Содержание статьи
    Также по теме

    ВЕДАНГИ

    ВЕДАНГИ (санскр. – «члены Вед»), научные руководства по шести отраслям знания, предназначенные для реализации и исследования ведийского ритуала, а также для истолкования и хранения ведийских текстов. Термин «веданги» – весьма поздний; класс «шесть членов» (шаданга), непосредственно следующий за четырьмя Ведами, встречается в тексте Артхашастры, т.е. датируется 1–2 вв. Канонизированный список шести основных ведийских дисциплин выкристаллизовался из подробных перечней «знаний» (видья), встречающихся уже в Черной Яджурведе, Шатапатха-брахмане, в ранних Упанишадах. Впервые он был представлен в одной из «средних» Упанишад – Мундака-упанишаде, где за четырьмя Ведами следуют руководства по фонетике (шикша), ритуаловедению (кальпа), грамматике (вьякарана), этимологии (нирукта), просодии (чхандас) и астрономии (джьотиша). Тексты по дисциплинам, входящим в канон Веданг, представляют собой преимущественно сутры (букв. «нить») – краткие правила и положения, для понимания которых необходимы учительские комментарии.

    По поводу относительной хронологии Веданг (их соотношения с текстами Ведийского корпуса), а также самого их назначения среди индологов нет единого мнения. Наиболее распространена точка зрения, по которой они выделились из Брахман как подробных описаний и предписаний по ритуалу в «экономные» трактаты. Крайняя лапидарность некоторых сутр, очевидно, связана с учебными потребностями в их заучивании. Однако для заучивания предпочтительнее стихотворные трактаты (которые впоследствии и появлялись в рамках канона шести Веданг), нежели предельно шифрованные записи «лекций», дешифровка которых рассчитана явно не на «студента». Время же их создания оценивается в широких пределах: если древнейшие сутры, посвященные торжественному ритуалу (вроде Баудахаяна-шраутасутры), могли быть одновременны древним Брахманам и датируются первой половиной I тыс. до н.э., то некоторые трактаты, вроде Чханда-сутры Пингалы, относятся уже к первой половине I тыс. н.э.

    Шесть Веданг можно условно разделить на руководства по ритуалу (кальпа) и вспомогательным экзегетическим наукам.

    I. Кальпа-сутры – пособия по торжественному ритуалу (шраута-сутры) и домашнему ритуалу (грихья-сутры). Первые систематизируют правила возжигания трех священных огней (этим торжественный ритуал отличается от домашнего, требующего одного огня) для жертвоприношения огня (агнихотра), обрядов новолуния и полнолуния (даршапурнамаса), для сезонных жертвоприношений, жертвоприношений животных и для различных версий обряда жертвоприношения сомы. Вторые содержат правила для цикла обрядовых церемоний, сопровождающих всю жизнь «дваждырожденного» как средства его «усовершенствования», «обработки» (санскары) – от зачатия до смерти, а также предписания, регулирующие ежедневные жертвоприношения богам, риши (мудрецам-«визионерам») и предкам. Последние имели столь большое значение в жизни древнего индийца, что со временем была создана даже целая литература по шраддха-кальпе (поминальные обряды). Грихья-сутры являются важным этнографическим источником, фиксируют быт, обычаи и верования «арийского» населения Индии. Нельзя исключить мнения, что именно из грихья-сутр развилась и третья категория текстов этого класса – дхарма-сутры, «учебники по дхарме», которые регулировали жизнь индивида в соответствии с его принадлежностью к одной из четырех социальных общностей-варн, на которые делилось население Индии, и проходимой им стадии жизни (ашрамы); особое внимание в них уделялось дхарме царя, вся жизнь и деятельность которого (как, впрочем, и брахмана) рассматривались через парадигму жертвоприношения. К кальпа-сутрам примыкают и шульва-сутры – правила по сооружению алтаря и площадки для жертвоприношений (древнейшие источники по индийской геометрии). Наконец, кальпа-сутры в расширенном смысле включают также и тексты, называвшиеся паришишты («дополнения»), – одними из древнейших были сутры, посвященные искупительным обрядам (в традиции Атхарваведы тексты этого содержания – руководства по магии). Из всех Веданг кальпа-сутры были наиболее близко связаны с ведийскими школами (школы Баудхаяны, Апастамбы, Катьяяны, Параскары, Ашвалаяны, Шанкхьяяны, Джаймини и другие): в наибольшей степени это относится к шраута-сутрам и грихья-сутрам.

    II. Предметом шикша-сутр были правила рецитации, т.е. произношения и интонации при чтении Вед; их значимость была общепризнанной уже потому, что в сознании индийцев эффективность жертвоприношения зависела не только от правильного совершения обрядов, но и от корректной вербализации ведийского текста. Дошедший до нас текст Ригведы является результатом работы древних фонетистов, разработавших как сплошное его чтение (самхита-патха), так и раздельное – по отдельным словам (пада-патха). Древнейшие тексты этого класса назывались пратишакхьями, само название которых («в соответствии с ветвями») указывает на непосредственную связь с ведийскими школами (шакхи), каждая из которых имела свою пратишакхью, включавшую, помимо инструкций по произношению и интонации, также правила сандхи (звуковые изменения при соединении последнего звука предшествующего слова с первым последующего) и удлинения гласных.

    III. К нирукта-сутрам относились не только тексты, истолковывающие происхождение ведийских слов в узком смысле, но также лексические и содержательные толкования ведийских текстов. Единственным сохранившимся памятником нирукты в специальном смысле является Нирукта Яски (ок. 5 в. до н.э.), описывающая язык Ригведы и состоящая из трех разделов. В первом сгруппированы тематические перечни ведийских слов (21 название земли, 15 – золота, 16 – воздуха и т.д.), во втором – омонимы и особо «трудные» слова, в третьем представлена классификация ведийских богов как земных, атмосферных и небесных. К этим текстам примыкают и анукрамани («индексы») – различные каталогизации ведийских Самхит. Так, Шаунаке приписывается индекс поэтов-риши, а также стихотворных размеров, божеств и самих гимнов. Ему же атрибутируются и стихотворные каталогизации материала Ригведы – Брихаддэвата (расширенный каталог божеств, к которым обращаются в отдельных гимнах, а также связанных с ними мифов) и Ригвидхана (магические силы, которые порождаются рецитацией отдельных гимнов и стихов). Как и фонетисты, «этимологисты» занимались грамматикой – им принадлежала, в числе прочего, древнейшая классификация частей речи.

    IV. Специально грамматической ведангой считалось знаменитое Восьмикнижье Панини (ок. 4 в. до н.э.), у которого было много предшественников (притом не только среди фонетистов и этимологистов), а также сочинения его последователей и истолкователей. Однако значение грамматики в древнеиндийской культуре, где она была в такой же мере «царицей наук», как математика – в Греции, очевидным образом выходит за рамки системы Веданг. Кроме того, надо иметь в виду, что Панини работал уже не с ведийским языком, но со следующей стадией древнеиндийского.

    V. Последнее замечание относится и к тексту, который традиционно относят к руководству по просодии. Материалом Чханас-сутры Пингалы (комментарий к которой датируется 10 в.) являются уже стихотворные размеры классического санскрита (другой приписываемый ему трактат посвящен пракритским размерам).

    VI. Джйотиша-веданга – текст из 36–43 стихов, в котором описываются позиции Луны и Солнца во время солнцестояния, а также 27 лунных домов-накшатр и инструкции по их исчислению.

    См. также АТМАН; БРАХМАН; ВАРНЫ; ВЕДЫ; ДХАРМА; САНСКАРЫ.

    Литература

    Кудрявский Д.Н. Грихьясутры как источник для истории индоевропейской бытовой культуры. – В кн.: Живая старина, т. 6, вып. 1, 1896
    Кудрявский Д.Н. Прием почетного гостя по древнеиндийским правилам домашнего ритуала. – Журн. Мин-ва нар. просвещения, 1896, ч. 305, № 5, отд. 2
    Кудрявский Д.Н. Исследования в области древне-индийских домашних обрядов. Юрьев, 1904
    Семенцов В.С. Проблемы интерпретации брахманической прозы. Ритуальный символизм. М., 1981
    Пандей Р.Б. Древнеиндийские домашние обряды. М., 1982
    «Домашние обряды». Ашвалаяна-грихьясутра. – В кн.: История и культура древней Индии: Тексты. М., 1990