Содержание статьи
    Также по теме

    ВВЕДЕНСКИЙ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ

    ВВЕДЕНСКИЙ, АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ (1904–1941) – русский поэт, драматург, представитель поэтического авангарда 1920–30-х. Активный участник объединения ОБЭРИУ.

    Родился 23 ноября (6 декабря) 1904 в Петербурге в семье экономиста и врача. В 1920 в школьном журнале впервые было напечатано стихотворение Введенского И я в моем теплом теле. Увлекался акмеистами (см. также АКМЕИЗМ), Блоком, участвовал в сочинении коллективной пародии на футуристов Бык Буды.

    В 1920-е находился под сильным влиянием футуристов (см. также ФУТУРИЗМ), особенно Крученых. Круг его литературных связей – Кузмин, Клюев, И.Терентьев. Вместе с последним участвовал в фонологических экспериментах «заумников» – создании «таблиц речезвуков». Знакомится с художником Филоновым, его учениками.

    В 1924 при вступлении в Союз поэтов причислил себя к футуристам. Стихотворения 1924–1926: 10 стихов, Парша на отмели, Галушка, Острижен скопом Ростислав, Начало поэмы, Воспитание души, Минин и Пожарский ориентированы на разнообразное обыгрывание слов с помощью шрифта, орфографии, грамматических неправильностей («старенькая наша дедушка»), семантических столкновений (прием, когда первые члены смыслового ряда осмысленны, а последующие постепенно погружаются в абсурд).

    Знакомство Введенского с Хармсом состоялось в 1925 – обнаружилось полное единство их эстетических взглядов. Единомышленники присвоили членам своего кружка звание «чинарей» (в значении «духовный ранг»): «чинарь-взиральник» – Даниил Хармс, «чинарь-авторитет бессмыслицы» – Александр Введенский, Леонид Липавский – теоретик и т.д.

    К их кругу в разное время примыкали Вагинов, Заболоцкий, Н.Олейников, А.Туфанов, И.Бахтерев и др. Группа претерпевала трансформации, меняла названия: «Левый фланг» (заумников), «Радикс», «Фланг левых», «Левый фланг» («Союза поэтов»), «Академия левых классиков» и, наконец, ОБЭРИУ – «Объединение реального искусства» (с ноября 1927).

    Маршак предложил писателям попробовать себя в качестве авторов, пишущих для детей, – он полагал, что детской литературе не хватает «игрового начала». С тех пор Введенский и Хармс активно сотрудничали с детскими издательствами и журналами «Еж» и «Чиж».

    Введенским было выпущено несколько десятков детских книжек, некоторые из них переиздаются и поныне. Как детский писатель он приобрел известность, гонорары за детские издания стали основной статьей доходов. Собственные же литературные эксперименты Введенского были востребованы в кругу близких и зачитывались на литературных и театрализованных выступлениях.

    Наиболее известным совместным проектом обэриутов была организация театра «Радикс». В 1926 там была поставлена пьеса Моя мама вся в часах по произведениям Введенского и Хармса. В театральных выступлениях Введенский участвовал как чтец, актер и ведущий.

    К началу 1930-х в произведениях Введенского сюжет, жанр, диалоги становятся более структурированными. Одушевленные и неодушевленные персонажи включаются в решение проблем феноменов мира и их взаимоотношений с категорией времени – Две птички, Значенье моря, Кончина моря. Философская направленность произведений усиливается, автора интересуют мировоззренческие темы – бог, смерть, время. К 1927 относятся упоминания о том, что Введенский работал над романом Убийцы вы дураки.

    Кругом возможно бог (1931) – философское произведение зрелого периода, названо литературоведом М.Мейлахом «путеводителем по моделям бессмыслицы поэтики Введенского». На первый взгляд сочинение представляется попыткой отобразить хаос, предшествующий созданию мира. Ощущается подвижность, незакрепленность форм и смыслов друг с другом; постоянно обыгрывается возможность их подмены и утраты.

    Диалог Куприянов и Наташа, написанный в том же 1931, – авангардистская вариация на тему любовной лирической эротики. В варианте Введенского, в «пиковый» момент, когда герои обнажились и, казалось бы, готовы слиться, Куприянов в ответ на призывы своей возлюбленной отвечает: «Нет, не хочу», и уходит, оставляя ее в недоумении и грусти. Лирический герой Введенского отвергает зов природного начала. Утрата естественных связей обнаруживается повсюду – Куприянов растворяется в природе, которая, как замечает автор, занимается тем же – бессмысленно порождает эфемерные искусственные формы, посылая любовные призывы, которые не приводят к вразумительному результату.

    К концу 1920-х в стране изменилась позиция советской партийной критики относительно экспериментов левых течений в искусстве. Все чаще звучали резкие отзывы в адрес обэриутов. После ряда газетных статей, где чинарям вменялось «литературное хулиганство», а ОБЭРИУ квалифицировалось как «литературное течение, несовместимое с социалистическим строительством», последовали аресты.