Также по теме

ЗЕЛЕНОЕ ДВИЖЕНИЕ (ЗЕЛЕНЫЕ)

ЗЕЛЕНОЕ ДВИЖЕНИЕ (ЗЕЛЕНЫЕ) – общее название групп, течений, неправительственных и политических организаций, занимающихся борьбой с разрушением окружающей среды и добивающихся большей гармонии во взаимоотношениях между человеком и природой. Зеленый цвет, который используется участниками движения в качестве общей эмблемы, служит символом природы, надежды и обновления.

Исследователи, изучающие Зеленое движение, выделяют в нем, по крайней мере, три различных направления: традиционная (неполитическая) защита природы («консерващионизм»); прагматическая защита окружающей среды («энвайронментализм»); политическая и социальная экология. При этом, «энвайронменталисты», по общему правилу, не ставят под сомнения рамки действия, предоставляемые существующими общественными институтами, а сторонники политической и социальной экологии стремятся (в различных формах и различными методами) к изменению сложившихся отношений и моделей. Зеленое, или экологическое движение в его современном виде сложилось в 1970-х.

Импульсы и истоки.

Реальной основой для появления Зеленых стал нараставший в условиях развитого индустриального общества кризис во взаимоотношениях между человеческим обществом и окружающей его природной средой. Стремительный рост производства, особенно усилившийся в 1950–1960-х диктовался, в первую очередь, интересами «экономики ради экономики» (извлечения прибыли) или же политическими соображениями (увеличением могущества государств). В основе всеобщей гонки лежали «производство ради производства» и «потребление ради потребления». «...Предприятие, независимо от его формы собственности, всегда будет стремиться увеличить свои прибыли, не обращая внимание на внешние издержки (инфраструктуру, услуги, ущерб, разрушение и ремонт), которые оно само не должно нести, – объяснял французский теоретик зеленых Андре Горц. – Разрыв между решениями о производстве, потреблении и общественных расходах порождает на всех уровнях тенденцию к максимальному увеличению: производится максимальное количество индивидуальных потребностей, которые удовлетворяются с помощью максимального количества товаров...».

Результатом этого курса стали опасное для жизни и здоровья людей загрязнение воды, воздуха и почвы промышленными и бытовыми отходами, истребление многих естественных ресурсов, возникновение ряда эффектов, угрожающих поддержанию экологического равновесия («парниковый эффект», изменение глобального климата, сокращение озонового слоя, катастрофическая эрозия почв и др.), разрушение природного и биологического разнообразия как основы жизни на планете. «Экологический кризис, с которым мы сегодня сталкиваемся, – писал американский экологист Мюррей Букчин, – в конечном счете, ставит под вопрос способность Земли к поддержанию развитых форм жизни. Современное общество буквально уничтожает всю работу, проделанную органической эволюцией».

Последствия экологических проблем вызывали все большее недовольство среди самых широких слоев населения, в особенности тех, кто не имел возможности компенсировать их за счет своих высоких доходов. Уже в 1960-х отдельные исследователи и публицисты в различных странах мира стали обращать внимание на ненормальность сложившегося положения вещей. В США, Западной Европе, Японии и других развитых индустриальных обществах в конце десятилетия появились первые инициативы и объединения граждан, недовольных разрушением среды их обитания (сооружение вредных для здоровья предприятий, электростанций, транспортных объектов и т.д.). Столкнувшись с нежеланием фирм, корпораций и государственной бюрократией учесть их требования, участники инициатив постепенно приходили к мысли о необходимости оказать давление на процесс принятия решений в обществе.

Широкое внимание к экологическим проблемам вызвали кампании в рамках «Европейского года охраны природы» (1970), конференция ООН по проблемам окружающей среды в Стокгольме (1972), а также доклады ученых, составленные по заказу «Римского клуба» – международной группы политиков, представителей науки и предпринимателей. Первый из них – работа исследователей Массачусетского технологического института Джея Форрестера, Донеллы и Денниса Медоуз и др. Пределы роста (1971–1972) – доказывал: если существующие тенденции индустриализации, загрязнения среды обитания, производства продуктов питания и истощения ресурсов, а также роста численности населения мира останутся неизменными, то в течении ближайших ста лет в ограниченной по размерам планетарной системе Земли будут достигнуты пределы роста. Ученые утверждали, что эти тенденции можно изменить и создать условия экологической и экономической стабильности. При этом состояние глобального равновесия, по их мнению, должно было обеспечивать каждому человеку возможность удовлетворить основные материальные потребности и реализовать свой творческий потенциал. Исследователи предлагали серию рекомендаций, которые должны были привести к достижению такого желаемого состояния. Первое место среди них занимал так называемый «нулевой рост», то есть стратегия отказа от безудержного количественного роста производства и потребления. Второй доклад (группы М.Месаровича (США) – Э.Пестеля (ФРГ), 1974) исходил из более дифференцированного анализа состояния и предлагал различные рекомендации для отдельных регионов планеты. Благодаря разработкам экологов и прогнозистов, достоянием общественности стали такие идеи, как концепции прекращения количественного экономического роста либо перехода к росту «качественному и социальному» (т.е. в тех сферах, которые связаны с улучшением качества жизни, социальной областью, защитой среды), хозяйственной и политической децентрализации («маленькое – прекрасно»), новых, экологически чистых технологий.

Глубокая критика существующей системы производства, потребления и образа жизни в целом, с которой выступили приверженцы экологического подхода, привлекли к нему внимание «новых левых» – наследников молодежного протеста 1968. Многие из выводов и даже рекомендаций экологов были близки представителям бунтующего поколения с их отрицательным отношением к государственной бюрократии, концернам и потребительству. Нередко именно «новые левые» стояли у истоков экологических групп и инициатив. Большую известность и значительный авторитет среди зеленых приобрели такие обратившиеся к экологическим вопросам леворадикальные теоретики. Они обосновывали идею «создания широко разветвленной сети мелких и средних предприятий – производственных и ремесленных кооперативов, – контролируемых и поддерживаемых общиной, в которой они размещаются» и приспосабливающих «свое производство и его форму к нуждам, действительно выражаемым населением». (А.Горц).

«Лучше быть активным, чем радиоактивным!».

Непосредственный толчок к оформлению и распространению Зеленого движения дала проблема ядерного оружия и атомной энергетики. Экономический бум в 1960-х сопровождался стремительным наращиванием АЭС; ядерные программы ведущих государств мира были еще больше расширены после нефтяного кризиса на Западе в 1973–1974. Эти темы рассматривались как сфера компетенции государственной военной и энергетической политики, а потому противостояние общественности ядерному развитию непосредственно сталкивало население и альтруистически настроенных энтузиастов с властями и вело к радикализации движения. Популярным стал лозунг: «Лучше быть активным, чем радиоактивным!».