Содержание статьи
Также по теме

СТОГЛАВЫЙ СОБОР

СТОГЛАВЫЙ СОБОР, один из наиболее примечательных церковных соборов средневековой Руси, получивший свое имя от Стоглава, сборника его решений.

Состоялся в феврале – мае 1551 в Москве по воле Ивана Грозного, стремившегося к укреплению централизованной власти и крайне озабоченного состоянием церковных дел. В нем участвовали в основном духовные иерархи во главе с митрополитом Макарием, но отчасти и боярская дума. Деяния собора (перечисленные в итоговом сборнике из 100 глав – отсюда его название) состояли из вопросов царя, подробных ответов на них, а также соответствующих постановлений.

Царские вопросы, направленные к тому, чтобы искоренить ереси и народные суеверия, укрепить благочиние (с помощью исправления погрешностей и разночтений в богослужебных книгах, а также тщательного обоснования и унификации обрядов и уставов), принять меры к развитию религиозного образования, вызывали самое благожелательное внимание со стороны иерархов. Однако в проблеме монастырского землевладения мнения церкви и самодержавия столкнулись: хотя царь и склонен был (вероятно, под влиянием некоторых своих приближенных из т.н. Избранной рады – прежде всего, священника Сильвестра) поддержать «нестяжателей», в целом возобладало мнение церковно-иерархического большинства, состоящего из «иосифлян», приверженных идее экономически-сильных и самостоятельных монастырей (правда, права последних были все же несколько ограничены Стоглавом: им было запрещено, в частности, основывать новые слободы в городах). Церкви удалось отстоять и правомочность особого святительского суда, независимого от светской власти.

Предписания Собора, скрупулезно регламентирующие как проблемы гражданской и духовной юриспруденции, церковную обрядность, правила иконописания, нормы жизни белого и черного духовенства, так, по мере возможности, и народный быт в целом, охватывают огромное число тем – от полемики по поводу вероисповедных догматов с «еретиками» до критики различных житейских обычаев (таких, к примеру, как скоморошьи игрища, брадобритие или употребление в пищу колбасы), – обычаев, которые отвергались как безнравственные (считалось, что безбородость способствует содомскому греху) или как откровенно-языческие. На основе Стоглава рассылались специальные наказы и поучения, которые в целом, впрочем, не были строго кодифицированы.

Обнажив разнобой и «бесчинства» в церковных службах, Собор – ни в коей мере не будучи реформаторским, но, напротив, охранительным – тем не менее усилил тягу к религиозному просвещению. Однако Стоглав по большому счету так и остался именно обзором обычаев и рекомендаций, а не сведенным воедино кодексом законов (его сохранившиеся списки, хотя и многочисленные, содержат массу внутренне-структурных разноречий). Ссылки же на его решения (в особенности о каноничности двуперстного крестного знамения и «сугубой», т.е. двойной аллилуйи в соборных молитвах) как на церковные законы впоследствии способствовали расколу. В любом случае его тексты остаются ценнейшим источником сведений о церковной и светской истории русского 16 в.

См. также РАСКОЛ.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Фрагмент.

(...) О манастырех, иже пусты от небрежения.

В монастыри боголюбцы дают душам своим и родителем на поминок вотчинные села и прикупи, а иные вотчины собою покупают в монастыри, а иное угодие у меня припрашивают. И поймали много по всем монастырем, а братии во всех монастырех по старому, а ивде старою менши, есть и пить старого братье скуднее; устроения в монастырях ни котораго не прибыло, и старое опустело, где те прибыли и кто тем корыстуется? А тарханные и несудимые и льготные грамоты у них же о торговлях без пошлине. А чернцы по селом живут да в городе, тажутся о землях. Достойно ли то? А села и именья в монастыри емлют, а по тех душах и по родителех и по их приказу и памяти не исправляют, кто о сем истязан будет в день страшнаго суда? (...)

Глава 6.

Некогда вниде в слухи боговенчаннаго и христолюбивого царя государя и великого князя Ивана Васильевича веса Русии самодержца, что по многим церквам божиим звонят и поют не во время (...) и многие церковные чины не сполна совершаются по священным правилом и не по уставу. (...) Отныне и впредь в царствующем граде Москве и по всем градом (...) росийского царствия, по всем святым церквам звонити и божественниа литургии служити и прочее церковное пение правити сполна и по чину. (...)

Глава 26.

О училищах книжных по всем градом. (...)

(...) В царствующем граде Москве и по всем градом (...) избрати добрых духовных священников и дьяконов и дьяков женатых и благочестивых (...) и грамоте бы и чести и пеги и писати горазди. И у тех священников и у дьяконов и у дьяков учинити в домех училища, чтобы священницы и дьяконы и все православные хрестьяне в коемждо граде предавали своих детей на учение грамоте книжнаго писма и церковнаго петия... и чтения налойнаго. И те бы священники и дьяконы и дьяки избранные учили своих учеников страху божию и грамоте и писати и пеги и чести со всяким духовным наказанием. (...)

Так же которые писцы по градом книги пишут, и вы бы им велели писати с добрых переводов. Да написав правили, потом же и продавали. А которой пиceц написав книгу продаст не исправив, и вы бы тем возбраняли с великим запрещением. А кто (...) неисправленну книгу купит (...), потому же возбраняли (...), чтобы впредь так не творили. А впредь только учнут тако творити продавцы и купцы, и вы бы у них те книги имали даром без всякого зазора, да, исправив, отдавали в церкови, которые будут книгами скудны. (...)

Глава 32.

О крестящихся не по чину.

Мнози неразумнии человецы, махающе рукою по лицу своему, творят крестащеся а всуе тружающеся. Тому бо маханию беси радуются. А тако есть право креститися. Первое положи ги руку на челе своем, потом на персех, потом на правом плечи, таже и на левом, то есть истинное воображение крестному знамению, аще кто право крещает лице свое сим знамением, той никогда же не убоится дьявола ни злато супостата и от бога мзду приемлет за то, (...) аще ли кто леностию или невежествием не исправляет креста на лице своем, той отмещется креста Христова и припадает дьяволу. (...)

Глава 41.

(...) Писати живописцем иконы с древних проводов, как греческие живописцы писали и как писал Андрей Рублев и прочие пресловущии живописцы, и подписывати святая Троица, а от своего замышления ничтоже предтворяти. (...)

В мирских свадьбах играют глумотворцы и арганники, и смехотворцы, и гуельники и бесовские песни поют, и как к церкви венчаться поедут, священник со крестом будет, а пред ним со всеми теми играми бесовскими рыщут, а священницы им о том не возбраняют и не запрещают. (...) О том (...) запрещати великим запрещением. (...)

Да по дальним странам ходят скоморохи... ватагами многими, по шестидесяти и до семидесят человек, и по сто (...) и по деревням у крестьян сильно ядят и пьют, и из клетей животы грабят, а по дорогам людей розбивают. (...)

Да по погостам и по селом ходят лживые пророки, мужики и женки, и девки, и старые бабы, наги и босы, и волосы стростив и распустя, трясутся и убиваются. А сказывают, что им являются святае пятница и святая Анастасия и велят им заповедати хрестияном каноны завечати. Они же заповедают крестьяном в среду и в пятницу ручного дела не делати, и женам не прясти, и платья не мыти, и каменья не разжигати. (...)

(...) Злые ериси кто знает их и держится: рафли, шестокрыл, воронограй, остромий, зодей, алманах, звездочетье, аристотель, аристотелевы врата и иные составы и мудрости еретическия и коби бесовские (...) – и в те прелести веруючи многих людей от бога отлучают и погибают. (...)

В троицкую субботу по селом и по погостом сходятся мужи и жены на жальниках и плачутся по гробом умерших с великим воплем. И егда начнут играти скоморохи во всякие бесовские игры, они же от плача преставше, начнут скакати и плясати и в дoлoни бити и песни сотонинские пети на тех же жальниках, обманщики и мошенники. (...)

(...) Русали о Иванове дни и в навечерии Рождества Христова и крещения сходятся мужи и жены и девицы на нощное плещеванне, и на бесчинный говор, и на бесовские песни, и на плясание, и на скакание, и на богомерзкие дела. И бывает отроком осквернение и девам растление. (...)

Глава 72.

О искуплении пленных.

Которых откупят царевы послы в ордах и в Цареграде и в Крыму... и тех всех плененых окупати из царевы казны. А которых православных хрестьян плененых приводят, окупив греки и туркчане, армени или иные гости, да быв на Москве, восхотят их с собою опять повести, ино их не давати, и за то крепко стояти; да их окупати из царевы же казны. (...)

Глава 75.