Содержание статьи

    БУСЛАЕВ, ПЕТР

    БУСЛАЕВ, ПЕТР (ум. в 1730–1740-х гг.?) – поэт.

    Сын священника. В 1720-х окончил Славяно-греко-латинскую академию при Заиконоспасском монастыре в Москве и был поставлен в дьяконы Успенского собора в Кремле. Согласно синодальной справке конца 1730-х о выпускниках академии, Буслаев «за недостоинство, за некоторые его непотребности отрешен, а ныне обретается при Петербургской академии подпрофессором». Среди адъюнктов Академии наук Буслаев не значится, но службу его там полагают вполне вероятной. По сообщению же В.К.Тредиаковского (в статье О древнем, среднем и новом стихотворении российском, 1755), «по смерти своей жены» Буслаев сам сложил с себя сан и «жил до смерти простолюдином». В 1733 уже находился в Москве и, видимо, проживал в доме известной московской благотворительницы баронессы М.Я.Строгановой (1677–1733). Буслаев называл себя «вечно ею одолженным». На ее смерть он написал свое единственное дошедшее до нас произведение – силлабическую поэму Умозрительство душевное, описанное стихами, о преселении в вечную жизнь превосходительной баронессы Марии Яковлевны Строгановой, изданное в Москве 1734, генваря в 20 день чрез усерднейшего слугу ея Петра Буслаева. Печатано в Санкт-Петербурге в типографии Академии наук 1734 года, марта в день…

    Поэма написана тринадцатисложником с парной рифмовкой и состоит из двух частей (в каждой по 100 двустиший, пронумерованных самим автором). Первая часть повествует о болезни баронессы, явлении ей Христа и Божией Матери, о кончине, оплакивании и отпевании; вторая – «о восшествии души ея в небо с следующими добродетельми». В сложном символическом построении поэмы (надгробное рыдание уподобляется адским мучениям и в то же время «в вере крепчайши // Имущие зрак души в чистоте тончайши» видят, как душа усопшей восходит «вечную жизнь славно», «телесны плач» противопоставлен «празднику души» и т.д.), во множестве «видений», аллегорий, истолкованных в примечаниях самим автором, в использовании христианской числовой символики (девять разделов каждой части поэмы соответствуют девяти блаженствам Нагорной проповеди), в некоторой экзальтации религиозного чувства и ряде других особенностей сказывается ориентация Буслаева на поэзию европейского барокко.

    Тредиаковский язык поэмы находил «сладостным», а стих – «гладким» и «плавным». В XVIII в. Умозрительство душевное… справедливо считалось одной из вершин русского силлабического стихотворства. Так, Н.М.Карамзин, при общем скептическом отношении к силлабике, в своем Пантеоне российских авторов (1802) признавал, что в поэме Буслаева «подлинно есть и вымысл и гладкость. Например, в описании Христа многие стихи прекрасны».

    Владимир Коровин

    Литература Русская силлабическая поэзия XVII–XVIII вв. Л., 1970. С. 287–299 (биогр. справка А.М.Панченко, с. 287)
    Toporov V.N. Eine Seite aus der Geschichte des russischen barocken Concettismus: Petr Buslaevs «Umozritelўstvo Dusevnoe» // Slavische Barockliteratur. Munchen, 1983. Th. 2
    Панченко А.М. Буслаев П. // Словарь русских писателей XVIII в. Вып. 1. Л., 1988