Содержание статьи
    Также по теме

    ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ

    ТЮРКСКИЕ ЯЗЫКИ, языковая семья, распространенная на территории от Турции на западе до Синьцзяна на востоке и от побережья Восточно-Сибирского моря на севере до Хорасана на юге. Носители этих языков компактно проживают в странах СНГ (азербайджанцы – в Азербайджане, туркмены – в Туркменистане, казахи – в Казахстане, киргизы – в Кыргызстане, узбеки – в Узбекистане; кумыки, карачаевцы, балкарцы, чуваши, татары, башкиры, ногайцы, якуты, тувинцы, хакасы, горные алтайцы – в России; гагаузы – в Приднестровской республике) и за его пределами – в Турции (турки) и Китае (уйгуры). В настоящее время общее число носителей тюркских языков составляет около 120 млн. Тюркская семья языков входит в алтайскую макросемью.

    Самой первой (3 в. до н.э., по данным глоттохронологии) от пратюркской общности отделилась булгарская группа (по другой терминологии – R-языки). Единственный живой представитель этой группы – чувашский язык. Известны отдельные глоссы в письменных памятниках и заимствования в соседних языках из средневековых языков волжских и дунайских булгар. Остальные тюркские языки («общетюркский» или «Z-языки») классификационно делятся обычно на 4 группы: «юго-западные» или «огузские» языки (основные представители: турецкий, гагаузский, азербайджанский, туркменский, афшарский, береговой крымско-татарский), «северо-западные» или «кыпчакские» языки (караимский, крымско-татарский, карачаево-балкарский, кумыкский, татарский, башкирский, ногайский, каракалпакский, казахский, киргизский), «юго-восточные» или «карлукские» языки (узбекский, уйгурский), «северо-восточные» языки – генетически разнородная группа, включающая: а) якутскую подгруппу (якутский и долганский языки), отделившуюся от общетюркского, по глоттохронологическим данным, раньше окончательного его распада, в 3 в. н.э.; б) саянскую группу (тувинский и тофаларский языки); в) хакасскую группу (хакасский, шорский, чулымский, сарыг-югурский); г) горно-алтайскую группу (ойротский, телеутский, туба, лебединский, кумандинский). Южные диалекты горноалтайской группы по ряду параметров близки к киргизскому языку, составляя вместе с ним «центрально-восточную группу» тюркских языков; часть диалектов узбекского языка явно относятся к ногайской подгруппе кыпчакской группы; хорезмские диалекты узбекского языка относятся к огузской группе; часть сибирских диалектов татарского языка сближается с чулымско-тюркским.

    Самые ранние дешифрованные письменные памятники тюрков относятся к 7 в. н.э. (стелы, написанные руническим письмом, найденные на р.Орхон в северной Монголии). На протяжении своей истории тюрки пользовались тюркской руникой (восходящей, по-видимому, к согдийскому письму), уйгурским письмом (впоследствии перешедшим от них к монголам), брахми, манихейским письмом, арабским письмом. В настоящее время распространены письменности на основе арабицы, латиницы и кириллицы.

    По историческим источникам, сведения о тюркских народах впервые всплывают в связи с появлением на исторической арене гуннов. Степная империя гуннов, как и все известные образования подобного рода, не была моноэтничной; судя по дошедшему до нас языковому материалу, в ней присутствовал тюркский элемент. Более того, датировка начальных сведений о гуннах (в китайских исторических источниках) – 4–3 вв. до н.э. – совпадает с глоттохронологическим определением времени выделения булгарской группы. Поэтому ряд ученых прямо связывают начало передвижения гуннов с отделением и уходом на запад булгар. Прародину тюрок помещают в северо-западную часть Центрально-Азиатского плато, между горами Алтая и северной частью Хинганского хребта. С юго-восточной стороны они контактировали с монгольскими племенами, с запада их соседями были индоевропейские народы бассейна Тарима, с северо-запада – уральские и енисейские народы, с севера – тунгусо-маньчжуры.

    К 1 в. до н.э. отдельные племенные группы гуннов сдвинулись к территории современного Южного Казахстана, в 4 в. н.э. начинается нашествие гуннов на Европу, к концу 5 в. в византийских источниках появляется этноним «булгары», обозначающий конфедерацию племен гуннского происхождения, занимавшую степь между бассейнами Волги и Дуная. В дальнейшем булгарская конфедерация делится на волжско-булгарскую и дунайско-булгарскую части.

    После откола «булгар» остальные тюрки продолжали оставаться на территории, близкой к их прародине, до 6 в. н.э., когда, после победы над конфедерацией жуань-жуаней (части сяньбийцев, предположительно протомонголов, победивших и вытеснивших в свое время гуннов), они образовали тюркютскую конфедерацию, доминировавшую с середины 6 до середины 7 в. на обширной территории от Амура до Иртыша. Исторические источники не дают сведений о моменте откола от тюркской общности предков якутов. Единственная возможность связать предков якутов с какими-то историческими сообщениями – это отождествить их с курыканами орхонских надписей, принадлежавшими к телесской конфедерации, поглощенной тюркютами. Локализовались они в это время, по-видимому, к востоку от Байкала. Судя по упоминаниям в якутском эпосе, основное продвижение якутов на север связано со значительно более поздним временем – экспансией империи Чингисхана.

    В 583 тюркютская конфедерация разделилась на западных (с центром в Таласе) и восточных тюркютов (иначе – «голубых тюрков»), центром которых остался прежний центр тюркютской империи Кара-Балгасун на Орхоне. По-видимому, именно с этим событием связан распад тюркских языков на западную (огузы, кыпчаки) и восточную (Сибирь; киргизы; карлуки) макрогруппы. В 745 восточные тюркюты были побеждены уйгурами (локализовавшимися к юго-западу от Байкала и предположительно сначала не-тюрками, но к тому времени уже тюркизированными). Как восточно-тюркютское, так и уйгурское государство испытывали сильное культурное влияние Китая, но не меньшее влияние на них оказывали и восточные иранцы, в первую очередь согдийские купцы и миссионеры; в 762 манихейство стало государственной религией уйгурской империи.

    В 840 уйгурское государство с центром на Орхоне было разрушено кыркызами (с верховий Енисея; предположительно также вначале не тюркский, но к этому времени тюркизированный народ), уйгуры бежали в Восточный Туркестан, где в 847 основали государство со столицей Кочо (в Турфанском оазисе). Отсюда до нас дошли основные памятники древнеуйгурского языка и культуры. Другая группа беглецов обосновалась на территории нынешней китайской провинции Ганьсу; их потомками могут быть сарыг-югуры. К уйгурскому конгломерату может восходить также вся северо-восточная группа тюрок, кроме якутов, – как часть тюркского населения бывшего Уйгурского каганата, сдвинувшаяся на север, глубже в тайгу, уже во времена монгольской экспансии.

    В 924 кыркызы были вытеснены из орхонского государства киданями (предположительно монголами по языку) и частично возвратились в верховья Енисея, частично сдвинулись на запад, к южным отрогам Алтая. К этой южно-алтайской миграции, по-видимому, можно возводить формирование центрально-восточной группы тюркских языков.

    Турфанское государство уйгуров долго существовало рядом с другим тюркским государством, в котором доминировали карлуки – тюркское племя, первоначально жившее к востоку от уйгуров, но к 766 выдвинувшееся на запад и подчинившее государство западных тюркютов, племенные группы которых распространились в степях Турана (Илийско-Таласский регион, Согдиана, Хорасан и Хорезм; при этом в городах жили иранцы). В конце 8 в. карлукский хан Ябгу принял ислам. Карлуки постепенно ассимилировали живших восточнее уйгуров, а уйгурский литературный язык послужил основой для литературного языка карлукского (караханидского) государства.

    Часть племен Западно-тюркютского каганата составляли огузы. Из них выделилась сельджукская конфедерация, которая на рубеже I тысячелетия н.э. мигрировала на запад через Хорасан в Малую Азию. По-видимому, лингвистическим последствием этого передвижения явилось образование юго-западной группы тюркских языков. Примерно тогда же (и, по-видимому, в связи с этими событиями) происходит массовая миграция в волжско-уральские степи и Восточную Европу племен, представлявших этническую подоснову нынешних кыпчакских языков.