Содержание статьи
    Также по теме

    МОРИЦ, ЮННА ПЕТРОВНА

    МОРИЦ, ЮННА ПЕТРОВНА (р. 1937), русский поэт. Родилась 2 июня 1937 в Киеве. Первые стихи опубликовала в 1954, первую книгу Разговор о счастье – в 1957. В 1961 окончила Литературный институт им. А.М.Горького, из которого двумя годами раньше была исключена ввиду «нарастания вредных тенденций в ее творчестве». «Революция сдохла, и ее труп смердит», – так, по свидетельству Е.А.Евтушенко, сформулировала свою позицию Мориц на студенческой вечеринке в 1954. В 1963 в журнале «Юность» было опубликовано стихотворение Мориц, посвященное памяти Тициана Табидзе, которое, согласно комментарию Евтушенко, «вызвало гнев в ЦК, но не очень понравилось своей жесткостью и многим либералам». Этот эпизод может считаться ключевым для характеристики жизненного, общественного и художественного поведения Мориц, ее взаимоотношений с литературной средой. Неприятие тоталитаризма носит у Мориц глубоко индивидуальный, личностный характер, мотивируется прежде всего эстетическим отталкиванием от социального зла, порождаемого стадной глупостью и бездарностью: «Кто это право дал кретину / Совать звезду под гильотину?» При этом гневные филиппики Мориц часто адресуются и безликим носителям «прогрессивного» мышления, любителям примитивной злободневной лирики, которая, согласно одной из гипербол Мориц, – «палач поэзии первичной».

    Доминанта поэзии Мориц – динамичное и многоаспектное сравнение-сопоставление жизни и творчества. Искусство – неотделимая и незаменимая часть бытия, равноправная по отношению к природе и человеку, не нуждающаяся в оправдании внехудожественными целями: «О жизни, о жизни – о чем же другом? / Поет до упаду поэт... Ведь не на что больше поэту смотреть / И не над чем больше парить!» Окружающий мир предстает здесь как результат напряженного творческого усилия («Я цветок назвала – и цветок заалел...»), которое по своей сути тождественно самым органичным проявлениям человеческой натуры («Я дитя назвала – и оно родилось...»).

    Характер лирической героини Мориц отличается резкой очерченностью и определенностью: незаурядный темперамент, сосредоточенность на своем главном деле, категоричность суждений, непредсказуемость психологических реакций, бескомпромиссность, неминуемо ведущая к изоляции («Одиночества картину / До шедевра довести!»). Постоянный антипод и оппонент поэтессы, объект саркастических, порой преднамеренно грубых выпадов – окололитературная «чернь», псевдоинтеллигенция, склонная кичиться своей «избранностью» и симулировать «духовность». Вместе с тем для простых, искренних, занятых реальным трудом людей у поэтессы всегда достает и доброты, и теплоты: «Но ты когда-нибудь заглядывал в души людей, / Идущих по морозу в слезах?»

    Культ творческого усилия в поэзии Мориц основан на глубокой вере в неисчерпаемость потенциальных возможностей человека. Необходимость духовного труда, неприемлемость уступок пустоте и суете не только декларируется в предельно четких, запоминающихся формулах («А если тело ленится пахать / И, как младенц сытый, бьет баклуши, – / Душе придется с голоду сдыхать, / Отбросы жрать, чужие грабить души»), но и подтверждается всем ритмическим, словесным и образным строем лирики Мориц. Стихи, являющие собой пример реально осуществленной гармонии, сами по себе передают читателю тот заряд жизнетворческой энергии, который призван помочь в следовании высокому и суровому этическому кодексу, закрепленному в поэзии Мориц.

    Стилевые истоки поэтики Мориц – в «серебряном веке», о чем свидетельствуют и высказывания поэтессы, предложившей термит «ахмацвет» как своеобразную «единицу» женской поэзии в России. В художественной практике Мориц можно увидеть плодотворное продолжение обеих традиций – и ахматовской (зримая пластичность образных деталей, атмосфера таинственности, стройность композиции), и цветаевской (нервная напряженность интонации, лирический максимализм, склонность к гиперболам). К этому надо добавить явственные переклички с блоковским поэтическим миром (тяготение метафор к предельной символической многозначности, оксюморонное соединение «высокого» и «низкого»). Творчество Мориц – редкий пример достаточно гармоничного соединения в индивидуальном новаторском опыте поэтических импульсов, полученных от символистской, акмеистической и футуристической художественных систем.

    Стихам Мориц присуща внутренняя музыкальность. Важнейшую роль в ее художественной системе играет редкая для современной поэзии рефренность: повтор или варьирование ключевых строк или строф сообщает стихам смысловую стройность и вместе с тем создает магическую атмосферу. В этой системе наиболее эффективными оказываются точные и внешне неэффектные рифмы, приверженность к которым резко отличает Мориц от других поэтов-шестидесятников новаторской ориентации. Отказ от от ассонансной рифмы, от рифм составных и каламбурных – сознательная установка Мориц: «За мной, за мной – все рифмы нищие, все братство / Моих старух, прекрасных без прикрас...».

    Свой индивидуальный и броский поэтический почерк Мориц обрела уже в начале 1960-х годов, и ее дальнейший творческий путь – все более последовательная реализация сразу определившихся возможностей. В этом смысле Мориц относится к тем мастерам, которых Цветаева называла «поэтами без истории»: все стихи, написанные Мориц на протяжении сорока лет, образуют единство, усиленное верностью поэтессы вечным темам жизни и смерти, любви, творчества. Отсюда – повышенная и органичная афористичность стихов Мориц, свободная от псевдофилософской многозначительности и натужного остроумия: «Не бывает напрасным прекрасное»; «Как трудно быть вечным. Как трудно быть новым. / И как все труднее быть новым и вечным»; «И что талант не смесь / Всего, что любят люди, / А худшее, что есть, / И лучшее, что будет».

    Парадоксальностью, игровым юмором, непритворной добротой отмечены детские стихи Мориц. Мориц много работает в области стихотворного перевода, пишет рассказы.

     ЮННА ПЕТРОВНА МОРИЦ   ИТАР-ТАСС

    Литература

    Мориц Ю. Мыс желания. М., 1961
    Марченко А. Контуры мечты. – Литературная газета, 1962, 13 мая
    Мориц Ю. Лоза. М., 1970
    Мориц Ю. При свете жизни. М., 1977
    Мориц Ю. Третий глаз. М., 1980
    Мориц Ю. Избранное. М., 1982
    Чупринин С. Над уровнем жизни. – В кн.: Чупринин С.И. Крупным планом. М., 1983
    Вознесенский А. Мнемозина на метле. – В кн.: Вознесенский А. Собрание сочинений в трех томах, т. 2. М., 1984
    Мориц Ю. В логове голоса. М., 1987
    Мориц Ю. Букет котов. М., 1997
    Новиков Вл. Голос: О стихах Юнны Мориц. – В кн.: Новиков Вл. Заскок. М., 1997
    Мориц Ю. Рассказы о чудесном. – Октябрь, 1998, № 5