Содержание статьи

    ГАЗДАНОВ, ГАЙТО (ГЕОРГИЙ) ИВАНОВИЧ

    ГАЗДАНОВ, ГАЙТО (ГЕОРГИЙ) ИВАНОВИЧ (1903–1976), русский писатель. Родился 23 ноября (6 декабря) 1903 в С.-Петербурге в семье лесовода. Учился в полтавском кадетском корпусе, в харьковской гимназии. В неполных шестнадцать лет Газданов стал стрелком на бронепоезде в Добровольческой армии, в 1920 с остатками армии эвакуировался в Константинополь. В Болгарии получил среднее образование, в 1923 приехал в Париж. Периодически слушал курсы в Сорбонне, с 1928 по 1952 зарабатывал на жизнь ночным таксистом. В 1953–1971 сотрудничал на радио «Свобода», где с 1967 руководил русской службой новостей, часто выступая в эфире с обзорами событий общественной и культурной жизни (под псевдонимом Георгий Черкасов).

    Как прозаик обратил на себя внимание романом Вечер у Клэр (1930), передавшим вынесенное Газдановым с Гражданской войны чувство, что «душа выжжена» и что его поколение входит в мир без иллюзий, утратив способность видеть в жизни что-нибудь, кроме постоянно повторяющихся трагических ситуаций, однако еще сохраняя память о романтических переживаниях и мечтах ранней юности. Влияние И.А.Бунина и особенно М.Пруста на становление писательской индивидуальности Газданова проступило во многих его рассказах, публиковавшихся журналами «Воля России» и «Современные записки». Однако по характеру коллизий и сюжетов, привлекавших Газданова, его проза скорее сопоставима с творчеством И.Бабеля.

    Романы Газданова (История одного путешествия, 1935, Полет, 1939, Призрак Александра Вольфа, 1948, Эвелина и ее друзья, 1971) сочетают остроту развития фабулы, как правило связанной с роковым стечением обстоятельств или с преступлением, и философскую проблематику. Писателя интересует не столько событие, сколько специфика его преломления в сознании разных персонажей и возможность множественного толкования одних и тех же жизненных явлений. Как мастер интриги, нередко приводящей к парадоксальной развязке, Газданов занимает особое положение в русской прозе 20 в., в чем-то общее с писателями, входившими в группу «Серапионовы братья». И для них, и для него достоинством повествования оказывается сложно построенный сюжет с элементами фантастики, особенно ценимой Газдановым у Э.По и Н.В.Гоголя, которого он воспринимал прежде всего как художника, способного передать ощущение реальности невероятного.

    Характеризуя собственные художественные установки, Газданов говорил о стремлении «передать ряд эмоциональных колебаний, которые составляют историю человеческой жизни и по богатству которых определяется в каждом отдельном случае большая или меньшая индивидуальность». Это стремление сполна осуществлено им в поздних романах Возвращение Будды (1954) и Пробуждение (1966), хотя они не принадлежат к числу бесспорных творческих удач.

    И по жизненному опыту, и по характеру дарования Газданов не ощущал близости к литературе русского Зарубежья, особенно к ее старшему поколению, которое, на его взгляд, продолжало жить представлениями и художественными верованиями, вывезенными из России. В начале 1930-х годов, переписываясь с М.Горьким, который намеревался опубликовать его первый роман на родине, Газданов обсуждал планы своего возвращения в СССР, оставшиеся неосуществленными. В 1936 напечатал статью О молодой эмигрантской литературе, заявив,что сознание нового поколения, на собственном опыте познавшего революцию и Гражданскую войну, органически чуждо ценностям и понятиям, восходящим к Серебряному веку, и что после этого опыта стало невозможно писать так, как писали корифеи русской литературы в изгнании. Существование молодого поколения Газданов объявил мифом, поскольку оно представлено только В.В.Набоковым, тогда как другие писатели по-прежнему не осознали, что давно порвалась связь с «культурным слоем» русской классики, ставшей мертвой для тех, кого эмиграция превратила из интеллектуальной элиты в социальные низы. Статья вызвала острую полемику и обвинения ее автора в «писаревщине», однако они не поколебали веры Газданова в необходимость поиска существенно нового художественного языка, чтобы передать существование «в безвоздушном пространстве... с непрекращающимся чувством того, что завтра все опять «пойдет к черту», как это случилось в 14-м или в 17-м году».

    Это чувство преобладает в новеллах и романах Газданова 1930-х годов, которые чаще всего представляют собой вариации мотивов самопознания героя, приходящего к постижению духовной пустоты и повседневной жестокости жизни. Вынужденный постоянно соприкасаться с насилием и смертью, он тщетно ищет некий смысл в той цепочке случайностей, которые неизменно подводят к трагическому финалу.