Содержание статьи
    Также по теме

    СКЛОДОВСКАЯ-КЮРИ, МАРИЯ

    СКЛОДОВСКАЯ-КЮРИ, МАРИЯ (Curie Sklodowska, Marie), 1867–1934 (Франция). Нобелевская премия по физике, 1903 (совместно с А.Беккерелем и П.Кюри), Нобелевская премия по химии, 1911.

    Родилась 7 ноября 1867 в Варшаве (Польша), младшая из пяти детей в семье Владислава Склодовского и Брониславы Богушки. Отец преподавал физику в гимназии, а мать, пока не заболела туберкулезом, была директором гимназии. Мать умерла, когда девочке было одиннадцать лет.

    Она блестяще училась в школе. Еще в юном возрасте работала лаборантом в лаборатории двоюродного брата. Д.И.Менделеев был знаком с ее отцом и увидев ее за работой в лаборатории, предсказал ей великое будущее.

    МАРИЯ И ИРЕН КЮРИ. IGDA

    Выросшая при русском правлении (Польша в то время была разделена между Россией, Германией и Австрией), она принимала активное участие в национальном движении. Проведя большую часть жизни во Франции, сохранила, тем не менее, преданность делу борьбы за польскую независимость.

    На пути к получению высшего образования стояли бедность и запрет приема женщин в Варшавский университет, поэтому она в течение пяти лет работала гувернанткой, чтобы сестра получила медицинское образование в Париже, а потом сестра взяла на себя расходы на ее высшее образование.

    Покинув Польшу в 1891, Склодовская поступила на факультет естественных наук Парижского университета (Сорбонны). В 1893, закончив курс первой, получила степень лиценциата по физике Сорбонны (эквивалентную степени магистра). Через год стала лиценциатом по математике.

    В 1894 она встретила Пьера Кюри, он был руководителем лаборатории при Муниципальной школе промышленной физики и химии. Сблизившись на почве увлечения физикой, Мария и Пьер через год вступили в брак. Их дочь Ирен (Ирен Жолио-Кюри) родилась в сентябре 1897.

    В 1894 Кюри приступила к измерению электропроводности воздуха вблизи образцов радиоактивных веществ, используя приборы, разработанные и построенные Пьером Кюри и его братом Жаком. Явление естественной радиоактивности было открыто в 1896 французским физиком Антуаном Анри Беккерелем (1852–1908) и сразу стало предметом активного изучения.

    Беккерель поместил соль урана (сульфат уранила калия) на фотопластинку, завернутую в плотную черную бумагу, и в течение нескольких часов подвергал ее воздействию солнечного света. Он обнаружил, что излучение прошло сквозь бумагу и воздействовало на фотопластинку. Это, казалось, указывало на то, что соль урана испускала рентгеновские лучи и после облучения солнечным светом. Однако оказалось, что такое же явление происходило и без облучения. Беккерель, наблюдал новый вид проникающей радиации, испускаемой без внешнего облучения источника. Загадочное излучение стали назвать лучами Беккереля.

    Выбрав лучи Беккереля темой диссертации, Склодовская-Кюри стала выяснять, не испускают ли их и другие соединения. Воспользовавшись тем, что это излучение ионизирует воздух, она применила для измерения электропроводности воздуха вблизи изучаемых объектов пьезоэлектрический кварцевый балансир братьев Кюри, один из которых, Пьер, был ее мужем.

    Вскоре она пришла к заключению, что, кроме урана, торий и его соединения также испускают лучи Беккереля, которые она назвала радиоактивностью. Открытие радиоактивности тория было ею сделано одновременно с немецким физиком Эрхардом Карлом Шмидтом в 1898 году.

    Она нашла, что урановая смоляная обманка (урановая руда) электризует окружающий воздух намного сильнее, чем содержащиеся в ней соединения урана и тория, и даже чем чистый уран и из этого наблюдения сделала вывод о существовании в урановой смоляной обманке неизвестного сильно радиоактивного элемента. В 1898 Мария Кюри сообщила о результатах экспериментов Парижской академии наук. Убежденный в справедливости гипотезы жены Пьер Кюри оставил собственные исследования, чтобы помочь Марии выделить этот элемент. Интересы супругов Кюри как исследователей объединились, и в лабораторных записях они употребляли местоимение «мы».

    Затем супруги Кюри попытались выделить новый элемент. Обрабатывая урановую руду кислотами и сероводородом, они разделили ее на ряд компонентов. Исследуя каждый компонент, они установили, что сильной радиоактивностью обладают только два из них, содержащие элементы висмут и барий. Поскольку ни для висмута, ни для бария излучение не характерно, они заключили, что эти компоненты содержат один или несколько ранее неизвестных элементов. В июле и декабре 1898 Мария и Пьер Кюри объявили об открытии двух новых элементов, которые были названы ими полонием (в честь Польши) и радием.

    В этот трудный, но увлекательный период жалованья Пьера не хватало, чтобы содержать семью. Несмотря на то, что интенсивные исследования и маленький ребенок занимали почти все ее время, Мария в 1900 начала преподавать физику в Севре, в Эколь нормаль сюперьёр, учебном заведении, готовившем учителей средней школы. Овдовевший отец Пьера переехал к Кюри и помогал присматривать за Ирен.

    Далее супруги Кюри приступили к труднейшей задаче – выделению двух новых элементов из урановой смоляной обманки. Они установили, что вещества, которые им предстоит найти, составляют лишь миллионную часть руды. Было необходимо переработать огромные количества руды. В течение последующих четырех лет Кюри работали в примитивных и вредных для здоровья условиях. Они занимались химическим разделением в больших чанах, установленных в дырявом, продуваемом всеми ветрами сарае. Анализы веществ им приходилось производить в крохотной, плохо оборудованной лаборатории муниципальной школы.

    В сентябре 1902 Кюри объявили о том, что им удалось выделить одну десятую грамма хлорида радия из нескольких тонн урановой смоляной обманки. Выделить полоний им не удалось, так как тот оказался продуктом распада радия.

    Завершив исследования, которые привели Марию к открытию полония и радия, она написала и защитила в 1903 в Сорбонне докторскую диссертацию. По мнению комитета, присудившего Кюри научную степень, ее работа явилась величайшим вкладом, когда-либо внесенным в науку докторской диссертацией.

    В декабре 1903 Шведская королевская академия наук присудила Нобелевскую премию по физике Беккерелю и супругам Кюри «за изучение явления радиоактивности, открытого Анри Беккерелем». Кюри стала первой женщиной, удостоенной Нобелевской премии. И Мария, и Пьер Кюри были больны и не могли приехать в Стокгольм на церемонию вручения премии. Они получили ее летом следующего года.

    В октябре 1904 Пьер был назначен профессором физики в Сорбонне, а месяц спустя Мария стала заведующей его лабораторией. В декабре у них родилась вторая дочь, Ева, которая впоследствии стала концертирующей пианисткой и биографом своей матери.

    Мария все эти годы черпала силы в поддержке Пьера. Она признавалась: «Я обрела в браке все, о чем могла мечтать в момент заключения нашего союза, и даже больше того». Но в апреле 1906 Пьер погиб в уличной катастрофе. Лишившись ближайшего друга и товарища по работе, она ушла в себя, однако нашла силы продолжить работу. В мае, после того как она отказалась от пенсии, назначенной Министерством общественного образования, факультетский совет Сорбонны назначил ее на кафедру физики, которую прежде возглавлял ее муж. Когда через шесть месяцев Склодовская-Кюри прочитала первую лекцию, она стала первой женщиной – преподавателем Сорбонны.

    После гибели мужа в 1906 она сосредоточила свои усилия на выделении чистого радия. В 1910 ей cовместно с Андре Луи Дебьерном (1874–1949) удалось получить это вещество и тем самым завершить цикл исследований, начатый 12 лет назад. Она доказала, что радий является химическим элементом, разработала метод измерения радиоактивной эманации и приготовила для Международного бюро мер и весов первый международный эталон радия – чистый образец хлорида радия, с которым надлежало сравнивать все остальные источники.