Содержание статьи
    Также по теме

    МАКСИМОВ, ВЛАДИМИР ЕМЕЛЬЯНОВИЧ

    МАКСИМОВ, ВЛАДИМИР ЕМЕЛЬЯНОВИЧ (наст. фамилия, имя и отчество Самсонов, Лев Алексеевич) (1930–1995), русский писатель, публицист. Родился в Москве 27 ноября 1930, сын рабочего, репрессированного в кампанию борьбы с троцкизмом. Сменив фамилию и имя, сбежал из дома, беспризорничал, воспитывался в детских домах и колониях для малолетних преступников, откуда совершал побеги в Сибирь, Среднюю Азию, Закавказье. Получил профессию каменщика в школе ФЗО. Работал на стройках, искал алмазы на Таймыре.

    В 1951, после освобождения из мест заключения, был определен на жительство в одну из станиц Кубани. Начал выступать как колхозный поэт в газетах Краснодара; в 1956 в г.Черкесске опубликовал сборник стихов и поэм Поколение на часах. Он оказался художественно невыразительным в силу поверхностной публицистичности и штампованности поэтической речи. В 1961 в сб. Тарусские страницы вышла повесть Максимова Мы обживаем землю, где на основе впечатляющего личного опыта рассказывалось о поисках таежными бродягами, мужественными и неспокойными людьми, своего места в жизни.

    В 1962 известный писатель В.А.Кочетов опубликовал в руководимом им журнале «Октябрь» повесть Максимова Жив человек, вызвавшую доброжелательные отклики (инсценирована в 1965 Московским театром драмы им. А.С.Пушкина), и ввел молодого литератора, с конца 1950-х годов вернувшегося в Москву и в 1963 принятого в Союз писателей СССР, в редколлегию своего издания (1967–1968). В 1964 Максимов опубликовал «производственную» пьесу Позывные твоих параллелей.

    В то же время усиление трагических нот в творчестве Максимова (рассказы Дуся и нас пятеро, Искушение; Шаги к горизонту, др. назв. Баллада о Савве, все 1963; повести Дорога, 1966; Стань за черту, 1967), острота коллизий, обнажавших социальное неблагополучие общества, привели писателя к созданию романа-эпопеи Семь дней творения (1971), пронизанного тоской по христианскому идеалу. Здесь прослеживается судьба крестьянского рода Лашковых, оторванного от его корней – земли и православия. Автор описывает новые социальные роли ее членов– железнодорожников, строителей, дворников, актеров, лесничих, их новую житейскую географию – от Москвы до казахстанских степей, их подчиненность законам государства, возбуждавшего то тягу к перемене мест, то неистовый энтузиазм. Тяжкое прозрение переживает старейшина рода Лашковых, самоотверженно служивший «делу коммунизма» и на исходе жизни осознающий неправоту своего пути.

    Проповеднически-морализаторский, откровенно тенденциозный пафос жесткой прозы Максимова вместе с тяготением писателя к «босяцкой» романтике, людям «дна» с их неизменной ненавистью к любым благополучным, особенно ярко проявившийся в первом романе Максимова, позволяет критикам видеть в его творчестве сплав художественных традиций Ф.М.Достоевского и М.Горького. Одновременно эта тенденция способствовала расцвету публицистики Максимова, затрагивающей вопросы политики, религии, идеологии, литературной жизни, национального самосознания, непримиримой к фальши не только советского, но и постперестроечного общественного устройства (как и западной демократии – памфлет О носорогах) и ассоциирующейся порой с современным русским антизападничеством и «почвенничеством».

    Углубляет разногласия с властями следующий роман Максимова – Карантин (1973), где двое людей в поезде, остановленном в степи из-за эпидемии холеры, ищут в друг друге, а затем и в Спасителе опору для духовного возрождения и выхода из круга бесцельного и греховного существования. Опубликованный на Западе и в «самиздате», роман послужил поводом для помещения его автора в психиатрическую больницу и исключения из СП (1973). В 1974 писатель эмигрирует, поселяется в Париже и основывает там журнал «Континент» (до 1992), продолживший герценовские традиции русской литературы в изгнании. Вокруг издания собрались силы эмиграции «третьей волны» (в т.ч. А.И.Солженицын и А.А.Галич; среди членов редколлегии журнала – В.П.Некрасов, И.А.Бродский, Э.И.Неизвестный, А.Д.Сахаров, называвший Максимова «человеком бескомпромиссной внутренней честности»). В 1990-е в один из своих приездов в Россию, Максимов передал «Континент» московским литераторам.

    Во Франции Максимов пишет романы Ковчег для незваных (1976), повествующий об освоении Советским Союзом Курильских островов после Второй мировой войны, и Заглянуть в Бездну (1986), историю любви адмирала А.В.Колчака, – оба на подкрепленном документальными сценами и справочными материалами историческом фоне, с неприятием большевизма, трактуемого как апофеоз насилия и исторического волюнтаризма, антипод христианской цивилизации; а также роман Кочевание до смерти (1994), насыщенный автобиографическими реминисценциями, полный обличений не только советской действительности (особенно через призму рассказа о казачьем мятеже 1920-х), но и тяжкой атмосферы русской эмиграции.

    Он был антикоммунистом и постоянным (в последние полтора года жизни) автором газеты «Правда», беспощадным аналитиком и верующим христианином, для одних – беспринципным капитулянтом, для других – пророком. По мнению многих литературоведов Максимов явил в своем противоречивом облике некую ипостась протопопа Аввакума с его идеей «отстаивания» России и всего русского во враждебном кольце западной цивилизации.

    Умер Максимов в Париже 25 марта 1995.

    См. также РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА.

     ИТАР-ТАСС     ВЛАДИМИР ЕМЕЛЬЯНОВИЧ МАКСИМОВ

    Литература

    Иванова Л. Еще раз о зле и добре. – Знамя, 1963, № 3
    Берзер А. Победил человек. – Новый мир, 1963, № 4
    Бушин В. Спор века. – Звезда, 1963, № 4
    Аннинский Л. Оправдание одиночества. – Новый мир, 1971, № 4
    Максимов В. Собрание сочинений, т. 1–6. Франкфурт-на-Майне, 1975–1979
    Краснов-Левитин А. Владимир Максимов. – В кн.: Краснов-Левитин А. Два писателя. Париж, 1983
    Максимов В. Собрание сочинений, т. 1–9. М., 1991–1993
    Максимов В. Избранное. М., 1994
    Максимов В. Самоистребление: Публицистика последних лет. М., 1995
    Виноградов И. Между отчаянием и упованием. – Континент, [М.], 1995, № 83