Содержание статьи
Также по теме

ПИРАТСТВО

ПИРАТСТВО (от греч. «пейратес» – разбойник, пират), в современном международном праве грабеж или иные насильственные действия, осуществляемые с частных кораблей в международных водах либо с частных воздушных судов в воздушном пространстве над международными водами. Пираты отличаются от существовавших в прошлом каперов, флибустьеров и корсаров, трех категорий мореплавателей, аналогичных пиратам. Капер – частный корабль, по официальной договоренности с государством подрядившийся охотиться за кораблями чужой, обычно враждебной, державы. Флибустьеры (в англоязычных странах более распространен термин «буканьер», buccaneer) – каперы, действовавшие главным образом против испанских кораблей в бассейне Карибского моря и вдоль берегов Центральной и Южной Америки в 17–18 вв. (впрочем, флибустьеры редко имели формальное каперское свидетельство, а чаще действовали на свой страх и риск, не пренебрегая при случае любой добычей). Корсарами (от среднефр. corsaire, восходящего к среднелат. cursarius – пират) в Европе первоначально именовали варварийских пиратов (Варвария – старинное название Северной Африки западнее Египта), в основном мусульман, которые грабили суда в Средиземном море, совершали набеги на испанское побережье, захватывали христиан и продавали их в рабство. Корсары фактически являлись каперами государств Северной Африки. Со временем корсарами и флибустьерами стали расширительно именовать любых пиратов. В 9–11 вв. викинги, северные морские разбойники, выходцы из Скандинавии, подвергали набегам прибрежные области Британии, Ирландии, Франции, Испании и всего средиземноморского бассейна вплоть до Византии. Нередко они временно обосновывались на покоренных землях, а иногда оставались там надолго. См. также ВИКИНГИ; КАПЕРЫ.

Правовой аспект.

Пират объявлен hostis humani generis (лат.), т.е. врагом рода человеческого, и потому подлежит суду и наказанию в любой стране. Международной практикой допускается уничтожение пиратов кем угодно без объявления войны. Однако пираты, взятые в плен, должны предстать перед надлежащим судебным органом, и их дело должно быть рассмотрено в соответствии с законом.

Античность.

Вероятно, пиратство возникло задолго до возникновения письменности. В Древней Греции пираты были вполне обыденным явлением, этим промыслом занималось население целых городов и местностей. Моряка, сошедшего с корабля на берег, могли запросто спросить: «Ты купец или пират?» Сохранились сведения о финикийских пиратах; морские разбойники упоминаются в Одиссее и у Геродота. Сколько можно судить, в гомеровские времена пиратство почиталось едва ли не почетным занятием, ему благоприятствовали социальные и политические условия, существовавшие в Средиземноморье в ранней античности,.

Пиратство было распространено по всему Средиземноморью и в римскую эпоху. В 78 до н.э. в Эгейском море пираты схватили молодого Юлия Цезаря и потребовали за него выкуп. Получив свободу, он вернулся с солдатами и распял пиратов всех до единого. Долгое время главным прибежищем пиратов служила Киликия на юге Малой Азии, пока в 67 до н.э. Помпей по поручению сената силами приданных ему армии и военно-морского флота не уничтожил это разбойничье гнездо. Затем он обрушился на прочие оплоты пиратства и за три месяца фактически очистил от разбойников Средиземное море. Созданные впоследствии императором Августом постоянные флоты обеспечивали беспрепятственное плавание в Средиземном море на протяжении трех веков. Однако с упадком Римской империи пираты здесь снова стали брать верх.

Европа.

Пиратские набеги викингов опустошали европейские берега более двух веков. В 13 в. в Балтике был создан Ганзейский союз городов – наряду с прочим и для защиты от пиратов. Еще в 17 в. даже такой общедоступный морской путь, как пролив Ла-Манш, кишел пиратами. Средиземноморские пираты-мусульмане столетиями наводили ужас на христиан. Только в 1816 объединенные военные силы европейских государств покончили с варварийскими пиратами и освободили из алжирского плена 3000 христиан (несколько попыток в этом направлении в предшествовавшие годы сделали США).

При Тюдорах в 16 в. чрезвычайно усилилось пиратство вблизи английских и валлийских берегов. Хотя королева Елизавета была, в общем и целом, беспощадна к пиратам в английских водах, она в то же время проявляла снисходительность к тем, кто орудовал за их пределами. По мере усиления враждебности в отношениях с Испанией английская королева не только смотрела сквозь пальцы на прямые нападения английских пиратов на испанские корабли, но, более того, не отказывалась от своей доли в добыче, как это было в случае с Ф.Дрейком. Если государства всегда в большей или меньшей степени допускали пиратство в случае войны, то Елизавета потворствовала морским разбойникам даже в мирные времена. Благодаря этому в нищую страну стекались изрядные богатства, и к тому же на английских судах взращивалось поколение искусных закаленных моряков, многие из которых участвовали потом, в 1588, в разгроме испанской Непобедимой Армады. Из-за того, что вблизи родных берегов условия для пиратов становились все более неблагоприятными, со временем этот промысел распространился на запад до Вест-Индии и на юго-восток до Мадагаскара, ставшего главным рынком нелегального оборота награбленных товаров.

Северная Америка.

К 17 в. пиратство распространилось вдоль всего побережья Новой Англии. Колонисты поддерживали тесные связи с пиратами, поскольку торговля с ними приносила немалые барыши. Только в начале 18 в. в Англии и ее колониях были приняты действенные законы, имевшие целью положить конец этому злу, но и тогда непросто было собрать такое жюри присяжных, которое бы осудило пирата, почитавшегося благодетелем общины. Патрулирование силами военно-морского флота тоже было связано с такими затруднениями, что в правление Карла I (1625–1649) возникла практика объявления амнистии всем пиратам, к определенному сроку бросившим свое ремесло. Хотя это средство широко применялось вплоть до эпохи Георга I (1714–1727), оно оказалась малоэффективным: пираты были склонны покориться властям в случае опасности расплаты или накопив немалые сокровища; но как только угроза миновала или кончались деньги, они тотчас принимались за старое. Самая массовая амнистия пиратам имела место на острове Нью-Провиденс (Багамы) в 1718, когда сюда прибыл капитан Вудз Роджерс, назначенный губернатором с задачей сокрушить пиратов, взявших в кольцо Северную Америку. Угрозами и убеждением бесстрашный губернатор вынудил к сдаче большинство местных пиратов (почти 2000 человек).

Позднейшая история.

Дольше всего пиратство продержалось в Средиземноморье – до тех времен, когда большинство цивилизованных государств давно с ними покончили. Дело в том, что значительная часть доходов государств Северной Африки – уникальный случай в истории – поступала именно от пиратства. В Новом Свете последняя вспышка пиратства произошла в 1815, после окончания войн в Европе и Северной Америке, когда оставшиеся не у дел моряки, многие из которых служили на каперских судах, нахлынули в Западную Атлантику, нападая на все суда подряд и опустошая испанские колонии. В конечном итоге британский и американский флоты объединенными усилиями покончили с морскими разбойниками.

В нескольких частях света, прежде всего в греческих водах, пиратство продолжало существовать до середины 19 в., а в китайском регионе – вплоть до Второй мировой войны. Здесь банды пиратов промышляли на старых торговых путях, но действовали по-новому. Они проникали на корабль под видом пассажиров, по заранее условленному сигналу нейтрализовали офицеров и приказывали им вести судно на базу в заливе Биас (Тайя, на северо-востоке от Гонконга), где и удерживали пассажиров до тех пор, пока не будет уплачен выкуп. В 1990-е годы участились сообщения о пиратских нападениях в морях Юго-Восточной Азии. Здесь, как в старину, немалая часть населения живет доходами с преступного пиратского бизнеса. Оснащенные быстроходными катерами и новейшим стрелковым оружием, а также гранатометами, современные пираты догоняют пассажирские и грузовые корабли, чаще всего ночью, незаметно поднимаются на них и, в зависимости от поставленной задачи и обстановки, грабят членов экипажа и судовую кассу или пытаются захватить корабль. По оценкам, убытки мировой торговли от пиратства составляли в конце 1990-х годов 15 млрд. долларов в год.