Содержание статьи
    Также по теме

    КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ

    КРОНШТАДТСКОЕ ВОССТАНИЕ 28 февраля – 18 марта 1921, антибольшевистское восстание в главной базе Балтийского флота, городе-крепости Кронштадте, где размещались корабельные команды, береговые части и вспомогательные подразделения моряков общей численностью свыше 26 тысяч человек. Восстание, проходившее под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!», сразу оказалось в центре внимания большевистского руководства и дало богатый материал для известных ленинских «уроков Кронштадта».

    События в Кронштадте тесно связаны с обстановкой в России в целом. На исходе Гражданской войны она резко обострилась. Значительная часть крестьянства и рабочих не только открыто выражали протест против монополии большевиков на политическую власть, но и предпринимали попытки её ликвидации силой оружия. Возмущения вызывал произвол большевиков под лозунгом утверждения диктатуры пролетариата, а по сути диктатуры партии.

    В конце 1920 – начале 1921 вооруженные восстания крестьян охватили Западную Сибирь, Тамбовскую, Воронежскую губернии, Среднее Поволжье, Дон, Кубань, Украину, Среднюю Азию. Все более взрывоопасной становилась ситуация в городах. Не хватало продовольствия, многие заводы и фабрики закрывались из-за нехватки топлива и сырья, рабочие оказывались на улице. Особенно тяжелое положение в начале 1921 сложилось в крупных промышленных центрах, прежде всего в Москве и Петрограде. Все это накаляло социальную атмосферу. В некоторых городах начались беспорядки.

    Волнения в Петрограде, выступления в других регионах страны оказали серьезное влияние на настроения моряков, солдат и рабочих Кронштадта. Моряки Кронштадта, являвшиеся главной опорой большевиков в октябрьские дни 1917, одними из первых поняли, что советская власть оказалась, по существу, подменена властью партийной, а идеалы, за которые они боролись, оказались преданными. Следует отметить, что власти принимали меры к тому, чтобы волна недовольства не охватила и Кронштадт. Так, в крепости была создана разветвленная осведомительная служба.

    Однако все меры властей оказались бесполезными. Социально-политическая атмосфера в крепости накалялась. Для прояснения обстановки в Петроград были направлены делегации. Вернувшись в Кронштадт 27 февраля, делегаты доложили общим собраниям своих команд о причинах волнений рабочих, а также моряков линкоров «Гангут» и «Полтава», стоявших на Неве. На другой день моряки линейных кораблей «Петропавловск» и «Севастополь» приняли резолюцию, которую вынесли на обсуждение представителей всех кораблей и военных частей Балтийского флота. Резолюция, в сущности, была требованием соблюдать права и свободы, провозглашенные в октябре 1917. Она не содержала призывов к свержению правительства, а была направлена против всевластия коммунистической партии.

    Днем 1 марта на Якорной площади Кронштадта состоялся митинг, собравший около 16 тысяч человек. Его участники подавляющим большинством голосов поддержали резолюцию моряков линкоров «Петропавловск» и «Севастополь». Сразу после митинга состоялось заседание партийного комитета коммунистов крепости, на котором обсуждался вопрос о возможности вооруженного подавления сторонников принятой резолюции.

    2 марта в Доме просвещения Кронштадта собралось делегатское собрание представителей. Главным на заседании был вопрос о перевыборах Кронштадтского Совета. Большинством голосов собрание выразило недоверие коммунистам, призывая их добровольно отказаться от власти. Вдруг поступило сообщение, что коммунисты крепости готовятся к сопротивлению. В связи с этим было решено срочно создать Временный революционный комитет (ВРК) для поддержания порядка в Кронштадте, во главе которого встали избранный на собрании президиум в количестве 5 человек и председатель делегатского собрания (писарь с линкора «Петропаловск» С.М.Петриченко).

    Лозунги матросов, солдат и рабочих крепости почти дословно повторяли политические требования петроградских рабочих. Власть в Кронштадте без единого выстрела перешла в руки ревкома. Этому способствовал развал большевистских ячеек военных и гражданских организаций Кронштадта. Надо заметить, что выход из партии продолжался вплоть до последнего штурма крепости, когда уже было ясно, что осажденные обречены.

    Ревком взял на себя подготовку выборов в Совет путем тайного голосования, предоставив право участвовать в них и вести свободную агитацию всем политическим силам социалистической ориентации. Считая, что в Кронштадте заложен первый камень в основание третьей, подлинно народной революции, члены ВРК были уверены в поддержке трудящимися Петрограда и всей страны. 3 марта ВРК, выдавая желаемое за действительное, оповестил кронштадтцев о том, что в Петрограде происходит «всеобщее восстание».

    Между тем реакция петроградских рабочих на события в Кронштадте была неоднозначной. Часть из них под влиянием пропаганды властей негативно восприняла действия кронштадтцев. Люди устали от войны, от «военных» и «осадных» положений, сопровождавшихся репрессиями и чистками со стороны ЧК. События в Кронштадте, по мнению многих, означали новый виток террора. В то же время другая часть петроградского пролетариата симпатизировала кронштадтцам, призывала поддержать их. Но большинство горожан остались равнодушными к событиям в Кронштадте.

    Известия о событиях в Кронштадте вызвали резкую реакцию советского руководства. Делегация кронштадтцев, прибывшая в Петроград для разъяснения требований матросов, солдат и рабочих крепости, была арестована.

    4 марта Совет Труда и Обороны утвердил текст правительственного сообщения. Кронштадтское движение объявлялось «мятежом», организованным французской контрразведкой и бывшим царским генералом Козловским (командовавшим артиллерией крепости), принятая кронштадтцами резолюция – «черносотенно-эсеровской».

    3 марта Петроград и губерния были объявлены на осадном положении. Эта мера была направлена скорее против возможных демонстраций питерских рабочих, чем против кронштадтских матросов.

    Кронштадтцы добивались открытых и гласных переговоров с властями, однако позиция последних с самого начала была однозначной: никаких переговоров или компромиссов, мятежники должны быть наказаны. Парламентеров, которые направлялись восставшими, арестовывали. 4 марта было опубликовано воззвание Комитета обороны Петрограда «Достукались. К обманутым кронштадтцам», которое, по существу, являлось ультиматумом. Его нужно было либо принять, либо защищаться. Восставшие выбрали второе.

    ВРК обратился к военным специалистам – офицерам штаба – с просьбой помочь организовать оборону крепости. 5 марта договоренность о совместных действиях ВРК и штаба крепости в организации обороны была достигнута. Военные специалисты предложили, не ожидая штурма крепости, самим перейти в наступление – захватить Ораниенбаум и Сестрорецк, чтобы расширить базу восстания. Однако ВРК ответил отказом.

    Власти готовились силой оружия подавить восстание. Утром 3 марта во все части, на корабли Балтийского флота был направлен приказ, в котором всем комиссарам предписывалось находиться на местах; запрещалось собрание в присутствии посторонних лиц; всех замеченных в агитации против советской власти предлагалось арестовать. Власти приняли меры, чтобы изолировать Кронштадт от внешнего мира, закрыв доступ в Петроград морякам и красноармейцам крепости.

    5 марта был отдан приказ об оперативных мерах по ликвидации «мятежа». Была восстановлена 7-я армия под командованием М.Н.Тухачевского, которому предписывалось подготовить оперативный план штурма и в «кратчайший срок подавить восстание в Кронштадте». Штурм крепости был назначен на 8 марта. Именно в этот день после нескольких переносов должен был открыться Х съезд РКП(б). Это было не простое совпадение, а продуманный, предпринятый с определенным политическим расчетом шаг.