Содержание статьи

    НАБИ

    НАБИ, «набиды» («пророки», фр. Nabis, от древнеевр. наби – пророк) – группа французских художников, возникшая ок. 1888 и просуществовавшая приблизительно до 1905, в которую входили Поль Серюзье, Морис Дени, Ксавье Руссель, Пьер Боннар, Эдуард Вюйар, Феликс Валлоттон и др.

    Теоретиком группы стал Поль Серюзье, в то время ученик частной парижской художественной студии – Академии Жюлиана. Летом 1888, во время каникул, проведенных в Бретани, в Понт-Авене, Серюзье учился у Поля Гогена упрощать и многократно усиливать в живописи впечатление от красок и форм, увиденных в природе. Под диктовку Гогена в понт-авенском Лесу Любви Серюзье написал на небольшой дощечке этюд: осенние деревья, взятые обобщенными красочными пятнами, отражаются в пруду. Картину Серюзье назвал Талисман (Музей Орсэ, Париж), она стала программой для наиболее одаренных учеников Академии Жюлиана (Боннара, Дени, Русселя, Вюйара, Ибеля, Рансона), которые, объединившись первоначально вокруг Серюзье, стали тесно общаться за пределами класса и, осознав себя кружком единомышленников, взяли себе общее имя – наби.

    Название группе придумал один из приятелей, Огюст Казалис, посещавший курсы древнееврейского языка профессора Ледрена в Школе восточных языков.

    Наби каждый месяц собирались у мелкого торговца вином в проезде Бради. У каждого члена группы было свое прозвище. Серюзье называли Наби Со Сверкающей бородой (он старше других), Дени – Наби Прекрасных Икон (за религиозность), Боннара – Наби Очень Японский, Вюйяра – Зуавом, а Валлоттона, присоединившегося в 1892 году – Заграничным Наби.

    Художники создавали картины, опираясь на наследие предшественников, в том числе тех, кто был их старшими современниками: импресcионистов, Поля Гогена, символистов. В творчестве «Наби» проявились характерные черты стиля модерн – плоскостность форм, декоративность цвета, прихотливо изогнутые линии контуров.

    В истории искусств наби не стали первопроходцами, как импрессионисты, художники не раз меняли свои ориентиры в искусстве, изменяя стиль своих картин в погоне за временем, однако их имена прочно заняли свои места в истории искусств, определяя целое направление постимпрессионизма.

    У наби не было какой-либо единой эстетической платформы или единой программы, художники были больше товарищами, чем единомышленниками. Группа позволяла каждому ее члену нащупывать самостоятельные пути в искусстве, гарантируя профессиональную и дружественную поддержку.

    С самого начала в наби сформировалось два крыла. Одно – Серюзье и Дени, стремившиеся писать религиозные картины, оправдывая название группы. Другие наби не разделяли их проповеднического пыла.

    Однако в живописи наби можно обнаружить общие моменты: в картинах часто присутствует отголосок литературного произведения: мифа, легенды, священного писания или даже просто популярного автора; живопись изобилует параллелями с искусством прошлого.

    Общими были их поиски новых путей в искусстве. Конец 19 в. во всей Европе отмечен новым, динамичным взглядом на мир. Наука доказала, что в природе нет ничего стабильного, вечного, все оказалось текучим, подвижным и преходящим. Художник рубежа веков должен был соответствовать постоянно меняющейся жизни: не столько отображать окружающий его мир (этим теперь занимаются фотография и кино), сколько суметь выразить в картине свою индивидуальность, свой внутренний мир, собственное видение.

    В конце 19 в. художники пытались из общего потока жизни выхватить фрагмент во всей его незавершенности и неоформленности. Остановившись перед невозможностью передачи жизни во всей ее полноте, искусство пробовало пути к отвлеченно-символическому выражению. Отсюда – перенесение акцента с предмета на впечатление о нем, погоня за ускользающей реальностью и ее возвращение с помощью воспоминания.

    В психологии конца века возникло представление о подсознательном – особой, глубинной сфере психики. Стремление проникнуть в область сверхчувственного проявлялось и в поэзии, и в живописи, и в театре. Художник-символист старался не называть предметы и чувства, а «вызывать» их посредством намеков, иносказаний. В живописи наби особое значение придавали «субъективной деформации»: чтобы выразить свои чувства по поводу какого-либо натурного мотива, вовсе не обязательно воспроизводить этот мотив. Достаточно создать на холсте некое единство форм и цветов, передающее душевное состояние художника.

    Наби пытались найти соответствие между внешним и внутренним, сиюминутным и давно прошедшим, впечатлением и идущим за ним воспоминанием. Все художники группы пытались утвердить власть творческого сознания над косной и агрессивной реальностью, удержаться на позициях эстетического идеала.