Содержание статьи
    Также по теме

    МЕЙ, ЛЕВ АЛЕКСАНДРОВИЧ

    МЕЙ, ЛЕВ АЛЕКСАНДРОВИЧ (1822–1862), русский поэт, драматург, переводчик. Родился 13 (25) февраля 1822 в Москве, сын обрусевшего немца, обедневшего дворянина, участника Отечественной войны 1812 (умер ок. 1827). Воспитывался в старомосковском доме бабки по материнской линии, в 1831 отдан в Московский дворянский институт, в 1836 за отличные успехи переведен на казенный счет в Царскосельский лицей, по окончании которого служил в канцелярии московского губернатора (1841–1849, с перерывами). В 1852–1853 – инспектор 2-й московской гимназии. В 1948–1853 активный член «молодой редакции» славянофильского журнала «Москвитянин», сблизился с А.Н.Островским, А.А.Григорьевым. С 1853 жил в Петербурге, с середины 1850-х годов до 1861 занимался разбором древних документов и летописей в Археографической комиссии.

    Мягкий, ровный в общении и доброжелательный, Мей из-за несчастного пристрастия к спиртному постепенно нищал, тщетно пытаясь поправить свое положение литературными заработками в журналах «Отечественные записки», «Сын отечества», «Светоч», «Время», в газетах «Русский мир», «Иллюстрация», в «Энциклопедическом лексиконе» А.В.Старчевского, сам выступал как издатель (журналы «Россия, временник отечественных событий, словесности, науки, искусствв и художеств», «Листок для грамотного люда» и др.). В 1861 поэту оказал материальную помощь Литературный фонд, с 1862 жена Мея (с 1850; урожд. С.Г.Полянская, 1820–1889) на одолженные у друзей деньги начала с успехом издавать иллюстрированный журнал для женщин «Модный магазин», однако это уже не могло спасти разрушенного здоровья поэта.

    Первые поэтические опыты Мея относятся к 1840: стилизованный под народную былину Вечевой колокол, воспевающий новгородскую вольницу (опубл. в Лондоне А.И.Герценом в 1857 анонимно), подражательно-романтические стихи (Гванагани из незаконченной поэмы Колумб; Лунатик). Интерес к специфике различных национальных культур, широкая эрудиция, редкое версификационное мастерство, точное чувство слова и богатая художественная интуиция помогли Мею создать высокие образцы поэзии во многих стиховых формах: удачно имитирующие русский фольклор баллады (Хозяин, 1849; Оборотень, 1858), былины (Песня про княгиню Ульяну Андреевну Вяземскую, 1858; Песня про боярина Евпатия Коловрата, 1859; Александр Невский, 1861), песни («Снаряжай скорей, матушка родимая...», «Ты – краса ли моя девичья, / Ты – коса ль моя трубчатая...», обе 1849, и др.), впечатляющие сцены из жизни Древнего Рима (поэмы Цветы, 1854; Кесарь Октавий Август и Юлия, 1861), импрессионистически выразительные и динамичные картины античного прошлого (стихотворение Плясунья из цикла Фрески, 1858), величаво и сложно ритмически организованные изложения древнегреческих мифов (Галатея, 1858), стилизации восточной цветисто-назидательной поэтической речи (Подражание восточным, 1856).

    Необычайное жанровое, стилистическое и интонационное разнообразие проявились и в исповедальной или ситуативной лирике Мея. Здесь и романтическая энергия своеобразных «песен моряка», традиционно уподобляющих человеческую жизнь морской стихии (Песня, 1841), и классическая ясность и печальная простота в духе пушкинской и лермонтовской любовной лирики («Когда ты, склонясь над роялью...», «Не знаю, отчего так грустно мне при ней?», оба 1844), и звучащий почти по-некрасовски стон угнетаемой творческой души («О господи, пошли долготерпенье!», 1855). Обращения к друзьям и воспоминания об ушедших близких, нежная привязанность и тягостные раздумья, ощущение радости бытия и недовольство существованием, любовь к русской природе и мечты о далеком прекрасном юге, литературные реминисценции и мысли об ответственности поэтического призвания, – все это нашло отражение в гибких, мелодичных строках Мея, нередко рассматриваемого современниками исключительно в русле «антологической» поэзии и «чистого искусства», а на деле во многом предвосхитившего поиски и достижения отечественной поэзии 20 в., особенно символистов, соперничая с В.Я.Брюсовым в свободном обращении с различными метрами и жанрами (Октавы, 1844; Сосна, 1845; Деревня, Колыбельная песня, оба 1849; Баркарола, 1849–1850; Секстина – первое введение этой стихотворной формы в русскую поэзию, 1851; Покойным, Муза, оба 1856; Ты печальна, Не верю, господи, чтоб ты меня забыл..., оба 1857; Сумерки, 1858; Полежаевской фараонке, Спать пора, Мимоза, Канарейка, все 1859; Памяти Гейне, Николаю Степановичу Курочкину, Знаешь ли, Юленька, все 1860; Милый друг мой, румянцем заката..., Зачем?, Четыре строки, все – 1861).

    Влюбленное и глубокое проникновение в русскую старину способствовало воскрешению поэтом не только языческих верований (поэтическое сказание Вихорь, 1856), но и истории Древней Руси (стихотворные драмы Царская невеста, 1849, и Псковитянка, 1849–1859, ставшие основой одноименных опер Н.А.Римского-Корсакова). Идеализация патриархального прошлого России, особый вкус к народным легендам и преданиям, убедительная живописность образов, создаваемых фантазией автора, сочетаются в творчестве Мея с широким использованием сюжетов, мотивов и символов мировой культуры, нередко призываемых в качестве поддержки неизменно патриотической гражданской позиции поэта (связанные с Крымской войной 1853–1856 поэма Юдифь, 1855; стихотворения Давиду – Иеремией, Слепорожденный, Псалом Давида... и др.).

    Мощный пласт творчества Мея составляют его переводы и переложения, по утверждению В.Г.Белинского, не только равные по художественным достоинствам оригиналу, но зачастую превосходящие его. Мей сделал органической частью русской культуры многие шедевры мировой поэзии (цикл Еврейские песни, 1856; стихи Анакреонта, Феокрита, Дж.Байрона, И.В.Гёте, Фр.Шиллера, Г.Гейне (в т.ч. знаменитое «Хотел бы в единое слово / Я слить мою грусть и печаль», 1859), П.Беранже. Еще в лицейские годы Мей занялся переводом Слова о полку Игореве (опубл. в 1850). Тонким проникновением в национальное художественное сознание отличаются его переводы славянских поэтов (украинцев Т.Г.Шевченко и Я.И.Щеголева, чеха В.Ганки, поляков А.Мицкевича и Л.Кондратовича) и славянских народных песен (моравских, волынских). Многочисленные музыкальные произведения на тексты Мея созданы П.И.Чайковским, М.И.Глинкой, А.П.Бородиным, Э.Ф.Направником, Н.А.Римским-Корсаковым, М.П.Мусоргским, С.В.Рахманиновым, М.А.Балакиревым, А.Т.Гречаниновым, Ц.А.Кюи и др. композиторами.

    Писал также прозу (охотничьи очерки Соборное воскресенье и Медвежья правда, оба 1850; рассказы Гривенник, Чубук, оба 1860; Батя, 1861, в которых ощутимо влияние бытовизма Островского и «фантастического реализма» Н.В.Гоголя).

    Умер Мей в Петербурге 16 (28) мая 1862.

    См. также РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА.

    Литература

    Мей Л. Избранные произведения. М. – Л., 1962
    Мей Л. Избранные произведения. Л., 1972
    Витковский Е. «Хотел бы в единое слово...»: К 150-летию со дня рождения Мея. – В кн.: Мастерство перевода, сб. 9. М., 1973
    Овчинина И.А. Тема власти в драматургии Мея. – В кн.: Научные труды Куйбышевского гос. пед. ин-та, т. 214. Куйбышев, 1978
    Дунаевская Л.Ф., Таланчук Е.М. Жанровая специфика баллад Мея. – В кн.: Вопросы русской литературы, вып. 1 (39). Львов, 1982
    Мей Л. Стихотворения. М., 1985