Диагноз по По

Он прожил еще 12 лет и оставался в полном рассудке, хотя его личность изменилась неузнаваемо. И это удивительно, ведь огромный железный лом, войдя через левую щеку, насквозь, снизу вверх, пробил ему голову, нанеся невосполнимую травму головному мозгу.

Это жуткая история произошла с железнодорожным рабочим Финеасом Гейджем из США в 1848 году. При заталкивании ломом взрывчатки в отверстие скалы на пути строящейся железнодорожной ветки, произошел подрыв снаряда. Вылетевший с чудовищной силой железный лом пробил насквозь череп несчастного. Это не только не убило Гейджа, но, что самое удивительное, через несколько минут он пришел в себя и с помощью коллег добрался до врача.

За последующие после того рокового дня годы, Финеас Гейдж продолжал вести активный, полноценный образ жизни. По воспоминаниям современников черты его характера и поведения кардинально изменились. Он стал грубым и раздражительным, часто прилюдно матерился, казалось, в него вселился абсолютно другой человек.

Этот случай считается хрестоматийным в медицине. Он впервые со всей очевидностью доказал прямую взаимосвязь между лобными долями головного мозга человека и проявлениями основных характеристик личности человека. Это позволило говорить о локализации участков головного мозга, об ответственности отдельных его участков за те или иные функции мозга человека, о влиянии на эмоции и на личность. Сам факт разрушения ткани при столь масштабной травме мозга впервые позволил выдвинуть гипотезу о том, что в таких случаях происходит передача функций от поврежденных участков коры головного мозга здоровым.

Долгие годы после случая с мастером Финеасом Гейджем ученые анализировали полученные данные. Даже до сих пор многое еще остается неясным. Но как тогда объяснить тот удивительный факт, что в 1840 году, за 8 лет до описанных событий, знаменитый американский писатель Эдгар По с медицинской точностью, досконально, описывает все симптомы Финеаса Гейджа в своем рассказе «Делец».

Как писатель смог так точно передать признаки того, что сейчас известно, как синдром лобной доли мозга, – скорее всего так и останется загадкой. Как и во многих других рассказах Эдгара По, повествование в «Дельце» ведется от имени анонимного  рассказчика. Он рассказывает как в детстве получил черепно-мозговую травму от няни, которая «подняла меня за пятки, покрутила в воздухе, пожелала мне как "визгуну проклятому" провалиться и ударом о спинку кровати промяла мне  посредине голову, точно шапку. Этим была решена моя судьба и заложены начатки моего благосостояния. На теменной кости у меня в тот же миг вскочила шишка, и она впоследствии оказалась самой что ни на есть настоящей шишкой порядка. Вот откуда у меня страсть к системе и упорядоченности, благодаря которой я стал таким выдающимся дельцом».

Этот случай действительно определяет многое в жизни человека, он развивает рабскую приверженность к точности и одержимость методами, которые характерны для современной диагностики синдрома лобной доли. После того герой Эдгара По теряет работу, становится жестоким социопатом, и, в конце концов, попадает в тюрьму. Но, при этом, он никогда не теряет чувство порядка. «Я – делец. И приверженец системы. Система – это, в сущности, и есть самое главное».
 Современные ученые, анализируя текст рассказа По, находят десятки абсолютно точных, правильно описанных клинических признаков болезни. Возможно герой рассказа не выдуман автором, и у По действительно существовал в детстве друг, перенесший аналогичную травму, которая, в конечном итоге, и привела к безумию. Невезучего мастера Финеаса Гейджа, вероятно, постигла та же участь. К концу своей жизни он, когда-то уважаемый мастер-железнодорожник, зарабатывал тем, что колесил по стране с ярмарочным балаганом и выступал на потеху публике.

Все симптомы синдрома лобной доли даже сегодня трудно поддаются четкой формулировке. Рассказчик же Эдгара По получил травму в детстве и, соответственно, у него симптоматика, характерная для педиатрической истории болезни. Удивительно, но факт: педиатрический синдром лобной доли не был официально описан аж до 1999 года. И уж совсем парадоксально то, что в этом описании болезни современная медицина так ничего и не смогла прибавить к написанному Эдгаром По, с такой невероятной наблюдательностью и точностью, почти за 160 лет до этого.