Также по теме

ПАПУА - НОВАЯ ГВИНЕЯ

Почвы, растительный и животный мир.

В основном почвы малоплодородные и обладают низким сельскохозяйственным потенциалом, что предопределено свойствами материнских пород (в частности, выветрелых коралловых толщ). Истощению почв способствуют также интенсивное выщелачивание на низменностях в условиях жаркого влажного климата, неблагоприятные условия стока в заболоченных районах и ускоренная эрозия на крутых склонах. Лишь ок. 25% всей территории страны по почвенно-геоморфологическим условиям пригодны для земледелия. Наиболее плодородны почвы, развитые на вулканических отложениях в провинциях Западное нагорье и Южное нагорье, на севере Новой Британии и о.Бугенвиль. Высокой продуктивностью отличаются также почвы на хорошо дренируемых молодых аллювиальных отложениях во многих горных долинах, а также почвы подгорных равнин.

На большей части Папуа – Новой Гвинеи сохранилась естественная растительность, преимущественно влажные тропические леса. Там, где они были сведены, а затем заброшены, возникли в одних случаях грасленды (травянистые сообщества), в других – редколесья. Встречаются также мангровые леса, прибрежные леса, вечнозеленые тропические леса, а там, где выражен сухой сезон, – полулистопадные тропические леса (обычно с листопадным верхним ярусом). Имеются также рощи саговых пальм в заболоченных местообитаниях, заросли тростника, травянистые болота, низменные и горные луга, альпийские кустарники, хвойные леса, смешанные низкогорные леса с участием бука, дуба и других пород.

Страна отличается самой богатой в мире орнитофауной (860 видов), на сохранность которой, однако, неблагоприятно повлияли вооруженные конфликты, происходившие после провозглашения независимости. Самые знаменитые из пернатых – райские птицы (38 видов из 42, известных науке), обитающие только на Папуа – Новой Гвинее, в Австралии и на соседних островах. Одна из этих птиц запечатлена на флаге страны. Встречаются такие необычные виды, как казуар (нелетающая птица, родственная африканскому страусу и австралийскому эму), птица-носорог, королевский голубь Виктория, белогрудый и золотистолобый пестрый голуби и др.

Зафиксировано ок. 300 видов пресмыкающихся. Одних только змей, в большинстве ядовитых, насчитывают 110 видов. Самые крупные из них – питоны и боа (в совокупности 12 видов), достигающие в длину более 7 м, а наиболее ядовит четырехметровый тайпан (редкий вид). Чрезвычайно агрессивны живородящие змеи. Известны два вида крокодилов, в том числе самый крупный в мире, обитающий в соленой воде. Средняя длина его тела составляет 7 м, но бывают и 10-метровые особи. Пресноводные крокодилы –гораздо меньше по размеру (в основном ок. 2 м).

Млекопитающих выявлено ок. 230 видов. Отсутствуют многие крупные представители этого класса животных, например обезьяны и большие кошки (встречающиеся в Юго-Восточной Азии). Обычны мелкие кенгуру (валлаби), опоссумы, ехидны, сумчатые мыши, крысы, летучие мыши. Обращает на себя внимание кускус – животное, внешне напоминающее ленивца.

Огромным разнообразием отличается мир насекомых (30 тыс. видов). Среди них – самая крупная в мире бабочка (Ornithoptera alexandrae) с размахом крыльев 35 см.

 IGDA     ПАПУА – НОВАЯ ГВИНЕЯ, деревня в горах.

Население и общество.

Перепись 1990 не проводилась в провинции Северные Соломоновы острова из-за военных действий на о.Бугенвиль, а на всей остальной территории было зарегистрировано 3608 тыс. человек. Из них почти 99% составляли коренные меланезийцы, остальные – преимущественно временные жители, среди которых преобладали европейцы, а узкую прослойку составляли азиаты. Вследствие высокой рождаемости демографический рост в среднем оценивается в 2,3% в год, при весьма значительных межрайонных вариациях. Почти 2/3 населения представлены лицами моложе 30 лет, что является предпосылкой быстрого увеличения его численности в ближайшем будущем.

По физическим особенностям меланезийцы сильно различаются. Хотя само название «Меланезия» (т. е. «черные острова») указывает на цвет кожи аборигенов, на самом деле она варьирует от светло-коричневой до иссиня-черной. Волосы меланезийцев – почти всегда черные или темно-каштановые – варьируют от густокучерявых до волнистых.

Меланезийцы говорят более чем на 700 языках, включая ок. 200 австронезийских и приблизительно 500 папуасских. Австронезийские языки, которыми пользуются примерно 15% населения, распространены на побережье Новой Гвинеи и прилегающих островах. Все они очень близки между собой и имеют лингвистическую основу, общую для всего Тихоокеанского региона. Папуасские языки, распространенные во внутренних и горных районах «материка», а также на ряде малых островов, менее тесно взаимосвязаны и по своей структуре весьма сложны. Для межэтнического общения меланезийцы применяют два языка. Из них пиджин-инглиш удовлетворяет нужды 1/4 всего населения, особенно в северных прибрежных районах и горных областях Новой Гвинеи, а также на островах, становясь первым языком для городских детей. Хири-моту в ходу у жителей южного и юго-восточного побережий Новой Гвинеи. Кроме того, все более широко используется английский язык. В середине 1970-х годов им владело до 10% населения, ок. 40% могли читать и писать на родном языке или на языке межэтнического общения.

Средняя плотность населения в стране ок. 9 человек на 1 кв. км, но размещено оно весьма неравномерно. На Новой Гвинее, где сосредоточено 90% всех жителей, самый высокий показатель (более 30 человек на 1 кв. км) отмечен во внутренних горных районах, к северу от центральной части долины р.Сепик и в некоторых прибрежных местностях. В итоге на долю межгорных долин центральной области Новой Гвинеи приходится почти 40% всего населения. Столь же густо заселены район Рабаула на Новой Британии, о.Бугенвиль и многие мелкие острова. Общий фон составляют территории с низкой и средней плотностью населения, а юго-западные и суровые высокогорные местности Новой Гвинеи, а также горы Новой Британии и Новой Ирландии фактически не обжиты.

Отток молодежи из деревень непрерывно увеличивается, в чем и состоит причина относительно быстрого роста населения городов – в среднем на 4,1% в год, что практически вдвое превышает аналогичный показатель для деревень – 2,0%. Эта миграция не прекращается, несмотря на медленное увеличение числа постоянных рабочих мест и неблагоприятные условия жизни в городах. В 1971 там концентрировались лишь 9,5% населения страны, а в 1997 – 18% (в том числе 5,4% в столице – городе Порт-Морсби). Другие крупные города страны – Лаэ, Маданг, Вевак, Горока, Маунт-Хаген и Рабаул (на Новой Британии). До 1989, пока не разразилась гражданская война на о.Бугенвиль, в городе Арава насчитывалось столько же жителей, сколько теперь в Рабауле и Маунт-Хагене вместе взятых.

Около 82% всего населения живут в сельской местности и занимаются натуральным хозяйством. Главной социальной ячейкой является большая семья. Но ее члены обычно признают свою принадлежность к более крупным родственным группам, напоминающим кланы. Самые крупные группы, особенно в горах, составляют племена. Руководящую роль обычно играют вожди, которые сумели завоевать особое положение и властные полномочия. Гораздо менее характерна передача власти по наследству. Как правило, наиболее умудренные опытом старики деревни или клана образуют совет старейшин, без согласия которого не принимается ни одно важное решение. В Папуа – Новой Гвинее женщины отнюдь не везде имеют более низкий общественный статус, нежели мужчины.

В Папуа – Новой Гвинее религиозные воззрения всегда играли и продолжают играть важную роль. Анимистические верования глубоко укоренились в сознании многих людей так же, как и вера в магическое действие колдовства, которое служит средством регулирования общественных отношений. С середины 19 в. активизировалась деятельность христианских миссионеров, благодаря чему в настоящее время примерно 3/5 населения, по крайней мере номинально, числятся протестантами и ок. 1/3 – католиками. Вплоть до Второй мировой войны лечением и образованием меланезийского населения занимались в основном миссионеры. Самые крупные протестантские конфессии – лютеранская и Объединенная церковь Папуа – Новой Гвинеи и Соломоновых Островов. За последние 20 лет значительных успехов добились новые евангелические общины, в частности, одна из крупнейших пятидесятнических организаций – Ассамблеи Бога.