Также по теме

СЕМАНТИКА

Значение предложений.

Слова и словосочетания соединяются друг с другом, образуя предложения – семантические единицы, которые мы чаще всего употребляем в обыденной речи. Слова в предложении должны сочетаться по определенным грамматическим правилам, своим для каждого языка. Например, в английском предложении должен присутствовать грамматический минимум, состоящий из подлежащего и сказуемого. Цепочка слов Walking eat sat quiet (возможный букв. перевод «Гуляя кушают сидел спокойный») состоит из слов, но не образует английского предложения, уже хотя бы потому, что в ней нет подлежащего. В добавление к этим минимальным требованиям иметь значение обязаны именно предложения как целостные единицы, а не просто образующие их слова. Saturday is in bed «Суббота находится в постели» состоит из слов, и эти слова образуют грамматически правильное предложение, но это предложение скорее всего будет воспринято как бессмысленное.

Подобно тому как слова именуют вещи (вещи в широком смысле, включая качества, отношения, действия и т.д.), так же и предложения именуют то, что можно назвать положениями вещей. Кошка лежит на коврике именует одно положение вещей, а Собака лежит на коврике именует другое положение вещей. Конечно, существуют и такие предложения, которые не описывают никаких положений вещей: мы знаем, что значит Кошка залаяла, хотя это предложение не описывает никакого существующего (и, насколько нам известно, никакого существовавшего ранее) положения вещей. Предложения обозначают не только реальные положения вещей, но и возможные (или, избегая неоднозначного термина «возможные», можно сказать, «вообразимые положения вещей», хотя термин «вообразимые» несет с собой новые трудности). Предложение не обязано именовать никакого настоящего или прошедшего положения вещей, однако, когда мы употребляем предложение, мы должны знать, какое положение вещей должно было бы именоваться нашим предложением, если бы такое положение вещей существовало. Мы считаем, что предложение Saturday is in bed бессмысленно, потому что не существует такого мыслимого положения вещей, которое могло бы в принципе описываться этим предложением. Будучи не в состоянии помыслить такое положение вещей, мы говорим: «Это не имеет никакого смысла», «Это нелепость» или «Это бессмысленно».

Внутренне противоречивые предложения бессмысленны потому, что нет никакого возможного положения вещей, которое они могли бы описывать. Предложение Он нарисовал квадратный круг внутренне противоречиво потому, что определения слов квадратный и круг несовместимы друг с другом. Я собираюсь изменить прошлое внутренне противоречиво потому, что прошлое относится к тому, что уже произошло, а то, что человек собирается делать, относится к будущему.

Предложения, содержащие так называемые категориальные ошибки, бессмысленны, хотя могут не содержать никакого прямого противоречия. Красное принадлежит к категории цвета, круглое – к категории очертаний. Удары грома принадлежат к категории физических явлений, мысли – к категории ментальных событий. Все это принадлежит к категории временных вещей или сущностей, тогда как числа и философские универсалии принадлежат к категории невременных сущностей. Всякая попытка, при которой свойство, относящееся к одной категории, приписывается предмету, относящемуся к другой категории, ведет к бессмыслице. Если мы скажем Суббота не находится в постели, то это будет категориальной ошибкой. Она заключается не в том, что субботе в большей мере свойственно не находиться в кровати, чем находиться в кровати; она заключается в том, что понятие нахождения в кровати вообще не применимо к дням недели. Подобным же образом бессмысленно предложение Число 7 – зеленое, поскольку прилагательное зеленый приложимо лишь к физическим предметам, а не к числам. Столь же бессмысленны благодаря наличию категориальных ошибок такие предложения, как Квадратичные неравенства пойдут на лошадиные скачки, Теории поедают кислотность, Зеленые идеи яростно спят, Она услышала цвет, Синий есть простое число.

Все такие выражения бессмысленны не потому, что сейчас не существует ничего, что бы удовлетворяло данному описанию, а потому, что такому предложению вообще нечего описывать: не существует такого положения вещей, которое, случись оно в действительности, сделало бы данное предложение истинным. Любое повествовательное предложение – в отличие от восклицательных и вопросительных предложений, к которым понятия истины и лжи вообще неприложимы, – должно иметь некоторое употребление. Хотя даже предложение Мир разлетелся на куски не описывает пока ничего, что бы реально происходило, мы достаточно хорошо знаем, какое положение вещей оно могло бы описать, и мы можем представить себе, каково будет это положение вещей. Отношение предложений к тем положениям вещей, которые они описывают, подобны отношению бутылок к своему содержимому. В примере Снег белый этикетка описывает, что на самом деле находится в бутылке; в примере Снег зеленый мы знаем, что именно должно находиться в бутылке, чтобы эта этикетка была правильной, но оказывается, что эта конкретная бутылка пуста. В примере Снег эмоционально обеспокоен бутылка не то чтобы пуста – просто не существует ничего, что можно было бы поместить в эту бутылку. Лишь в этом последнем случае предложение называется бессмысленным. См. также МЕТАФОРА; МЕТОНИМИЯ; ПРЕДЛОЖЕНИЕ.

Литература

Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. М., 1973
Новиков Л.А. Семантика русского языка. М., 1982
Бендикс Э. Эмпирическая база семантического описания. – В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV. М., 1983
Найда Ю.А. Процедуры анализа компонентной структуры референционного значения. – В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV. М., 1983
Катц Дж. Семантическая теория. – В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. Х. М., 1985
Васильев Л.М. Современная лингвистическая семантика. М., 1990
Степанов Ю.С. Семантика. – Лингвистический энциклопедический словарь. М., 1990
Апресян Ю.Д. Избранные труды, т. 1. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М., 1995
Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М., 1995