Также по теме

АФРИКАНСКОЕ ИСКУССТВО

Вместе с тем искусство каждого из названных районов имеет и некоторые специфические черты. Так, например, петроглифы сосредоточены главным образом в Джадо, Западном Тибести, Борку и Аире, живопись – в Эннеди и Восточном Тибести.

Петроглифы Джадо и Тибести имеют много общего с искусством Феццана. Здесь, так же как и в Феццане, представлены все основные периоды наскального искусства, включая и самый ранний – «период буйвола». Характерной чертой искусства этого района является наличие среди древних петроглифов сцен жанрового характера (к ним относится, например, большое панно, на котором можно видеть охотника, преследуемого стадом слонов, и находящаяся в Джадо живая, отлично наблюденная сцена, изображающая слоненка, резвящегося под присмотром большого слона).

Остается упомянуть еще два южносахарских комплекса, а именно Аир и Адрар-Ифорас. Материал, собранный в Аире, не представляет большого интереса с точки зрения художественной. Главным образом это рисунки и надписи позднейших периодов: большей частью мелкие схематические фигурки людей и животных. Почти все изображенные животные встречаются здесь до настоящего времени. По мнению А.Лота, отсутствие петроглифов в северной части Аира говорит о том, что большая волна «пастухов», прокатившаяся по Сахаре, не задела этого района. Человек на рисунках в Аире часто изображен в одежде, очень близкой к современной одежде туарегов; его фигура крайне геометризована и статична. Нижняя часть торса – треугольник, верхняя – в форме W, голова – в виде круга. Схематический характер этого искусства объясняется, по-видимому, тем, что оно появилось здесь в тот период, когда автохтонное население окончательно покидало Сахару, отходя к югу и востоку. Быть может, рисунки на скалах Аира оставлены теми группами, которые продвигались к югу и позднее смешались с племенами Тропической Африки и Западного Судана, так же как памятники Джебель-Уэнат – веха, отмечающая восточный путь к Нильской долине, оставленный другими группами древних сахарцев, еще раньше покинувших районы Тассилин-Аджера и Феццана.

В Адрар-Ифорасе сейчас известно около пятидесяти местонахождений наскальных рисунков. Самые ранние из них не древнее пастушеского периода. Здесь нет больших натуралистических изображений крупных диких животных, хотя среди лучших петроглифов встречаются иногда не неузнаваемости схематизированные изображения носорогов. Слоны с ушами в виде «крыльев бабочки», в меру стилизованные, указывают на то, что нижняя хронологическая граница проходит примерно через средний пастушеский период.

На скале в Ин-Фри находится тонко врезанная фигура слона. Живой и очень точный силуэт несет на себе некоторый отпечаток стилизации, еще более подчеркивающий ясность и цельность рисунка, ритм движения, изящество линий. Неподалеку от этой фигуры – быки, выполненные в той же технике и том же стиле: по-видимому, они относятся к одному периоду.

Особый интерес представляют человеческие фигуры. Они чрезвычайно разнообразны. Странные персонажи с огромными головами, напоминающими по форме одуванчик и украшенными перьями, с тонкими талиями; они вооружены копьями и щитами (Ин-Фри). Угловатые, сидящие друг против друга фигуры, наполовину выполненные в технике антирельефа (Эс-Сук). Причем головы их трактованы так, будто художник привык иметь дело со скульптурой. Такая рубленая, «кубистическая» форма часто встречается в африканской деревянной скульптуре, в частности у бамбара и догонов. Своеобразны битреугольные фигуры с копьями из Ин-Фри. Их линеарные силуэты представляют комбинации геометрических фигур – треугольников, ромбов и кругов. Их отличительная черта – плоскостность и симметрия, подчеркнутая часто вертикальной осью, делящей фигуру на две половины. Жирафы, быки, антилопы не отличаются своеобразием: по стилю они близки поздним петроглифам центральных районов Сахары.

С исторической точки зрения особую ценность представляют изображения военных колесниц, запряженных лошадьми, встречающиеся здесь довольно часто (Аир, Эс-Сук, Тессалит).

Приблизительно в середине второго тысячелетия до н.э. в Сахаре появляются изображения лошади. Ранние рисунки относятся ко времени легендарных гарамантов, о которых упоминают античные авторы, описывая племена, населявшие древнюю Ливию. Прежде всего это военные колесницы, запряженные двумя или четырьмя лошадьми и управляемые одним или двумя возницами. Эти изображения отличаются умеренной стилизацией и особой позой летящих на полном скаку коней. Специфичен также и стиль человеческих фигур. Колоколоообразные, спускающиеся ниже колен одежды и в особенности короткие, перетянутые в талии туники придают им характерную битреугольную форму (имеется в виду фигура, образованная двумя треугольниками, обращенными вершинами друг к другу). Большая часть рисунков этого стиля находится в центральных горных районах Сахары. Отдельные изображения колесниц, найденные на караванных путях между Тассилин-Аджером и Гао, в частности на юге Адрар-Ифораса, указывают на то, что гараманты совершали далекие походы и, возможно, доходили до Нигера. кроме битреугольных фигур и военных колесниц к этому времени относятся сильно стилизованные изображения быков и других домашних животных. Слоны, носороги и бегемоты исчезли, но еще встречаются рисунки жирафов, антилоп, муфлонов. Они небольшого размера (от 25 до 50 см), выбиты по всей поверхности рисунка и отшлифованы. Фигуры людей и животных даются как обычно – в профиль, но колесница в более поздних рисунках часто изображается в плане (лошади в этом случае даны спинами друг к другу). Эти петроглифы относятся к следующей фазе, которая характеризуется появлением верховой лошади.

Территориально их распространение гораздо шире, чем предыдущих. Схематичные изображения колесниц имеются не только в Центральной Сахаре, но и в Северной Африке, Мавритании, Феццане и Тибести. По-видимому, к этому времени колесницей стали пользоваться уже многие соседи гарамантов.

Постепенно колесницы уступают место всадникам, вооруженным копьями и круглыми щитами, их головные уборы украшены перьями, на руке, держащей щит, висит короткий прямой меч. Размер петроглифов и техника прежние, заметны лишь небольшие изменения в стиле. Рисунок становится менее четким, художник часто ограничивается контурным выбиванием фигур. Полировка применяется редко. Изображения животных, особенно диких, менее схематичны, чем геометризованные фигуры всадников; были почти не встречаются.

Следующая фаза обнаруживает уже все признаки последнего периода наскального искусства Сахары, а именно ярко выраженные черты схематизма и упадок техники обработки камня. Наряду с геометризованными фигурами всадников появляются изображения верблюдов.

Среди ранних изображений верблюда встречаются реалистические фигуры дромадеров. В Эннеди, например, имеется изображение вооруженных всадников на верблюдах, скачущих во весь опор. Интересно отметить, что поза верблюдов в точности воспроизводит позу «летящего» или «микенского» галопа лошадей, запряженных в гарамантские колесницы. Однако в целом эта эпоха характеризуется переходом к самому примитивному схематизму. Среди петроглифов этого последнего периода, начало которого приходится на первые века нашей эры, можно видеть уже только современную фауну. Это муфлоны, некоторые виды антилоп, страусы, козы и изредка жирафы. Единственной техникой становится грубое выбивание контура или всей поверхности рисунков, размер которых колеблется от 15 до 20 см.

Появление верблюда в Сахаре совпало с окончательным наступлением засухи и глубокими переменами в жизни местного населения. Без этого животного жизнь в пустыне стала немыслимой; его изображения по количеству и территориальному распространению превосходят все, что было прежде. Фигуры верблюдов, стилизованные, схематичные или почти реалистические, встречаются в Сахаре повсюду. Верблюд продолжает безраздельно царствовать в Сахаре, и искусство «периода верблюда», существующее около двух тысячелетий, сохраняет здесь свои традиции. Исследования, проведенные в 1962 экспедицией Берлие в районе Тенере и Кауара, показали, что среди рисунков этого стиля имеются такие, возраст которых никак не может быть старше сорока-шестидесяти лет (время существования заброшенного форта, на стенах которого найдены изображения).

Позднейшие рисунки «периода верблюда», как правило, сопровождаются надписями; они покрыты светлой патиной, а грубо нацарапанные человеческие фигуры часто имеют характерный туарегский головной убор. Все это также свидетельствует о том, что пришедшее в упадок наскальное искусство Сахары было живо еще недавно.