Содержание статьи
    Также по теме

    ШУМАН, ПИТЕР

    ШУМАН, ПИТЕР (Schumann Peter) (р. 1934), американский художник и режиссер немецкого происхождения.

    Родился 6 ноября 1934 в Люббен, Силезия. В 1953–1955 учился в художественной школе в Ганновере и в Высшей Школе изобразительных искусств на скульптурном отделении. Уже в то время он определил для себя, что его интересует искусство «оживших скульптур». Это словосочетание отражало стремление соединить две, казалось бы, противоположные сферы художественной деятельности: искусство скульптуры и мимолетное и динамичное искусство движения, которым юный Шуман одновременно занимался и пытался даже организовать свою танцевальную группу. В ранние годы он сделал для себя выбор того, какой тип творчества его интересует – «бедное искусство», обращенное не к знатокам или избранным, тем более не к богатым, а к униженным и угнетенным. Даже материал для своих скульптур он избирал самый дешевый и недолговечный: глина, гипс, чаще все папье-маше. «Искусство это хлеб, искусство должно быть доступно, как хлеб», – неоднократно повторял Шуман. А когда в 1963 (после небольшого периода мюнхенских экспериментов с постановками перформансов и спектаклей с «ожившими скульптурами», а затем переезда в Америку) организовал свой театр, то назвал его «Хлеб и Кукла» («Bread and Puppet»). Поставленное первым слово «Хлеб» имело не только символический смысл спектаклей Шумана, но и указывало на важнейший из элементов. Спектакли заканчивались ритуальной акцией раздачи зрителям ржаных караваев, специально испеченных самим Шуманом по старинному рецепту, переданному ему еще в детстве матерью, силезской крестьянкой.

    Самыми общими истоками театра Шумана были традиции фольклорных действ восточного театра масок (особенно японских Но и Бураги), а также деревянной и каменной скульптуры немецкого средневековья, экспрессионистической графики и дадаизма. Основные персонажи спектаклей Шумана это маски-лики разных типов, видов и размеров; ими управляли, их вели и озвучивали исполнители. Головные и лицевые маски, составляя единое целое с фигурами исполнителей и их костюмным обликом, являли собой укрупненный лик с застывшим экспрессивным выражением характера персонажа и переживаемой им эмоции-страсти: от ужаса и страдания, глубокой печали и обреченной смиренности до яростной злобности или, напротив, невозмутимой бесстрастности, к примеру, у Мусорщиков и улыбчивого добродушия Прачек, Домашних Хозяек, Крестьянок, которые воплощали исповедуемый Шуманом идеал простой, естественной жизни.

    Когда же возникала необходимость показать уменьшенную ипостась человека-маски, Шуман использовал куклы, и в сопоставлении с ними человек казался гигантом. И напротив, его собственная малость подчеркивалась, когда в спектакле появлялись маски огромных размеров, которыми управляло (с помощью шестов) несколько операторов, скрытых внутри его одеяния или находящихся вовне. Эти огромные маски воплощали существа как мифического, фантастического, библейского происхождения (Всевышний, разные другие Божества, Мать Земли, Король Ада, всевозможные Драконы и Демоны, Мадонна и Иисус), так и гиперболизированные типы социальной жизни (Дядя Фасто, он же Дядя Сэм, Статуя Свободы и Президент Никсон, Королева Испании и Великий Герцог, Диктатор с лицом Сталина, а, с другой стороны, те же Домашние Хозяйки-Прачки и Мусорщики). Некоторые маски исполнители несли перед собой и над собой, иногда это были композиции из нескольких ликов или даже целой толпы, противостоявшей герою, или, напротив, являвшей собой несчастных, кричащих от ужаса жертв с поднятыми вверх руками.

    Содержанием создаваемых Шуманом многообразных по форме и характеру представлений его Театра Художника были сюжеты, рассказывавшие о трагических событиях современности или прошлого, когда силы зла совершали насилие. Эти сюжеты часто брались из злободневной газетной или иной масс-медийной хроники, но разыгрывались как истории вечные.

    Активная политическая направленность искусства Шумана сделала его неотъемлемой частью американского антивоенного движения 1960-х. Его маски в те годы более 130 раз выступали, как наиболее впечатляющий художественный компонент разных уличных шествий, демонстраций, пикетов и других форм протеста против войны во Вьетнаме и прочих действий правительства. На те же антивоенные темы создавались спектакли: История мира и Королевские истории (1963), Птицелов в Аду (1964), Огонь (1965), Раны Вьетнама и Кантата Седой Леди (1967), наконец, Крик людей о мясе (1969) – главная полномасштабная работа Шумана того периода.