Также по теме

ДИАКРИТИЧЕСКИЕ ЗНАКИ

ДИАКРИТИЧЕСКИЕ ЗНАКИ, или диакритические пометы (от греч. 'различать'), специальные значки, добавляемые к буквам того или иного алфавита с целью обозначить изменение их стандартного чтения или же указать на какую-либо особую роль, которую звук, обозначенный буквой с диакритикой, играет в слове. 

Число используемых людьми систем письменности, в том числе алфавитных, во многие десятки раз меньше числа имеющихся в мире языков. Обусловлено это как тем, что бóльшая часть языков мира (на которых, правда, говорит меньшая часть населения планеты) и поныне являются бесписьменными, так и тем, что очень значительная часть самых различных языков мира пользуются письменностью одного-единственного вида – латинской, причем доля латинизированных систем письма постепенно увеличивается за счет создания письменностей для все новых языков (практически все такие письменности строятся на латинской основе), а также за счет перехода старописьменных языков к использованию латинского алфавита – такой переход произошел, например, в первой четверти 20 в. во Вьетнаме и в Турции. Массовое создание новых письменностей на кириллической основе тоже имело место в недавней истории, а именно в конце 1930-х годов в СССР, что было частью изменившейся к этому времени языковой политики (в 1920-е годы в СССР для большинства ранее бесписьменных и некоторых старописьменных языков внедрялась латиница; в новых независимых государствах бывшего СССР тяготение к обратному переходу на латиницу прослеживается в настоящее время).

При создании алфавитов на латинской основе для языков, далеких от «среднеевропейского стандарта», возникает ряд проблем, обусловленных тем, что латинский был языком с типологически очень бедной фонологической системой, и поэтому средств латинского алфавита заведомо недостаточно даже для передачи звуков современных европейских языков, не говоря уже о языках с более богатой фонологией. В принципе, это же относится и к кириллической письменности, также разработанной для языка, фонетически далекого от, например, кавказских языков, пользующихся ныне алфавитом на русской основе. В случае, когда язык, для письменной фиксации которого используется тот или иной алфавит, фонологически богаче того языка, алфавит которого предполагается использовать (применительно к латинскому алфавиту дело обстоит именно так почти всегда), алфавит приходится адаптировать, чаще всего – обогащать. Тем не менее по культурным, политическим и техническим и отчасти религиозным причинам тенденция к внедрению латиницы является доминирующей.

В принципе, существуют три способа обогащения алфавита. Первый заключается в дополнении его некоторыми совершенно новыми буквами (графемами), изобретаемыми специально (иногда из имеющихся элементов других букв) или заимствуемыми из других алфавитов. В пределе такой путь ведет к созданию совершенно оригинального алфавита, что случалось в истории не так уж часто; большинство систем письменности, и не только алфавитных, но и слоговых, создавались путем заимствования и адаптации.

Второй способ предполагает использование своего рода графической идиоматики, т.е. сочетаний букв, читаемых особым образом (это так называемые диграфы, триграфы и т.д., букв может быть много – в немецком для передачи звука [č] используется четыре буквы tsch, а для передачи русского [щ] в заимствованиях – целых семь: schtsch). Способ чтения иногда не выводим из чтения входящих в сочетание букв (например, чтение польск. rz как [ž]).

Наконец, третий способ предполагает небольшую модификацию существующих букв за счет добавления к ним различного рода вспомогательных над- и подстрочных значков, чаще всего различных точек и черточек, а также изменения отдельных элементов букв. Это и есть диакритические пометы в узком смысле. Как правило, звуки, передаваемые с помощью букв с диакритиками, сходны со звуками, передаваемыми соответствующими буквами без диакритик.

Реально в алфавитах различных языков представлены все три типа адаптационных изменений, причем все они могут встречаться в одном и том же алфавите одновременно. Так, в немецком письме имеется особая буква ß, отсутствующая в собственно латинском алфавите, диакритические значки умляута над тремя гласными ä, ö и ü, а также несколько буквенных сочетаний, часть из которых приведена выше. Однако конкретные системы алфавитного письма, построенные путем адаптации некоторого алфавита, могут характеризоваться предпочтительным использованием какого-либо одного из трех перечисленных приемов. Так, в чешском алфавите интенсивно используются диакритические знаки и только одно сочетание букв ch, используемое для передачи заднеязычного смычного (рус. [х]); в польском диакритик меньше, зато обильно представлены буквенные сочетания; в английском обошлись вообще без диакритик (если не считать факультативного использования знака диерезиса, т.е. двух точек над гласной для указания ее слогового характера при сочетании гласных звуков, обычно во французских заимствованиях, например noёl 'рождественский гимн'), используя зато такие сочетания букв, как sh для обозначения [š], ch для [č], th для [q] и [ð] – при том, что в древнеанглийском для обозначения двух последних звуков имелись специальные буквы. При создании кириллического алфавита на основе греческого этот последний был дополнен многими новыми буквами, частично заимствованными из других алфавитов (например, буква ш – из древнееврейского), тогда как диакритики для целей создания новых букв почти не использовались.

У каждого из трех способов адаптации алфавита есть свои достоинства и недостатки – особенно если принимать во внимание такой немаловажный фактор, как удобство типографского и компьютерного набора. Использование буквенных сочетаний технически проще, но сильно удлиняет текст (в чем легко убедиться на примере польского языка) и не слишком наглядно (например, польское сочетание sz обозначает звук [š], а в венгерском то же сочетание передает [s], тогда как «обычное» s обозначает в венгерском как раз звук [š]; при этом диграф zs в венгерском передает звук [z]). Использование специальных букв неудобно при наборе и при этом не обладает наглядностью, хотя и сокращает текст. Применение диакритик также создает проблемы при наборе, особенно многоязычном, но зато сокращает текст и более точно передает место звука в фонетической системе, в связи с чем использование диакритических помет является предпочтительным решением при научном транскрибировании текста; более того, фонетическая транскрипция – это самостоятельная важная область использования диакритик, хотя в ней используются и специальные буквы. По сути дела, научная транскрипция – это универсальный алфавит, с помощью которого возможно изобразить звучание выражений любого языка; такова, например, транскрипция Международной фонетической ассоциации (МФА).

В рукописном тексте диакритики предстают как наиболее простое средство модификации алфавита, – не случайно их использование началось еще в Средние века.

Помимо целей модификации значения графических символов, т.е. передачи отличий в качестве звуков (так называемые сегментные отличия), диакритические пометы используются также для указания на особенности звучания того или иного звука в составе слова, и прежде всего для указания на ударение в тех языках, где оно является смыслоразличительным или где его обозначение практикуется в силу каких-то иных причин. Диакритическими знаками ударение и тон обозначаются также и в научной транскрипции; существует и ряд других использований диакритических помет (см. ниже).

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДИАКРИТИЧЕСКИХ ЗНАКОВ

Практика использования различных диакритических знаков в национальных письменностях различных языков носит непоследовательный характер. Объясняется это в основном тем, что предназначенные для повседневного использования системы письма люди стремятся обычно сделать по возможности проще, в силу чего на наиболее доступные диакритические знаки формируется своего рода «повышенный спрос», и они используются для обозначения тех отличий в произношении звуков, которые характерны именно для данного языка; нелингвистов же, которые имеют дело лишь со своим языком, возникающая при этом межалфавитная несогласованность нисколько не занимает.