Содержание статьи
    Также по теме

    МЕНШИКОВ, АЛЕКСАНДР ДАНИЛОВИЧ

    МЕНШИКОВ, АЛЕКСАНДР ДАНИЛОВИЧ (1673–1729) – выдающийся русский государственный и военный деятель, фаворит и сподвижник Петра I Великого.

    Родился 12 ноября 1673 в Москве, сын придворного конюха. По поздним свидетельствам, в детстве промышлял торговлей пирогами. Отличался природным умом, сообразительностью, отчего был замечен швейцарским военным деятелем на русской службе Ф.Я.Лефортом и по воле случая взят им в услужение.

    С 13 лет «Алексашка» Меншиков – денщик молодого царя Петра Алексеевича, наперсник во всех его затеях и увлечениях, быстро обретший не только доверие, но и дружбу царя. Помогал Петру в создании его «потешных полков» в селе Преображенском, с 1693 – бомбардир Преображенского полка, в котором сам Петр считался капитаном.

    Безотлучно находился при царе, сопровождая его во всех поездках. Первое боевое испытание Меншикова состоялось в Азовском походе 1695–1696, где он явил образцы воинской доблести. После азовского «взятия» Меншиков принял участие в Великом посольстве 1697–1698 (работая на верфях Вест-Индской компании в Голландии, он, вместе с Петром, получил аттестат плотника-кораблестроителя), а затем – и в стрелецком «розыске» (следствии по делу мятежа стрельцов 1698). Назначенный гофмейстером, Меншиков (особенно после смерти Ф.Я.Лефорта) стал с Петром неразлучен, оставаясь его любимцем на многие годы. Наделенный острым умом, замечательной памятью и неуёмной энергией, Меншиков никогда не ссылался на невозможность выполнить поручение и делал все с рвением, помнил все отданные ему приказания и умел хранить, как никто другой, тайны. Обладавший хорошим чувством юмора, он умел смягчать вспыльчивый характер царя, а потому вскоре его влияние на Петра стало перевешивать влияние многих старых друзей и воспитателей.

    Восхождение лишенного всякого образования Меншикова на полководческий Олимп связано с Северной войной 1700–1721. России со Швецией, в ходе которой он командовал крупными силами пехоты и кавалерии. Уже первые сражения, а особенно – осада в 1702 Нотебурга (шведской крепости на Ладожском озере), куда он вовремя подоспел на помощь к войскам М.Голицына, показали воинские таланты бывшего петровского денщика. Петр, не колеблясь, сделал его графом и военачальником русской драгунской кавалерии, а сразу после взятия крепости – ее комендантом.

    На следующий год, действуя в устье Невы, он одержал первую морскую победу над шведами, смелым абордажным ударом пленив два неприятельских корабля. Царь пожаловал его за эту победу медалью, велев выбить на ней надпись: «Небываемое бывает», и Орденом святого Андрея Первозванного. Взятая Меншиковым крепость была переименована в Шлиссельбургскую (т.е. «крепость-ключ» к другим победам и землям). С освоения этой части отвоеванной у шведов суши в 1703 началось строительство новой столицы – Петербурга, ставшей центром Петербургской губернии. Губернатором ее стал Меншикову, получив на следующий год и звание генерал-майора.

    С 1705 он блистал военными талантами в Литве, разбил корпус шведского генерала Мардефельда при Калише (1706) – за что был пожалован Петром городом Оршей в Литве и Полонной на Волыни. Последующие годы Северной войны также отмечены его военными успехами – выигранными сражениями при селе Добром, при деревне Лесной (которое состоялось за 9 месяцев до знаменитой Полтавской битвы, за что и названо было Петром I «матерью полтавской победы»), а также в штурме города Батурина (все – 1708) и, наконец, в знаменитой Полтавской баталии 27 июня 1709. Храбрец, под которым было убито 3 лошади, под Полтавой Меншиков разгромил корпус генерала Росса на правом фланге шведского войска, чем вызвал восхищение Петра, который немедленно пожаловал своего любимца в фельдмаршалы, даровал города Почеп, Ямполь, а также более 40 000 крепостных крестьян.

    Вплоть до 1714 Меншиков воевал, овладевая вместе с вверенными ему войсками Польшей, Курляндией, Померанией и Гольштейном. После взятия Штеттина в 1714 (который был передан Германии в управление) здоровье 42-летнего фельдмаршала пошатнулось, и многие сочли, что ему уже не поправиться. Однако могучий организм Меншикова устоял. В 1718–1724 и 1726–1727 он был президентом Военной коллегии, успевая одновременно и управлять отвоеванными у шведов землями в Прибалтике и Ижорской земле, и ведать строительством новых кораблей. По поручению Петра он обустраивал Кронштадт, ведал строительством дворцов и шлюзов в Петергофе.

    Награды, получаемые Меншиковым в годы Северной войны, были не только военными. В 1705 он стал князем Римской империи, в мае 1707. Петр пожаловал ему титул светлейшего князя Ижорского. Быстро росло и пожалованных Меншикову число деревень, городов, крепостных душ.

    «Полудержавный властелин», по выражению Пушкина, «дитя сердца» царя (как называл Петр его в своих к нему письмах) обнаружил себя в эти годы страшным взяточником и казнокрадом. Несмотря на награды, буквально сыпавшиеся на него, он не забывал постоянно увеличивать свое состояние всеми мыслимыми, в том числе и недозволенными, средствами. С 1714 светлейший князь Меншиков постоянно находился под следствием за многочисленные злоупотребления и хищения. Петр I не раз и сам штрафовал его, но каждый раз смягчался, взвешивая «на весах правосудия как преступления его, так и заслуги»: заслуги всегда перевешивали. Поэтому, несмотря на доказанные проступки, Меншиков на протяжении всей жизни Петра I оставался влиятельнейшим вельможей: император ценил его природную даровитость и дорожил его преданностью, равно как непримиримостью ко всем приверженцам старины.

    Немалую роль в судьбе Меншикова играло и заступничество Екатерины I: он в 1704 представил царю красивую ливонскую пленницу Марту Скавронскую (жену шведского драгуна). В 1712 ее официально объявили женой Петра I, а потом она стала первой российской императрицей. Екатерина I всегда помнила об услуге, которую оказал ей «князь Ижорский», доверяла ему и поддерживала.

    После смерти Петра А.Д.Меншиков 28 января 1725 с помощью гвардии совершил переворот в ее пользу, и до смерти Екатерины (1727) был фактическим правителем империи, играя ведущую роль в созданном им Верховном тайном совете. В это время он выхлопотал себе город Батурин и добился прекращения судебных расследований его злоупотреблений. Незадолго до смерти Екатерины I Меншиков добился ее благословения на брак своей дочери Марии с потенциальным претендентом на престол, внуком Петра I – Петром Алексеевичем (будущим Петром II).

    После смерти Меншикову удалось не только обручить Марию с молодым императором, но и добиться получения в том же 1727 звания генералиссимуса. Пытаясь примириться со старыми конкурентами в борьбе за влияние на императора, А.Д.Меншиков приблизил ко двору Долгоруких. Это его и погубило. Долгоруковы сплели свою интригу, в результате которой Меншиков был обвинен в государственной измене и хищениях из казны, 8 сентября 1727 арестован, а на следующий день сослан в город Раненбург. Вслед за тем его громадные богатства и 90 000 душ крепостных были конфискованы, а сам он сослан – вместе с семьей, тремя детьми – в ссылку в сибирский город Березов. На дорогу он получив всего 500 рублей, которые он истратил на покупку сельскохозяйственного инвентаря, плотницких орудий, семян, мяса и рыбы. Вместе с восемью мужиками, оставленными ему в виде слуг, он срубил себе дом, рядом – деревянную церквушку и стал жить по-мужицки. Именно этот момент его жизни вдохновил В.И.Сурикова, написавшего знаменитое полотно Меншиков в Березове Меншиков изображен на нем мрачно-задумчивым. В действительности же в опале он сохранил исключительное самообладание, оптимизм и стоически переносил тяготы, не обращаясь к властям с просьбами о помиловании.

    Среди фаворитов Петра I он выделяется судьбой яркой, полной противоречий, взлетов и падений. «Баловень судьбы», как называл его Пушкин, не знал устали в больших и малых государственных делах. В жизни он добился многого и в одночасье лишился всего, не слишком, кажется, переживая и видя во всем «провиденье божье». Незаурядный самородок, верный сподвижник императора во всех начинаниях – и одновременно казнокрад, стяжатель, честолюбец – был незаурядным человеком. Едва умевший толком писать, он прямо со слуха осваивал иностранные языки, мгновенно перенимал «манеры», был одаренным учеником во всех военных делах, стремительным и инициативным. Если бы не все эти природные таланты, безродный мальчишка-пирожник вряд ли стал бы светлейшим князем священной Римской империи, графом, герцогом, генералиссимусом, Верховным тайным действительным советником, президентом Военной коллегии, адмиралом, санкт-петербургским губернатором и кавалером множества русских и иностранных орденов.