Содержание статьи
    Также по теме

    ВЕЧНЫЙ ЖИД

    ВЕЧНЫЙ ЖИД– главный персонаж легенды, в которой рассказывается, как один иерусалимский сапожник по имени Агасфер ударил Христа сапожной колодкой, когда тот, идя на Голгофу, остановился у его дома, чтобы отдохнуть. Христос будто бы сказал ему: «Я отдохну, но ты будешь ходить до тех пор, пока я не приду снова». С этого времени Агасфер не может умереть и странствует по свету, не находя покоя.  По другому преданию, это был латинянин, привратник у дома Пилата, по имени Картафил. Он ударил Христа кулаком и в наказание должен ожидать его второго пришествия. Каждые сто лет на него нападает болезнь, после которой к Картафилу возвращается его молодость.

    В Европе эта легенда возникла в 13 в. Первым ее изложил английский хронист Матвей Парижский (умер ок. 1259), который, в свою очередь, ссылается на бывшего в 1228 в Англии армянского архиепископа. Филипп Мускес, составитель фламандской хроники (ок. 1243), также рассказывает это предание.

    В Италии легендарную личность Вечного Жида, как сообщает живший в 15 в. астролог Бонатти, видели в 1267 в Форли, а по свидетельству хрониста Тицио, в 15 в. Вечный Жид появился в Сиене. Его в Италии называли Буттадио, и это имя проникло в Бретань, превратившись там в Будедео. В 16 в. (1542) будущий епископ Шлезвигский, а тогда еще студент Павел фон Эйтцен, видел, как он говорит, в Гамбурге Великого Жида, стоявшего с босыми ногами в церкви перед кафедрой во время проповеди. Он, якобы, проследил его дальнейшую судьбу, о чем и сделал своим ученикам сообщение, которое потом было записано одним из них, Хризостомом Дедалусом, и напечатано в 1564. Это сообщение является основой содержания народной книги о Великом Жиде, впервые изданной в Лейдене в 1602. С тех пор книга переиздавалась много раз, с различными прибавлениями; была переведена на латинский, французский и голландский языки. С этого времени фигура Агасфера появляется в различных странах: в Голландии под именем Исаака Лакведема, в Испании под именем Хуана Эсперайен Диоса («надейся на Бога»), который носит на лбу черную повязку, чтобы скрыть огненный крест, сжигающий его мозг, который постоянно восстанавливается. Кроме того,в Берне, например, долгое время сохранялись большие башмаки Великого Жида.

    Фигура Вечного Жида заняла прочное место в европейской литературе. Образ Агасфера (Вечного Жида) привлекал писателей различных стран и эпох: А.Шамиссо, К.Брентано, У.Вордсворт, П.Шелли, Дж.Р.Киплинг, Дж.Голсуорси,  П.Беранже, Э.Сю, Дюма-отецГ. АполлинерХ.К.Андерсен, Ф.Палудан-Мюллер, Ю.А.Стриндберг, П.Лагерквист; Висенте Бласко Ибаньес, Марк ТвенО'Генри и многие другие литераторы черпали вдохновение в этой древней легенде.

    Первоначальная идея легенды об Агасфере в различных литературных обработках получала все новые разнообразные толкования и связывалась все с новыми идеями и лицами.

    В частности, Агасфера объясняли как отражение Водана, или как одно из воплощений дикого охотника.

    Гете собирался сделать Агасфера героем своей поэмы. В большой поэме немецкого поэта 19 в. Юлия Мозена  Agasver  (1838) Вечный Жид является как резкое противоречие христианству. Совершенно иначе, скорее как проповедника религии любви трактует этот персонаж в своем романе Вечный жид (Le Juif errant, 1844–1845) французский писатель Эжен Сю. Французский политик, историк и писатель Эдгар Кине (1803–1875) в философской мистерии Агасфер (1833) превратил главного героя в символ всего человечества, пережившего свои надежды. Он говорил о своем творении, что это «история мира, Бога в мире и сомнения в мире». С другой стороны, немецкий поэт Людвиг Келер (1819–1862) в своем стихотворении Новый Агасфер (Der neue Ahasver ,1841) видит в Агасфере проповедника свободы, а эпическое стихотворение Ahasverns (1848) Г.Х.Андерсена выводит этот персонаж как «гения сомнения» и делает его представителем упорного, застывшего культа Иеговы. Роберт Гамерлинг (1830–1889) – австро-немецкий поэт и драматург, представляет его в своем эпосе Агасфер в Риме (1866) как прототип вечно страдающего, борющегося и стремящегося к идеалу человека. В поэме датского поэта Х.Х.Зеедорфа Агасфер и плуг (1961) Вечный Жид олицетворяет странствование еврейского народа и его возвращение на родину.

    У основоположника русского романтизма В.А.Жуковского в его неоконченной драме Агасфер. Вечный Жид пересекаются история романтического изгнанника, свидетеля зарождения христианства, современника Христа, с историей человечества – от падения Рима до изгнания Наполеона на остров Святой Елены. У Е.А.Баратынского Вечный жид – несчастный сумасшедший, вообразивший себя вечным скитальцем.

    Декабрист В.К.Кюхельбекер (1797–1846), поэт и друг Пушкина, работал над своей поэмой о Вечном Жиде с 1832 до конца своей жизни. В своих дневниках он писал о замысле этого эпического произведения: «В воображении моем означились уже четыре главные момента различных появлений Агасвера: первым будет разрушение Иерусалима, вторым падение Рима, третьим поле битвы после Бородинского или Лейпцигского побоища, четвертым смерть его последнего потомка, которого мне вместе хотелось бы представить и вообще последним человеком…»

    Для творчества многих других писателей, драматургов и поэтов, в частности, Н.В.Гоголя,  Л.Н.Андреева, В.В.Набокова, Б.Л.Пастернака, В.В.Иванова образ Агасфера был полон творческих возможностей и символического смысла.

    Литература