Содержание статьи
    Также по теме

    КУНДАКУНДА

    КУНДАКУНДА (санскр. ), индийский философ. Время его деятельности датируется по-разному, но преимущественно между 1 и 3 вв. Кундакунде приписывается не менее 100 сочинений на пракрите, аутентичными признаются лишь несколько из них. К 9 в. они были переложены на санскрит (Амритачандра, писавший к ним в 9–10 вв. санскритские комментарии, цитирует их санскритские переводы).

    Кундакунда – одна из наиболее харизматических фигур в истории джайнской общины, сопоставимая в буддийской традиции с Нагарджуной. Кроме основного имени-прозвища, означающего «Жасминовый», у него, согласно поздним надписям из Виджаянагара (ок. 1386), было еще несколько имен: Падмананди («Лотосовый бык»), Вакрагрива («Имеющий кривую шею»), Элачарья («Козлиный учитель») и Гридхрапиччха («Стремящееся перо»). К его имени прибавлялось и почетное уточнение «ачарья» («учитель»). Согласно надписям Шравана Белаголы (1398), одно из подразделений Мула-сангхи («корневая община»), так и называвшееся Кундакунда-анвая («традиция Кундакунды»), было основано учителем Кундакундой, освободившимся от «нечистоты» страстей и обладавшим способностью подниматься над землей на четыре пяди. По одному дигамбарскому жизнеописанию, Кундакунда, родившийся в семье купца, стал воплощением сына благочестивого мальчика-пастуха Матхиварана, который поклонялся как святыням священным книгам-агамам, найденным им у одного отшельника, за что получил благословение от одного монаха, посетившего дом его богатого хозяина. Согласно другой версии, он также был сыном купца, в 11 лет стал свидетелем проповеди монаха по имени Джиначандра и был настолько поражен, что тотчас достиг состояния «просветления» и стал учеником монаха, а в 33 года, овладев джайнской доктриной, возглавил учеников Джиначандры. При них он удостоился и приветствия тиртханкара (соответствует статусу будды в традиционном буддизме) Шримандхарасвами, после чего проповедовал, обратив в джайнизм 700 мужчин и женщин. Дигамбары считают также, что он был учителем знаменитого Умасвати, составившего Таттвартхадхигасутру, но шветамбары называют других учителей Умасвати (Шри Гхошанандин и Шри Мула).

    Кундакунде приписывают 94 небольших трактата, Шаткхандагаматику (Комментарий на «Шестичастное писание»), поэтическое произведение Курал, пособие по аскетике Ниямасара (Суть воздержания).

    Панчастикайясара (Сущность пяти образований сущего) содержит каноническое для джайнов определение субстанций как того, что, «протекая» сквозь свои атрибуты и проявления, не «отклоняется» от существования, т.е. самоидентичности. Здесь же даются характеристики всех пяти субстанций – души (джива), материи (пудгала), условий движения и покоя (дхарма и адхарма) и пространства (акаша). Самая-сара (Сущность наставления) – стратегия преодоления незнания, препятствующего «реализации» истинной природы души; Двадаша-анупрекша (Двенадцать созерцаний) – упражнения для медитации, начиная с созерцания вечности души и кончая размышлениями о средствах ее «пробуждения». Как и буддисты-мадхьямики, Кундакунда различает два уровня истины – условный (вьявахара-ная) и безусловный (нишчая-ная).

    Наиболее популярной была Правачана-сара (на пракрите Паваяна-сараСуть учения) – наставление новоначальным, в котором обстоятельно излагается джайнское религиозно-философское учение (ср. Висуддха-магга буддиста Буддагхосы). Компендиум состоит из трех частей, в которых, по санскритской версии, 275 стихов. В первой джайнское учение характеризуется как триединство правильного знания, видения и поведения, реализация которых составляет путь к «освобождению» (мокша). Аскет, достигший совершенства, не подвластен воздействию кармической материи, страданиям и удовольствиям и достигает всеведения. Знание соизмеримо с душой и тождественно самому знающему, всеведение – всеохватное познание субстанций с бесконечным числом присущих им атрибутов и модусов. Но предварительно необходимо устранить заблуждение – ложное познание, нарушение императива ахимсы и привязанность к внешним объектам.

    Предмет познания – субстанция с ее атрибутами и модусами, которая является «субстратом» возникновения, пребывания и разрушения. Субстанция не тождественна атрибутам и модусам, но не существует и отдельно от них; она неизменна по своей сущности, но изменяется в соответствии с изменениями своих проявлений. Все субстанции распределяются на душу и не-душу (аджива): первая сознательна, вторая – бессознательна, среди составляющих не-души только материя телесна и только время внепространственно. Душа «неосвобожденная» связывается заблуждением – каналом притока кармической материи. Созерцание Атмана – осознание того, что душа есть только чистое знание и ничто другое. В третьей части различаются внешний и внутренний признаки джайнского пути к «освобождению», которое, однако, невозможно без разрыва всех мирских связей и вступления в джайнскую монашескую общину. Цель монаха (шраман) – преодоление привязанности к чему бы то ни было, ибо любая привязанность «наращивает» кармическое тело. Поэтому джайнскому монаху предписывается не только строгая диета, но и упражнения, способствующие подавлению чувств и аффектов, а также изучение джайнских текстов.

    Тексты Кундакунды многократно комментировались джайнскими философами. Среди них можно выделить, помимо Амритачандры, также Акаланку (7 в.), Видьянанду (9 в.), Джаясену (10–11 вв.).

    Литература

    Лысенко В.Г., Терентьев А.А. Шохин В.К. Ранняя буддийская философия. Джайнская философия. М., 1994
    Железнова Н.А. Представления о Пути Освобождения в джайнской традиции. – В кн.: Древние культуры Восточной и Южной Азии. М., 1999
    Железнова Н.А. Введение к «Правачанасаре». Кундакунда. «Правачанасара». – Вопросы философии, 2000, № 9