Содержание статьи
Также по теме

БОДХИСАТТВА

БОДХИСАТТВА (пали , санскр. – «cущество, стремящееся к просветлению»), в традиционном буддизме и буддизме махаяны, лицо, принявшее решение стать буддой, чтобы достичь нирваны и помочь другим существам выйти из безначальных реинкарнаций и страданий.

В «ортодоксальном» буддизме тхеравады образ бодхисаттвы занимает почетное, но сравнительно маргинальное положение. Бодхисаттвами были только бывшие будды (их насчитывается 24, последним был исторический Будда – Гаутама Шакьямуни), а также будда грядущего мирового порядка – Майтрея. На этом пути будущие будды культивировали все необходимые «совершенства» (парами), а также со-страдание к живым существам (каруна) и со-радование им (метта), а в собрании джатак описываются подвиги самопожертвования Будды в его прежних рождениях, наподобие знаменитого кормления голодной тигрицы собственным телом, – подвиги, явно противоречащие буддийской ориентации на срединный путь между любыми крайностями.

В сотериологии махаяны идеал бодхисаттвы становится приоритетным и определяющим. Его реализация возможна уже не только для 25 будд, но и для каждого буддиста. На то имеется и «космологическая санкция»: число бодхисаттв, как и будд, мыслится бесконечным, и они населяют не только земной, но и небесные миры. Будущий бодхисаттва, которым может быть не только человек, но и любое другое существо, дает однажды великий обет достичь «просветления» и избавить все существа от круговорота сансары. В поэме Шантидэвы Бодхичарьяватара (7–8 вв.) бодхисаттва торжественно обещает использовать накопленную им «заслугу» (пунья) для облегчения страданий живых существ (передача заслуги в традиционном буддизме была немыслимой) и служить лекарством, врачом и сиделкой всем, кто еще не избавился от болезней сансары; он хочет быть защитником нуждающихся в защите, проводником блуждающих в пустыне, кораблем, пристанью и мостом для ищущих берега в море сансары, светильником слепых, ложем уставших и слугой всех нуждающихся. Длительность пути бодхисаттвы исчисляется мировыми периодами. Бодхисаттва должен достичь 10 ступеней совершенства, которым посвящались отдельные трактаты и которые соответствуют 10 «совершенствам» – парамитам. Некоторые классификаторы вменяют ему также обретение 37 начал просветления, в числе которых четыре состояния внимания, четыре сверхспособности и пять сверхсил. Еще одно отличие махаянского бодхисаттвы – культивирование созерцания пустотности всего сущего (шуньята), которое мыслится необходимым условием сострадания, но на деле оказывается условием его «снятия»: поскольку все сущее пусто и преходяще и некого и нечего почитать или порицать, то нет ни радости, ни страдания, а потому и того, что следует любить или ненавидеть. «Ищите их, – увещевает Шантидэва, – и вы их не найдете!».

Бодхисаттвы занимают значительное место в пантеоне центральноазиатской и дальневосточной махаяны и включают ряд учителей буддизма (начиная с Нагарджуны и Асанги), но преимущественно – мифологические персонажи, список главных из которых варьирует от 8 до 10 (наиболее популярны Авалокитешвара, Манджушри, Ваджрапани, Кшитигарбха).

 ИТАР-ТАСС     БОДХИСАТТВА. Бронзовая скульптура. Читинский художественный музей

Путь бодхисаттвы.

Иерархия ступенек лестницы достижений бодхисаттвы обнаруживается в Аштасахасрикапраджняпарамите (1–2 вв.), в Лалитавистаре (3–4 вв.), в современной ей Махаяанасутраланкаре, но специальным эссе на данную тему была Дашабхумикасутра (Наставление о десяти уровнях) – трактат протойогачары, составленный, вероятно, в 3 в., в котором иерархизируются уровни совершенства того, кто следует «путем бодхисаттвы», каждый из которых соотносится с определенным «совершенством» – парамитой, что позволяет составителю текста систематизировать практически всю сотериологию махаяны. 10 «ступеней» излагаются бодхисаттвой Ваджрагарбхой в ответ на просьбу Будды рассказать о них всем присутствующим.

На первой ступени – «радостной» (прамудита) – начинающий бодхисаттва овладевает совершенством щедрости (дана). Он доверяет буддам, заботится обо всех, прилежен в изучении дхармы; его щедрость «нематериальна», ибо он сострадает живым существам, которые не заботятся о своем «освобождении», и готов пожертвовать ради них женами, детьми, членами тела, здоровьем и самой жизнью. «Радостной» эта ступень оказывается потому, что он ликует из-за своего превосходства над «обычными людьми».

На второй ступени – «незагрязненности» (вимала), адепт овладевает совершенством нравственности (шила), который идентичен «профессиональному» освоению самодисциплины по методу классического восьмеричного пути (последний включается, таким образом, в виде «частного случая» в иерерахию достижений в махаяне). «Незагрязненность» означает освобождение от нечистоты аффектов, ибо практикующий на этой стадии становится свободным от желаний, другом, наставником и покровителем других существ.

На третьей ступени – «лучезарной» (прабхакари) – адепт становится «светильником учения», способным к уразумению сокровенных умозрительных истин. Здесь он овладевает совершенством терпения (кшанти), ибо денно и нощно изучает махаянские сутры. На этой же ступени он становится экспертом в четырех нормативных медитациях и достигает «обителей Брахмы», развивая благость, со-страдание (каруна), со-радование (майтри) и бесстрастие, и уже начинает излучать свет в небесных регионах.

Четвертая ступень – «пламенная» (арчишмати) – позволяет адепту созерцать истинную природу всех существ и населяемого ими мира. В его «огненном» видении отражаются преходящий характер сущего и значение «освобождения», и он бросает прощальный взгляд на остатки ложных воззрений, прежде всего связанных с представлением о своем Я. Здесь он овладевает совершенством мужества (вирья), так как окончательно укрепляется в истинной вере в «три драгоценности» буддизма – Будду, учение и общину.

Пятая ступень – «чрезвычайно труднодостижимая» (судурджая), ибо только теперь можно «реализовать» различие истины конвенциональной (самврити-сатья) и абсолютной (парамартхика-сатья) и, соответственно, конечную «пустотность» всего сущего. Поскольку адепт печется о благе живых существ, эта ступень соотносится с освоением совершенства медитации (дхьяна).

Шестая ступень – «перед лицом [полной ясности]» (абхимукхи), ибо на данной стадии адепт становится экспертом в совершенстве познания (праджня). Познание-премудрость позволяет ему видеть глубинное единство сансары и нирваны, а также то, что все вещи суть «только сознание».

На седьмой ступени – «далеко распространяющейся» (дурангама) – адепт становится настоящим бодхисаттвой. Он может войти в паранирвану, но медлит ради «освобождения» других существ, предпочитая «активную нирвану» (апратиштхита-нирвана). Теперь он овладевает сразу двумя новыми совершенствами: умением использовать любые средства ради помощи «сансарным» существам (упая) и способностью передавать им свой запас «заслуги» (пунья).

Восьмая ступень – «недвижимая» (ачала), ибо бодхисаттва непоколебим в своей решимости действовать в этом мире ради «освобождения» других существ. Соответствующим совершенством является поэтому верность великому обету (пранидхана). Бодхисаттва может принимать любой внешний облик, чтобы оказать помощь другим существам.