Также по теме

КАЛЬВИН, ЖАН

КАЛЬВИН, ЖАН (Calvin, Jean) (1509–1564), французский теолог, религиозный реформатор, основоположник кальвинизма. Родился 10 июля 1509 в Нуайоне, епархиальном центре на севере Франции. Его отец, Жерар Ковен, достиг довольно высокого положения в церковной и общественной иерархии, но в 1528 недоброжелатели добились его изгнания. Мать Кальвина, Жанна Лефранк, была благочестивой женщиной из знатной валлонской семьи. Маленький Жан, отличавшийся выдающейся одаренностью, получил начальное образование вместе с отпрысками одного знатного семейства в замке Монмор. В 1524–1528 Кальвин изучал специальный курс формальной логики в коллегии Монтегю в Париже, где преподавание велось все еще схоластическими методами и где царил суровый аскетический дух. Однако Кальвин стремился раздвинуть узкие рамки этого обучения за счет интенсивных самостоятельных занятий различными научными дисциплинами. Первоначально его предназначали к церковной карьере (в возрасте 13 лет ему был обеспечен бенефиций), однако после окончания факультета свободных наук он, по желанию отца и по собственной склонности, решил обратиться к юриспруденции. В Орлеане и в Бýрже он слушал лекции самых знаменитых ученых-правоведов средневековых и ренессансных школ, и в 1531 закончил изучение права со степенью лиценциата. В этот период Кальвин, не ограничиваясь юриспруденцией, старался расширить свои познания в области классической филологии и вообще гуманитарных наук. Результатом этих занятий стал его комментарий к трактату Сенеки О милосердии (De clementia), опубликованный в 1532. Однако более важными для всей последующей жизни Кальвина стали его контакты с теми евангелическими и реформистскими сообществами, которые во Франции объединялись вокруг гуманиста Фабера Стапуленсиса (ок. 1455–1536); эти люди не только изучали Библию на языках оригинала, но и были знакомы с сочинениями М. Лютера, чьи 95 тезисов против индульгенций были опубликованы в 1517. Вращаясь в кругу сторонников Лютера, Кальвин постепенно и сам примкнул к евангелическим христианам. Впоследствии он писал: «Поначалу я столь упорно держался за это папистское суеверие, что мне нелегко было выбраться из этой бездны. Но внезапным обращением Бог принудил мое сердце к покорности». Нет сведений, когда именно произошел его окончательный разрыв с Римом – в 1527–1528 или в 1532–1533. Однако доподлинно известно, что в конце 1533, после революционной реформистской речи, произнесенной ректором Сорбонны Николаем Копом, которого, возможно, вдохновлял Кальвин, последнему пришлось срочно бежать из Парижа, спасаясь от преследований. Он жил под чужим именем в Ангулеме, Нераке, Нуайоне, Пуатье, Орлеане и Кле. Усиливающиеся гонения на евангелических христиан во Франции в конце концов вынудили его совсем покинуть страну: Кальвин отправился в Страсбург, а затем в Базель. Там он познакомился со многими вождями Реформации – Генрихом Буллингером, Мартином Буцером, Вольфгангом Капитоном, Симоном Гринеем и Освальдом Миконием. Кроме того, в 1536 Кальвин осуществил первое издание своего важнейшего теологического труда – Наставление в христианской вере (Institutio religionis christianae). Эта книга в некоторых моментах явно перекликалась с катехизисами Лютера; она была задумана с целью дать краткое изложение протестантского вероучения и защитить французских протестантов от обвинений в том, что они, подобно анабаптистам в Германии, восстают против государственной власти. В целях самозащиты Кальвин предпослал своей книге пространное и изысканное посвящение французскому королю Франциску I.

Весной 1536 Кальвин жил какое-то время в Италии при дворе герцогини Ренаты Феррарской, а осенью того же года в последний раз посетил Нуайон. Оттуда он намеревался направиться в Страсбург, однако очередная вспышка войны между Карлом V и Франциском I Французским сделала недоступной дорогу через Лотарингию, и ему пришлось ехать через Женеву. В Женеве он предполагал лишь переночевать, однако о его прибытии стало известно Г.Фарелю, только что приступившему к церковной реформе в Женеве. Фарель просил и даже умолял Кальвина, уже снискавшего себе известность в ученых кругах благодаря своей книге, остаться в Женеве и прочитать курс богословских лекций. Он полагал, что будет весьма полезно, если автор Institutio выступит с лекциями по Св. Писанию и продемонстрирует гражданам Женевы, где Реформация еще только-только набирала силу, что она означает не только политическую независимость от Савойи и от епископа, но жизнь в соответствии с евангельскими заповедями и обетованиями. Если Кальвин поначалу отказывался взять на себя эту задачу, то лишь потому, что у него имелись иные планы и что он, по своему душевному складу, склонен был избегать публичности. Однако проникшись убеждением, что Богу действительно угодно, чтобы он способствовал торжеству Реформации в Женеве, он со всем рвением и усердием взялся за роль профессора и проповедника Св. Писания.

На первых порах Кальвин намеревался осуществить коренные преобразования, полностью изменив физический и духовный облик города. К сожалению, уже через три года этот план провалился – отчасти из-за гордыни и упрямства женевцев, отчасти из-за нетерпеливости самого реформатора. Кальвин был изгнан из города. Он вновь поселился в Страсбурге и жил там с 1538 по 1541, однако не как проповедник и вероучитель, а как ученый. Здесь, помимо чтения лекций в собранной им вокруг себя небольшой общине беженцев из Франции, он получил возможность познакомиться с тем типом церковной организации, о котором он сам мечтал; это была подлинно евангельская церковь, с богослужебным чином, церковной дисциплиной, совместным пением псалмов. Кроме того, он участвовал в религиозных диспутах, состоявшихся в Хагенау, Вормсе и Регенсбурге по инициативе Карла V, и опубликовал второе, существенно расширенное издание Institutio. Важной стороной его деятельности было переубеждение анабаптистов и возвращение в церковь многих из них. В 1540 в Страсбурге Кальвин женился на Идлетте де Бюр, вдове раскаявшегося анабаптиста.

Однако все это время он не забывал о женевцах, а женевцы не забывали о нем. В начале 1539, вскоре после изгнания, он, по просьбе Бернеза, написал блестящий ответ кардиналу Садоле, который разослал пастырское послание с целью возвратить женевцев в лоно католической церкви. После 1540 внутренние осложнения вынудили женевцев настойчиво просить Кальвина вернуться в Женеву. Осенью 1541 Кальвин уступил этим просьбам – при условии, что ему будет предоставлена возможность осуществить нововведения, которых он добивался раньше, т.е. произвести церковную реформу на основе новой системы церковных должностей («церковные ордонансы», ordonnances ecclésiastiques, 1541) и единого чина богослужения («чин церковных молитв и песнопений», forme des prières et de chants ecclésiastiques, 1542), а также принятия нового катехизиса. С этого начался второй период деятельности Кальвина в Женеве. Сам он уже не был порывистым и страстным энтузиастом, как прежде, это был зрелый и осмотрительный строитель церковной жизни, и дело его в скором времени приобрело мировое значение.

Его заслуга состоит прежде всего в строительстве подлинно евангельской церкви. Взяв за образец Новый Завет и древнюю церковь, Кальвин создал в Женеве такую церковную организацию, которая впоследствии стала нормативной для реформатских церквей во всем мире. Он учредил четыре обязательных церковных служения: пасторов, докторов (учителей богословия), пресвитеров (старейшин) и диаконов (помощников). Пасторы вместе с учителями образуют vénérable companie des pasteurs («досточтимое собрание пастырей») для руководства катехизацией и обучением, а пасторы вместе со старейшинами – «консисторию» для надзора за нравами и поведением членов церкви. Старейшины (пресвитеры) вместе с диаконами занимаются материальными нуждами паствы, попечением о бедных, а также берут на себя часть пастырской работы. Когда эта организация получила фиксированный чин служб и литургии, включая пение псалмов и исповедь, появилась возможность создать общину верующих, которые не просто собирались бы на воскресное богослужение, чтобы возблагодарить Бога и получить назидание, но старались всю свою жизнь превратить в служение Богу. При том, что церковь остается центром, оказывающим влияние на всю жизнь верующих, это служение Богу может осуществляться в повседневных делах, в преподавании в школе, в заботе о нищих, так что и экономическая, и политическая жизнь, и вообще – вся частная и вся общественная жизнь посвящается служению Богу. Кальвин устроил свою церковь как общину верующих, руководствующихся сознанием, что каждый ее член, в соответствии со своими способностями и занимаемым положением, должен стремиться превратить мир в «зрелище славы Божией» (theatrum gloriae Dei). Кроме того, реформатор попытался, введением строгой внутренней дисциплины, сделать церковь независимой от светских властей и дать ей возможность жить по своим законам отдельно от государства и даже вопреки воле гражданских властей. Неукоснительно придерживаясь этого курса и назначая самые суровые наказания за отступления от чистоты вероучения и за пренебрежение заповедями церкви, Кальвин постоянно вступал в конфликты со своими оппонентами, пока, в 1555, его последователи не получили большинства в магистрате. Широко известны его акции, направленные против С.Кастеллиона, А.Перрена, Бертелье, Больсека и М.Сервета. Однако неверно было бы обвинять в этих преследованиях одного Кальвина или видеть в нем на этом основании нетерпимого и нестерпимого деспота, «гордую, надменную, тираническую натуру, – как о нем говорили, – преисполненную жестокости и ненависти по отношению к своим врагам». Кальвин никогда не руководствовался в своих действиях личными мотивами, но всегда исходил из политической необходимости и из представлений своей эпохи. Ясное сознание цели, к которой следовало стремиться, его собственное глубочайшее чувство ответственности, особенности политической и религиозной ситуации в Женеве и те конкретные задачи, которые стояли перед Кальвином, побудили его добиться в 1544 смещения Кастеллиона с должности ректора Женевской коллегии из-за расхождений в религиозных мнениях, изгнания в 1552 Больсека, выступившего с критикой учения Кальвина о предопределении к спасению, и казни в 1553 испанского врача Мигеля Сервета как лжеучителя и еретика, отрицающего учение о Троице. По убеждению Кальвина, Женева, укрепившись изнутри, должна была сделаться бастионом Реформации, однако власть над Женевской республикой никогда не была самоцелью для реформатора. Его подлинной целью было вернуть Францию к евангельской вере, – и не только Францию, но и многие другие страны, церковные и духовные лидеры которых поддерживали контакты с Кальвином, – Шотландию, Англию, Нидерланды, Польшу и Трансильванию (если ограничиться упоминанием наиболее важных). Только включив каждого отдельного христианина в церковную общину и добившись строгого соблюдения вероучительной и церковной дисциплины, Кальвин смог довести до конца дело Реформации в качестве преемника Лютера в Западной и Центральной Европе. Только с помощью энергичных и жестких мер (которые, в случае необходимости, могли быть и достаточно гибкими) и только посредством унификации церковной организации и богослужения Кальвину удалось сделать Женеву центром протестантской духовности и образцом высоконравственного уклада жизни. О выдающихся способностях Кальвина, о его великодушии и подлинной широте (а отнюдь не узости) взглядов лучше всего позволяют судить его усилия к объединению церкви. Всегда и везде, где только было возможно, Кальвин стремился объединить протестантов. К сожалению, эти усилия увенчались лишь единственным успехом – принятием «Цюрихского соглашения» (Consensus Tigurinus, 1549), закрепившего компромисс между Кальвином и протестантами немецкой части Швейцарии в трактовке учения о евхаристии.