Содержание статьи

    ЗЕЛЕНАЯ ЛАМПА

    ЗЕЛЕНАЯ ЛАМПА, литературное общество в Париже (1927–1940), созданное по инициативе Д.С.Мережковского и З.Н.Гиппиус. Названо по аналогии с одноименным петербургским обществом 1819–1820, с которым тесно связана литературная юность А.С.Пушкина. Собрания парижской «Зеленой лампы» проходили по воскресеньям в квартире Мережковских. Программа предусматривала чтение доклада на литературную, философскую, реже – общественную тему и последующую дискуссию. Материалы первых пяти заседаний опубликованы в журнале «Новый корабль» (1927–1928). Доклады в дальнейшем печатались в виде статей, а о заседаниях извещала краткая заметка в периодике.

    Общество объединяло почти всех заметных литераторов и мыслителей Зарубежья. С ним в разное время были связаны И.Бунин, М.Алданов, А.Ремизов, В.Ходасевич, Н.Тэффи, Г.Иванов, Г.Адамович, философы Н.Бердяев, Л.Шестов, Г.Федотов, критик К.Мочульский. Основное место в дискуссиях, проводимых «Зеленой лампой», занимал вопрос о причинах исторической катастрофы, постигшей Россию, и путях ее преодоления, об отношениях между русской культурой метрополии и эмиграции, о сути опыта жизни в изгнании и его уроках. Формулируя программу деятельности общества, Мережковский на первом заседании говорил, что оно призвано внушать «веру сквозь зеленый цвет надежды. Веру в свободу, с надеждой, что свобода и Россия будут одно». Ситуация, когда эти понятия антиномичны, была, согласно инициаторам «Зеленой лампы», самым трагическим следствием потрясения, пережитого Россий в 20 в.

    Проблему миссии русской литературы в изгнании поставила Гиппиус, заявившая, что между двумя ветвями русской культуры, подвергнутой насильственному разделению, сохраняется живая связь и что литература эмиграции, обладая – впервые за всю историю писательского слова в России – неподдельной свободой, должна максимально использовать эту свободу, которой лишена литература в СССР.

    Большое внимание уделялось на заседаниях общества тем «неохристианским» концепциям, которые и в публицистике, и в художественных произведениях развивал Мережковский, встречая энергичное противодействие Бердяева и его сторонников. Столь же оживленно обсуждалась тема, сформулированная в докладе (1929) Адамовича Конец литературы, положившем начало долгой дискуссии о преобладающей важности «человеческого документа» или художественно полноценного свидетельства как основного критерия при оценке новейших произведений. Цикл заседаний посвящался дискуссии о причинах ширящегося идейного влияния большевизма и судьбах молодого поколения эмиграции.

    Как сформулировал Мережковский, общество, созданное для дискуссии о путях русской литературы, не могло не касаться более широких вопросов в силу природы этой литературы, никогда не замкнутой в своих границах. Деятельность общества прекратилась в условиях военного времени.

    Литература Струве Г.П. Русская литература в изгнании. М., 1996
    Литературная энциклопедия Русского Зарубежья 1918–1940, т. 2. М., 2000