Парижской декларации присоединились многие страны, за исключением Испании, Мексики и США. Обосновывая позицию США, государственный секретарь Уильям Марси подчеркнул, что в случае военного конфликта с сильной морской державой его страна, обладающая небольшим военным и мощным торговым флотом, отказавшись от каперства, окажется в заведомо проигрышном положении. Вместе с тем он согласился подписать декларацию на том условии, что в нее будут внесены положения, исключающие захват на море любой неконтрабандной частной собственности. Однако, как и ранее, это предложение было отвергнуто.