Содержание статьи
    Также по теме

    РЕЗОНЕР

    РЕЗОНЕР (франц. raisonneur, от raisonner – рассуждать), сценическое амплуа. Тип ролей, представляющий рассудочных людей, склонных к назидательным высказываниям, риторическим сентенциям и т.п.

    Это амплуа в максимальной степени отражает особенности дорежиссерского, актерского театра, – не только как сценического искусства, но и одной из его главных составляющих, драматургии. Если в режиссерском театре на главную мысль, идею спектакля работают все его составляющие (актерский ансамбль, музыка, сценическое оформление, свет и т.д.), то в актерском театре существовала реальная опасность искажения основной идеи за счет неудачного (или, напротив, слишком яркого) исполнения той или иной роли. Главная мысль, «нравственный императив» автора должен быть непременно заложен в текст кого-нибудь из героев спектакля.

    Развитие европейской культуры 17–18 вв. в целом сделало актуальным ее ярко выраженный морализаторский характер. На смену Возрождению, с его амбивалентной трактовкой нравственности, мощной карнавализацией действительности, пришла эпоха Просвещения, декларировавшая реставрацию высокой (даже ханжеской) морали, аскетизм, борьбу против «распущенности и нечестивости». Этим тенденциям способствовало увеличение влияния церкви на все области светской жизни. Такие особенности эпохи Просвещения весьма наглядно отразились на развитии театра, как наиболее живого, «сиюминутного» вида искусства. Практически все жанры театра того времени, будь то трагедия, мещанская драма, или комедия, так или иначе обращались к проблемам добродетели. Персонажи драматургии четко делились на «положительных» и «отрицательных»; в финале спектакля добро должно было торжествовать (в трагедии – хотя бы на уровне декларации, нравственного урока уцелевшим персонажам и, конечно, зрителям). Этот этап развития театрального искусства известен под названием классицизма.

    Общие тенденции театра классицизма породили особое распространение амплуа резонера. В уста подобных персонажей драматурги имели возможность вложить моральную оценку происходящего на сцене, провозгласить гражданские и нравственные идеалы. Недаром сценическая школа классицизма, следовавшая общей эстетике этого стиля, сложилась как искусство героической декламации, приподнято-поэтического выражения чувств героя. Эта художественная традиция обусловила появление таких персонажей, как, Клеонт в Тартюфе Мольера. По сути противоречащий всей эстетике яркой, почти фарсовой, театральной комедии, резонер Клеонт становится нравственным alter ego драматурга, изобличая пороки и призывая к торжеству добродетели.

    Примеры ролей резонеров можно найти практически в каждой пьесе драматургов-классицистов (Ф.Шиллер, Г.Лессинг, П.Бомарше, Г.Филдинг, Р.Шеридан и др.).

    Для русского театра классическим, идеальным примером роли резонера можно считать роль Стародума в Недоросле Д.Фонвизина. В театре подобные роли зачастую определялись термином «благородный отец». Однако существовали и иные разновидности амплуа резонера: «герой-резонер», «комик-резонер», «характерный резонер».

    По определению Михаила Чехова, «амплуа – категория скорее организационная, чем эстетическая». Этот принцип нашел свое отражение в Таблицах амплуа, составленных в 1922 В.Мейерхольдом, В.Бебутовым и И.Аксеновым по поручению Научного Отдела Государственных высших Режиссерских Мастерских. Определяя функции амплуа «моралиста (резонера)» как «умышленное ускорение развития действия путем введения в него норм морали», авторы предъявляют к необходимым данным актера минимальные требования: «Глубокий бас. Сложение безразлично», что фактически является признанием чисто служебного назначения подобного персонажа. В эпоху актерского театра роли резонеров традиционно считались наименее интересными.

    С развитием режиссерского театра творческие возможности «резонерских» ролей коренным образом изменились. Основополагающим принципом театрального воплощения роли становится не «амплуа», но «трактовка». У актеров, следующих замыслу режиссера, появляется возможность придать любому сценическому образу глубину и объем, меняя традиционно сложившиеся представления о той или иной роли. Так, в частности, в конце 1970-х на сцене Ленинградского Театра Драмы и Комедии Л.Додин поставил спектакль Недоросль, ставший одним из ярчайших событий театральной жизни страны. Стародум в исполнении И.Мокеева, явившийся одной из главных удач спектакля, представал перед зрителем отнюдь не «благородным отцом», но изощренным и озлобленным фарисеем, этаким Тартюфом, демагогом, использующим декларацию идеалов как средство достижения собственных целей в ловко сплетенной интриге.

    Татьяна Шабалина

    Литература

    Мейерхольд В., Бебутов В., Аксенов И. Амплуа актера. Издательство Высших Режиссерских Мастерских, М., 1922
    М.Чехов. О театральном амплуа. Литературное наследие в 2-х тт. Т. 2, М., 1995