Содержание статьи
Также по теме

ДОПИСЬМЕННЫЕ ФОРМЫ ИСКУССТВА

ДОПИСЬМЕННЫЕ ФОРМЫ ИСКУССТВА – первичные синкретические формы изобразительной деятельности. В первобытном и традиционных обществах средство создания, аккумуляции и трансляции культурных кодов.

С момента их возникновения в верхнем палеолите живописные, графические, скульптурные образы, символы, знаки становятся универсальным инструментом фиксации, классификации, моделирования, интерпретации, каналом связи между отдельными членами и поколениями внутри общины, между отдельными кланами и этносами, обозначают границу и обеспечивают контакты между ними.

Становление дописьменных форм изобразительной деятельности датируется той же доисторической эпохой, что и появление homo sapiens sapiens – человека современного вида, с которым связано многократное ускорение развития материальной и духовной культуры.

Человеческий род существует более двух миллионов лет, современный вид – около сорока тысячелетий. Первичные формы изобразительной деятельности – единственный качественно новый археологический материал, который появляется вместе с новым антропологическим видом.

В отличие от искусства классического периода дописьменные формы – искусство первобытное и традиционное – не составляют автономной области в сфере культуры. Тесно переплетаясь со всеми иными ее аспектами, эти формы образуют то, что принято называть первобытным синкретическим культурным комплексом.

В дописьменных обществах все аспекты духовной деятельности связаны с искусством, выражают себя через искусство; изображение является таким же полифункциональным инструментом духовной культуры, как каменное орудие в материальной жизни первобытного человека. Если труд способствовал становлению человеческого рода, то изобразительное творчество, как особый вид деятельности, сыграло кардинальную роль в становлении человека нового вида – homo sapiens sapiens.

На раннем этапе искусство, упорядочивающее представления об окружающем мире, регулирующее социальные и психические процессы, служило универсальным средством борьбы с хаосом в человеке и человеческом обществе. Уже в своей простейшей форме изображение представляет собой отвлечение от реальности, допускает обобщение. Оно, так же как слово, но при этом задолго до появления письменности «принципиально изменяет и расширяет условия познания мира, создает новые, отсутствующие у животных возможности обобщенного, отвлеченного мышления и тем самым становится одним из отличий человека как особого биологического вида» (И.П.Павлов). Вместе с тем изобразительная деятельность положила начало новой форме бытия – бытию художественной формы. Общеизвестная история искусств еще в начале 20 в. рассматривала, как правило, только искусство классического периода, оставляя за скобками доисторический цикл развития изобразительных форм. Изъятие первобытного и традиционного искусства объясняли его примитивным, утилитарным характером. Устоявшиеся представления преодолевались с большим трудом. Пересмотру способствовали все более углубленные исследования этнографов и учащающиеся открытия археологов, а также практика и теории художественного авангарда, обратившегося вначале к изучению традиционного африканского искусства, затем к традиционному искусству Океании, доколумбовой Америки, Австралии.

Открытие первобытного искусства и освоение искусства традиционного следует рассматривать не как результат некоего фактического обнаружения, но как итог изменения картины мира, эстетического кругозора – как продукт интеллектуального прозрения.

Пещеры, в которых археологи с конца прошлого века начали изучать памятники палеолитического искусства, были издавна известны местному населению. Находящиеся в них изображения не раз попадали в поле зрения человека до того, как они стали объектом специального исследования. См. также ПАЛЕОЛИТА ИСКУССТВО.

Среди факторов, подготовивших открытие первобытного искусства, особое место занимают практика европейского искусства конца 19 – начала 20 в., те глубокие изменения в художественном сознании, которые сделали возможным появление таких художников, как В.Ван Гог, П.Сезанн, П.Гоген, подготовивших почву для первой волны авангарда, обратившегося к изучению ранних форм искусства.

До 20 в. замеченные в разных местах памятники первобытного искусства не вызывали интереса исследователей. Первые упоминания о доисторических наскальных изображениях в Северной Африке, Северной Европе, Сахаре датированы серединой 19 в. В сообщениях о них, сделанных военными и путешественниками, нет никаких указаний на понимание подлинного смысла этих открытий. Первые предметы мобильного палеолитического искусства – кусочек кости с вырезанными на нем фигурками ланей, найденный во Франции (пещера Шаффо, департамент Вьен), и «жезл» с гравировкой в виде орнамента – в Швейцарии (Бейрие, подножие горы Салев), – также не привлекли внимания ученых. Рисунок из Шаффо вместе с другими предметами первобытного искусства, найденными в период между 1834 и 1860 годами, разделил судьбу всех прочих открытий первобытной археологии первой половины 19 века. Древнейшими художественными изделиями в Европе в то время считались кельтские, к этому комплексу была отнесена и кость из Шаффо.

Пещерные рисунки были замечены специалистами до знаменитого открытия Альтамиры, однако они либо не сообщали о них, не сознавая значения находки (1864, палеонтолог Ф.Гарригу), либо не сумели дать им убедительного обоснования (Л.Широн и Ж.Маришер). Первым, кто увидел в них создания доисторического человека, следует признать испанского археолога-любителя Марселлино де Сантуолу.

Международный конгресс археологов и антропологов в Лиссабоне в 1880 официально осудил публикацию Сантуолы как недостойную мистификацию; представление о том, что искусство является прямым продуктом технического прогресса, изживалось с трудом. Первый том Истории искусств, изданный Т.Перро и Ж.Шипье в 1882, традиционно начинается с Древнего Египта, однако во Введении к нему авторы впервые делают оговорку о том, что они не уделили внимания «так называемому доисторическому искусству», имея в виду недавние находки Э.Ларте – Г.Кристи в пещерах Перигора, где, как они пишут, были «с изумлением обнаружены вырезанные на кости и роге фигуры животных, изображенные настолько точно и достоверно, что в них без всякого колебания можно узнать вид, к которому принадлежали модели, воспроизводимые примитивным художником».

Перелом в отношении к пещерной живописи наметился после того, как в 1895–1897 Э.Ривьер, а позднее Э.Картальяк обнаружили в пещере Ла-Мут (Лез-Эйзи, Дордонь) рисунки под сталактитовыми наростами. Сразу вслед за тем последовали новые открытия в пещерах Комбарель, Мас-д'Азиль, Фон-де-Гом.

С 1901 по 1933 ежегодно приходят сообщения о новых открытиях. Только во Франции в это время обнаружено более двадцати мест с большим количеством памятников первобытного искусства: живописи, рисунков, рельефов. В то же время десятки новых мест найдены в Испании – в Кантабрии, вблизи Средиземноморского побережья, где в 1903–1919 были открыты наскальные изображения, относящиеся к эпохе мезолита. В те же годы сообщается об открытии наскальных изображений на территории Швеции, Норвегии, Италии, в Сибири, а также в центральных районах Сахары, Южной и Восточной Африки.

В числе крупнейших ансамблей палеолитического и мезолитического искусства, открытых в 40–50-е годы: пещера Ласко (Дордонь, Франция, 1940), пещера острова Леванзо (близ Сицилии, 1950), пещера Руффиньяк (Лот, Франция, 1956), новые комплексы в Тассилин-Аджере (Сахара, 1957–1961), Капова пещера (Урал, 1959), пещера Дель-Ромито (Калабрия, 1961). Эти открытия и дальнейшие исследования показывают, что начиная с верхнего палеолита изобразительная деятельность повсеместно сопутствует человеку. Ее следы сохранились там, где существовали природные условия, необходимые для бытования этого вида искусства (гладкие, не подверженные эрозии поверхности камня, пещеры, навесы, естественные красители).