Содержание статьи
Также по теме

МУСУЛЬМАНЕ

Третейский суд объявил Али низложенным, что было подстроено сторонниками Муавии, которого и «избрали» халифом. Обе стороны стали готовиться к войне. Первый удар нанес Али, разгромив группу хариджитов, но последовавшая за этим кровавая резня оттолкнула от него многих верных приверженцев. Умелое правление и тонкая дипломатия Муавии завоевывали ему провинцию за провинцией, пока Али с самыми близкими сторонниками не оказался изолированным в своей столице Куфе. На 40 году хиджры (661), во время молитвы в мечети Али был смертельно ранен хариджитом и через два дня скончался. Али был глубоко религиозным человеком и поддерживал социальные и экономические реформы. Шииты (сторонники Али) считали, что он должен был с самого начала стать преемником пророка. Очень скоро после смерти его и его потомков стали почитать почти как пророков; наиболее рьяные из его сторонников даже утверждали, что Али и его потомки являются эманацией божества.

ДИНАСТИЯ ОМЕЙЯДОВ (661–750)

Муавийя (правил в 661–680).

Несмотря на то что Хасан, старший из двух сыновей Али от Фатимы, дочери Мухаммада, был выбран его сторонниками преемником Али, Муавийя уговорил его отказаться от наследования и получать содержание от государства. Вскоре Муавия добился молчаливого подтверждения своего титула со стороны противника и правил империей из Дамаска в Сирии. Правители по линии Муавийи известны как Омейяды, поскольку принадлежали к курейшитскому клану Омейадов. Позднейшие арабские источники упрекали Муавийю в том, что он превратил халифат в «царство». Халиф более не шел за примером пророка, не руководствовался его примером и Кораном. Вместо этого он стал главным вождем среди арабских племенных вождей.

Еще при жизни Муавийя добился признания своего сына Язида преемником, несмотря на оппозицию многих благочестивых мусульман. И хотя для каждого нового халифа процедура «избрания» оставалась прежней, с того времени наследование контролировалось семейными кланами-династиями.

Правление Омейадов не было деспотичным. При них существовал своего рода совет, в который входили знатные люди халифата. Однако управление беспокойными провинциями – Ираном и Ираком они передоверили своим наместникам, от которых требовалось поддерживать порядок. В конце концов такая политика породила множество проблем для династии на периферии халифата.

Язид (правил в 680–683).

Сын Муавийи Язид, который стал его преемником в 680 и правил только три года, был настоящим бедуинским князем. Он предпочитал вольную жизнь в Сирийской пустыне и наведывался в столицу только тогда, когда это было абсолютно необходимо. Его преемники следовали его примеру и строили себе дворцы с близко расположенным военным лагерем в полупустыне Сирии или Иордании – как правило, там обязательно были римские бани и мечеть. Сохранившиеся дворцы дают ценные исторические сведения о культурной и эстетической стороне жизни этих арабских монархов, представлявшей собой сплав эллинистических и восточных элементов. Династия обогатила также архитектурный облик городов Сирии, особенно Иерусалима, считавшегося священным как город пророков, и Дамаска, где сирийские, египетские и персидские мастера построили великолепные мечети и храмы.

Убийство Хусейна

В годы правления Язида второй сын Али, Хусейн, получил от жителей Куфы предложение с их помощью овладеть халифатом. В 680 он выехал из Медины со всей семьей и небольшим отрядом слуг. Тем временем наместник Язида подавил мятеж в Куфе и выставил патрули на всех дорогах, ведущих в город. Хусейн попал в западню в Кербеле, в 40 км от Куфы. Хусейн отказался сдаться, хотя был отрезан от источников воды; будучи последним из оставшихся в живых внуков пророка, он был уверен, что с ним не могут поступить слишком сурово. Через десять дней его лагерь был взят штурмом. Защитники сражались до последнего, и Хусейн был убит вместе с другими. Его голову отправили в Дамаск, ко двору Язида.

Убийство Хусейна нанесло колоссальный ущерб династии Омейядов. Мало кого в мусульманской истории так проклинали за убийство. Хусейн был любимцем своего деда – Мухаммада, и еще были живы люди, видевшие, как пророк целовал голову, которая теперь покатилась к ногам Язида, как голова какого-нибудь преступника. Умерщвление Хусейна вызвало возмущение и сплотило оппозицию Омейядам, а «мученичество в Кербеле» быстро обросло самыми скорбными подробностями. С тех пор имя Хусейна, даже в большей степени, чем имя Али, стало боевым кличем шиитов, приверженцев дома Пророка. После смерти Хусейна это направление стало быстро развиваться. Будучи поначалу политическим движением, шиизм со временем стал значительно отличаться от суннитских норм в своих принципах и духовных основах.

Экспансия при Омейадах

Борьба с Византией

Процесс арабской экспансии не останавливался при Омейадах. Хотя Муавия некоторое время платил дань византийцам за то, что они, заключив перемирие, позволили ему расправиться с Али, позже он возобновил ежегодные набеги на территорию Византии. В 669 он направил армию под командованием Язида, которая победным маршем прошла через всю Анатолию и остановилась перед тройными стенами столицы империи Константинополя. Этот поход был составной частью плана Муавийи по усилению престижа Язида среди Омейадов в преддверии решения вопроса о наследовании. Однако энергичный византийский император Константин IV сумел снять осаду.

Муавия нападал на Византию не только с суши. Созданный им флот успешно соперничал с византийским за господство в Средиземноморье. Мусульманский флот был творением рук Муавийи, когда он еще был наместником Сирии при Османе. В 649 Муавия захватил Кипр, а в 652 разгромил византийский флот у Александрии. В 655 арабы почти полностью уничтожили византийский флот в морском сражении у берегов Ликии. Арабский флот начал выходить и в западное Средиземноморье, совершая набеги на Сицилию, где арабы несколько раз опустошали Сиракузы (652, 689) и грабили Родос (654, 672, 717) и Крит (674).

Войска Омейадов еще дважды нападали на Константинополь. «Семилетняя война» 674–680 велась главным образом на море. Арабы, все еще с Муавийей во главе, заняли Крит и Родос. Считается, что столица была спасена новым византийским изобретением, «греческим огнем», с помощью которого поджигали корабли нападавших.

Третью серьезную попытку овладеть Константинополем предпринял халиф Сулейман (годы правления 715–717). Сулейман считал себя «завоевателем с именем пророка», который по предсказанию, приписываемому Мухаммаду, сумеет взять столицу Византии. Его армия и флот встретили ожесточенное сопротивление византийских войск императора Льва III, основателя Исаврийский династии, и были отозваны преемником Сулеймана, набожным Омаром Ибн Абд аль-Азизом. На пути домой арабский флот был уничтожен штормом.

Хотя арабы часто совершали набеги на Анатолию, им так и не удавалось подчинить ее своей власти. Еще один раз арабская армия увидела Константинополь – в 782, придя туда под предводительством наследного принца из династии Аббасидов, Харун ар-Рашида. Императрица Ирина поспешила уплатить ему дань.

Завоевания в Средней Азии

В 700–715 наместники Омейядов завоевали восточный Иран и Мавераннахр, междуречье Амударьи и Сырдарьи. В Мавераннахре, как и в Афганистане мусульмане застали цветущие буддийские центры и разрушили их. Арабские гарнизоны были размещены в Бухаре и Самарканде, и эти города со временем стали среднеазиатскими центрами ислама.

Переправившись через Сырдарью, мусульманские армии углубились на территорию княжеств, которые до этого были данниками Танской империи. Однако Китай не был готов расправиться с арабами и только подогревал мятежные выступления местных племен. Мусульмане столкнулись с трудностями и на уже покоренных территориях. В 728 в Самарканде вспыхнуло всеобщее антиарабское восстание, и арабам пришлось на десять лет уйти с этих земель.

Кульминацией борьбы за власть в Средней Азии между местными князьями, которых поддерживали китайские и арабские войска, стали события июля 751, когда мусульманская армия при поддержке тюрков-карлуков нанесла поражение армии китайцев у р. Талас. В плен попали тысячи китайцев. Это сражение было одним из самых важных для истории Средней Азии. Прошло два столетия, и вся эта громадная территория стала ареалом распространения ислама. Китай был слишком занят своими внутренними проблемами, чтобы вновь сразиться с мусульманскими войсками.