Также по теме

САМИЗДАТ

САМИЗДАТ – неофициально изданные в рукописном или отпечатанном виде произведения литературы – проза, поэзия, публицистика.

Поэт Николай Глазков, выпуская в начале 1950-х рукописные книжечки «тиражом» 3–4 экз., указывал на титульном листе «Самсебяиздат». Со временем словосочетание сократилось до «самиздат» и стало означать в СССР неподцензурную литературу.

Государственная власть всегда имеет тенденцию к контролю над словом. На протяжении истории периоды жесткой цензуры сменялись более «либеральными». Как только наказание за распространение неподцензурных изданий смягчалось, число свободно ходивших текстов стремительно увеличивалось. Так было в середине 18 в., когда императрица Елизавета отменила смертную казнь за распространение крамольных текстов, – по рукам стали во множестве ходить переводы Вольтера, масонские сочинения, едкие эпиграммы, политические трактаты и поэмы вольно-эротического содержания (Иван Барков). Так произошло и во времена «оттепели», когда произошел небывалый всплеск самиздата в СССР и появилась субкультура андеграунда.

В досоветский период наиболее популярными распространяемыми в рукописном виде книгами были радищевское Путешествие из Петербурга в Москву и комедия А.С.Грибоедова Горе от ума.

После Октября 1917 бесцензурно печатать книги стало сложно. Сразу после революции это было связано с общей разрухой, затем с идеологическими соображениями. В сентябре 1918 в лавке Осоргина продавались рукописные сборники стихотворений Андрея Белого, Михаила Кузмина, Николая Гумилева, Владислава Ходасевича, Максимилиана Волошина. Позже такой тип изданий существовал и в 1920–1930, но скорее в качестве частных подарков.

В 1930–1940-х писатели боялись держать рукописи дома. Но и в это время существовал зародыш литературного андеграунда. Самиздат 1930–1940-х был преимущественно устным. Самым известным из «ходячих магнитофонов» был Г.Л.Ковалев: благодаря его феноменальной памяти сотни поэтических текстов были записаны с голоса и изданы Конст. Кузьминским в Антологии из Голубой Лагуны (Хьюстон – Нью-Йорк, 1977–1978).

Цензурные запреты шли по четырем основным направлениям – критика советского строя, «формалистическая» эстетика, религия и мистика, эротика и порнография

Расцвет самиздата в советский период приходится на время хрущевской «оттепели» и брежневского «застоя». Выходившая в самиздате правозащитная литература и художественная литература с политическим уклоном имели ряд отличий. Задачей правозащитной литературы, например, периодического издания «Хроника текущих событий», было с указанием лиц, дат и событий описать общественное противостояние правящему режиму. Литературные же произведения, содержащие критику существующего строя, были скорее ориентированы на осмысление эмоционального и концептуального опыта существования.

Самое значительное произведение такого рода – Архипелаг Гулаг (1968) Александра Солженицына включало в себя социологические выкладки, воспоминания, публицистические и аналитические пассажи. В подзаголовке значилось «Опыт художественного исследования». По жанру Архипелаг представлял собой нечто среднее между социологическим исследованием и художественно-публицистическим эссе.

В духе «художественного исследования» написаны и диссидентские романы доктора философских наук Александра Зиновьева. Он обращался к художественным образам в поисках емких символов, означающих социальные позиции его героев. Художественно-публицистические романы Зиновьева Зияющие высоты (1976), Светлое будущее (1978), В преддверии рая (1978), Желтый дом (1980) представляли собой смесь советских анекдотов, социальных типов, диалогов людей разных специальностей и социальных позиций, случаев из жизни и т.д. Зиновьев отвергал необходимость описания физического облика своих персонажей, считая, что вполне достаточно их интеллектуальной позиции, поскольку своей целью видел не художественное отображение реальности, а анализ социальных явлений.

Произведения Солженицына, Зиновьева и других писателей, напечатанные в основном за рубежом, подпольно переправлялись в СССР, затем размножались и расходились по рукам в виде самиздата.

Отечественная литература была разделена на официальную и неофициальную, распространяемую полуподпольно. Неофициальную литературу, косвенно связанную с политической деятельностью, создавала писательская среда, в 1960–1980-х находящаяся вне официальных литературных институтов, ориентированная на западные ценности и готовая эмигрировать. Шел процесс формирования маргинальной культуры, неучастия в работе официальных социальных структур. Вокруг литературного самиздата складывалось свое культурное пространство.

Чтение и распространение самиздата предполагало наличие тесного круга единомышленников, доверявших друг другу. В 1950-х определяющую роль начинают играть частные художественные кружки, где вокруг ветеранов группировалась молодежь. Они становились центрами, откуда самиздат расходился по стране. В Ленинграде – это дом ленинградского философа Я.С.Друскина; квартира специалиста по античности А.Н.Егунова, тесно связанного в молодости с писателем К.К.Вагиновым и обэриутами; дом А.А.Ахматовой. В Коктебеле – это дом поэта М.А.Волошина. В Москве – дом поэта А.Е.Крученых, дача Б.Л.Пастернака в Переделкине, дом Кропивницкого в Лианозово.

Художественная проза стала сферой выражения московского литературного андеграунда 1960-х. Поэму Москва – Петушки Венедикта Ерофеева, повесть Николай Николаевич Юза Алешковского, прозу Саши Соколова, мистико-эротические кошмары Юрия Мамлеева можно рассматривать и как самиздатские бестселлеры. В основе большинства этих произведений – полуисповедальный монолог героя, обращенный к доверительному собеседнику. Зачастую главные герои носят имена авторов произведений – Веничка, Эдичка, т.е. авторы идентифицируют себя со своими героями, наделяя их собственной авторской интонацией.

Продолжил характерную для самиздата тему интереса к изнанке жизни Эдуард Лимонов. Мазохистски растравляя собственную душевную боль, Эдичка, главный герой романа Я, Эдичка (1979), повествует о своих эмигрантских приключениях, по большей части эротического, но иногда и социального характера.

Все больше писателей не желали уступать цензуре: если их не публиковали в СССР, они передавали свои произведения на Запад. В 1965 последовал скандал с писателями Андреем Синявским и Юлием Даниэлем, с конца 1950-х публиковавшими свои произведения на Западе. Владимиру Войновичу после публикации на Западе романа Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина также пришлось покинуть СССР, т.к. надеяться на издание своих книг здесь он уже не мог. Все «скандальные» произведения были в скором времени опубликованы на Западе и распространялись в СССР по каналам самиздата.

Значительная часть литературных произведений, опубликованных в самиздате, была посвящена теме противостояния личности давлению официального социального окружения.