Содержание статьи
    Также по теме

    БРЮЛЛОВ, АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ

    БРЮЛЛОВ, АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ (1798–1877), русский архитектор и художник, мастер романтического историзма.

    Родился 29 ноября (10 декабря) 1798 в семье художника П.И.Брюлло, брат живописца К.П.Брюллова. Получил начальное образование у отца, мастера декоративной резьбы, затем учился в Академии художеств (1810–1821). Летом 1822 его вместе с братом послали за границу за счет Общества поощрения художеств. Посетив Германию, Францию, Италию, Англию и Швейцарию, в 1830 он возвратился в Петербург. С 1831 – профессор Академии художеств.

     russianculture.ru     БРЮЛЛОВ К.П. АВТОПОРТРЕТ

    Первая его постройка – строго классицистский собственный особняк на Съездовской линии Васильевского острова (1829). Но для творческих устремлений мастера гораздо более характерна Спасская церковь в Парголове (1831), где соединены элементы готической архитектуры (шпиль над башней, витражи, контрфорсы) и классицизма (общая ясность и сдержанность декора). В 1831 перестроил дом Ю.П.Самойловой в Графской Славянке (ныне Антропшино Ленинградской обл.), заменив традиционную для усадеб анфиладную систему расположения комнат новый типом планировки – с обособленными комнатами с эркерами. В том же имении Самойловой он возвел и деревянный театр (1835), использовав типичные мотивы деревянного зодчества русского средневековья.

    В 1833 правительство привлекло Брюллова к работе в Кронштадте, – там им были созданы (в лаконичных позднеклассицистских формах) здания Градских присутственных мест гражданского ведомства (1834–1842). Если в его здании Михайловского театра в Петербурге (1831–1833; в 1859 перестроен А.К.Кавосом; ныне Малый театр оперы и балета) по-прежнему всецело доминирует классицизм, то в лютеранской церкви св. Петра и Павла на Невском проспекте (1833–1838) античный ордер соседствует со средневековыми, неороманскими деталями. Крупнейшим произведением Брюллова стал комплекс Пулковской обсерватории (1834–1839; разрушен в период Второй мировой войны и в 1946–1954 реконструирован); наиболее выразительные его компоненты, например, главный вход в виде дорического портика или центральный восьмиугольный зал главного здания, проникнуты античной строгостью и величием. Однако подобные формы со временем все больше осмысляются мастером в духе исторической «неогреческой» стилизации, ярким примером которой явилось здание Штаба гвардейского корпуса (1837–1840), органически завершившее ансамбль Дворцовой площади. В 1836–1842 по проекту Брюллова в Оренбурге был выстроен караван-сарай, живописно сочетающий мотивы европейски-барочной и мавританской архитектуры.

    В 1838–1839 он занимался реконструкцией интерьеров Зимнего дворца после пожара 1837. Брюллову было поручено восстановление личных покоев Николая I и его семьи, а также создание нового зала в память Александра I. Здесь в полной мере развернулся его дар романтического стилизатора, тонко учитывающего декоративные особенности разных эпох. Так, в оформлении Белого зала, обращенного окнами на Дворцовую площадь, использованы традиционные формы греческой классики, в Александровском зале (с его батальными барельефами и картинами на темы войны 1812, а также оригинальными колоннами, завершающимися фигурами двуглавых орлов) явственно проступает воинственный дух ампира, а Мавританская ванная украшена типичными элементами мусульманского искусства (узорчатый «ковровый» орнамент и диваны). Весьма характерны также Готическая гостиная, Помпейская столовая (несохранившаяся) и др. помещения.

    Позднее по проектам Брюллова в Петербурге были возведены Александринская больница (1844–1850) и Служебный дом Мраморного дворца (1845–1850). В первом случае разнообразие стилистики чрезвычайно удачно соединилось с новыми строительными приемами (односторонняя застройка коридоров, огромные оконные пролеты второго этажа), позволившие добиться максимальной освещенности интерьеров. Стекло здесь активно вошло в структуру как крайне существенный ее элемент, в равной степени декоративный и функциональный; особо выразителен в этом плане центр фасада, эффектно украшенный застекленным арочным проемом, органично объединяющим окно и вход. Служебный же дом удачно вписался в общий комплекс Мраморного дворца (где Брюллов занимался и отделкой интерьеров).