Содержание статьи
    Также по теме

    НАСЛАЖДЕНИЕ

    НАСЛАЖДЕНИЕ – (то же, что удовольствие): чувство, переживание, сопровождающее удовлетворение потребности или интереса. С точки зрения жизнедеятельности человека, наслаждение знаменует различные по характеру и смыслу переживания: а) преодоления недостатка, б) освобождения от давления, в) личностно значимого самоосуществления, г) самоутверждения. Жизненное значение наслаждения определяется тем, что оно сопровождает уменьшение и угасание внутреннего напряжения (физического и психического), способствует восстановлению жизненных функций организма. С этой точки зрения наслаждение изучается в психологии.

    Специальные исследования позволили австрийскому ученому З.Фрейду сделать вывод о несомненно положительной роли наслаждения в жизни организма, в особенности наслаждения, связанного с продолжением рода, и дали основание говорить о «принципе наслаждения» (Lustprinzip) как главного естественного регулятора психических процессов, или душевной деятельности, а шире – инстинкта жизни. Наиболее интенсивными и яркими, а вместе с тем и относительно доступными, являются телесные наслаждения, в первую очередь, сексуальные, а также связанные с удовлетворением потребности в пище, тепле, отдыхе (расслаблении). Как показал Фрейд, для ребенка ранние сексуальные наслаждения знаменательны как интимный опыт внутренней автономии и независимости от окружающих. В процессе социализации происходит ограничение естественной установки индивида на наслаждение. Расширяющиеся контакты с окружающими требуют от человека контролировать свое стремление к наслаждению, откладывать получение наслаждение, терпеть неудовольствие и т.п. Потребности адаптации индивида в окружающем мире и эффективного социального взаимодействия приводят к замещению принципа наслаждения «принципом реальности» (Realitätsprinzip), который, по Фрейду, тоже влечет к наслаждению, но отсроченному и уменьшенному, хотя и более надежному. В наслаждении индивид принадлежит самому себе, освобожден от обязательств и в этом плане – суверенен. Ориентация на наслаждение, поиск наслаждения как деятельность, или опыт желания противоположны обыденному поведению, основанному на благоразумии и стяжании пользы; последовательность же в стремлении к наслаждению реализуется за счет ухода от ответственных отношений с другими людьми.

    Уже в античности была выдвинута теория наслаждения как восполнения недостатка (Платон, Аристотель и др.). В той мере, в какой тело рассматривалось как микрокосм, стремящийся к внутренней упорядоченности, наслаждение может быть представлено как благо и, стало быть, добро. Из этого взгляда может вытекать определенная нормативная позиция, согласно которой внутренний баланс является идеальным состоянием организма, и человеку следует делать все то, чего желает его тело (см. также ГЕДОНИЗМ). Основной принцип такой позиции, или умонастроения, образа жизни и системы ценностей гласит: «Поступай всегда так, чтобы ты по возможности мог непосредственно удовлетворять свои желания и испытывать как можно большее наслаждение». Как показывает анализ логики и психологии гедонического, т.е. сориентированного на наслаждение, сознания, оно не допускает никаких ограничений наслаждению, не признает контроля и меры, т.к. жаждет в конечном счете наиболее насыщенных наслаждений. На это обратил внимание Сократ: жизнь, отданная наслаждению, неизбежно ведет к неистовству. Это не значит, что невозможно принятие в качестве высших именно возвышенных, разумных или умеренных наслаждений, на что ориентирует этика эвдемонизма (см. также ЭПИКУР). Однако это предполагает отказ от принципа наслаждения как приоритетного и совмещение его с другими нравственными ориентациями – на совершенство, самоограничение, благоразумие и т.п. Отвержению внешних ограничений в этике наслаждения сопутствует нигилистическое отношение к традиционным нравственным установлениям вообще. Однако мораль наслаждения не антинормативна, в ней сохраняется непременная для этики установка на самодостаточность добродетели. Но добродетелью называется способность и умение наслаждаться. Добродетели же универсальной морали рассматриваются лишь под углом зрения того, содействуют или препятствуют они истинному наслаждению. Для гедонистического сознания не существует высшего долженствования: коль нравственный идеал усматривается в исполненности всех мыслимых наслаждений, то идеальное и должное оказываются сведенными к нереализованному наличному – к желанию. Стремящийся к наслаждению как к ценности самой по себе, уповает не просто на удовлетворение потребности, но на получение наслаждения. Последнее же возможно двояким образом: либо в разнузданности разнообразных желаний, либо в их упорядоченности и утонченности. Первый путь концентрированно выражен в моральном садизме, второй – в эротизме. И садизм (напр., маркиза де Сада), и эротизм (например, Э.Арсан, автора скандально известного романа Эмануэль) содержат достаточно развитые и рационально обоснованные, хотя отличающиеся друг от друга в существенных чертах, нормативные построения. В сравнении с садизмом эротизм представляет смягченную версию морали наслаждения, что выражается главным образом в характере не исповедуемых ценностей, а той коммуникативной среды, в которой эти ценности утверждаются.

    В истории философии этическая критика морали наслаждения имела целью не отказ от принципа наслаждения как такового, но ограничение – посредством принципов пользы, совершенства и человеколюбия – эгоистического своеволия. Как показатель исполненности желания и важный фактор жизненного благополучия человека наслаждение является безусловной положительной ценностью.

    Рубен Апресян

    Литература

    Аристотель. Никомахова этика, кн. VII, IX // Аристотель. Соч. в 4 тт. Т. 4. М.: Мысль, 1983
    Маркиз де Сад и ХХ век. М.: Культура, 1992
    Фрейд З. По ту сторону принципа наслаждения // Фрейд З. Основной инстинкт. М.: ОСТ, 1997. С. 194–250
    Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М.: Гардарики, 1998. С. 311–322