Содержание статьи
    Также по теме

    МОНУМЕНТАЛЬНОЙ ПРОПАГАНДЫ ПЛАН

    МОНУМЕНТАЛЬНОЙ ПРОПАГАНДЫ ПЛАН, программа художественного воплощения идей революции, послужившая идейно-организационной базой для монументального искусства СССР.

    У истоков плана стояли В.И.Ленин и А.В.Луначарский. Его задачи были определены декретом Совнаркома (от 14 апреля 1918) о снятии памятников «царей и их слуг» и разработке монументов нового типа. 30 июля Совнарком утвердил список лиц, которым необходимо поставить памятники; в список вошли как собственно революционеры, так и те выдающиеся деятели культуры, чье творчество было признано особенно исторически-прогрессивным. После этого идея, впервые высказанная в Городе Солнца Т.Кампанеллы (1602), о социальном воспитании и просвещении народа посредством монументальных художественных образов стала внедряться в жизнь с беспрецедентной в истории энергией и размахом (вторым стимулирующим примером, наряду с теорией Кампанеллы, была практика Французской революции с ее вандализмом по отношению к старинным культовым символам и сооружениям и попыткой широкомасштабной замены их знаками нового «культа Разума»).

    За короткий срок, в основном в течение одного года, в разных городах России были установлены многочисленные памятники (М.Робеспьеру, А.Н.Радищеву, К.Марксу, К.Марксу и Ф.Энгельсу, Н.Г.Чернышевскому, Т.Г.Шевченко, А.В.Кольцову, С.Н.Халтурину, Г.В.Плеханову и др.) – чаще всего с использованием старых постаментов, где прежде стояли «цари и их слуги», – а также мемориальные доски с лозунгами и сюжетно-символическими рельефами. Наряду со скороспелыми поделками и даже курьезами (так в Свияжске на Волге по инициативе местных властей, «вне списка», был открыт памятник Иуде Искариоту) в русле плана возник целый ряд выдающихся работ, чьи авторы были искренне увлечены романтикой времени. Особого упоминания заслуживают произведения С.Т.Коненкова (мемориальная доска Павшим в борьбе за мир и братство народов, цемент, 1918–1919; Степан Разин со своей дружиной, дерево, 1918–1919; ныне оба хранятся в Русском музее) и П.И.Бромирского (памятник В.И.Сурикову в виде фигуры апокалиптического ангела с мечом, оцинкованное железо, 1919; не сохранился). Повсеместно ощущался строгий цензурный контроль: к примеру, созданный Б.Д.Королевым для Москвы образ М.А.Бакунина, держащего в руках собственную голову (1919), был вскоре снесен «по требованию трудящихся» (остался не установленным, а затем тоже был уничтожен и Ангел Бромирского). Подавляющее большинство монументов, изготовленных, как правило, из нестойких материалов типа наскоро покрашенного гипса и некачественного цемента, было достаточно быстро разрушено временем и погодой. Сохранилась лишь часть агитационно-мемориальных досок, среди монументов же наиболее значительным исключением являются величавые фигуры А.И.Герцена и Н.П.Огарева перед старым зданием Московского государственного университета (скульптор Н.А.Андреев, цемент, гранит, 1922).

    Войдя в соцреалистическую программу, план достиг максимальной масштабности к середине 20 в., когда разветвленная, строго стилистически унифицированная система памятников (от крупных, порою гигантских фигур вождей в больших городах и на «великих стройках коммунизма» до скромных образов трудящихся и спортсменов в парках и вдоль дорог) плотно охватила всю Страну Советов. Позднее, в «оттепельно-застойный» период, план продолжал развиваться количественно (в производственной системе специальных комбинатов монументального искусства), но претерпел роковой внутренний надлом, поскольку искусство скульптуры и оформительского дизайна в лучших своих образцах все более упорно уходило в сторону от агитпропа в область «чистых форм», проникнутых «безыдейным» авангардизмом.

    Литература

    Стригалев А.А. Монументально-декоративное искусство Октября (ленинский план монументальной пропаганды). М., 1977
    Пирошко Ю. «Монументальная пропаганда» – план и миф. – Искусство Ленинграда, 1991, № 1