Содержание статьи
    Также по теме

    ЛАВРЕНТЬЕВ, МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВИЧ

    ЛАВРЕНТЬЕВ, МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВИЧ (1900–1980), советский ученый в области математики и механики, организатор науки.

    Родился 6 (19 нового стиля) ноября 1900 в Казани в семье преподавателя математики технического учебного заведения, (позже профессора механики сначала Казанского, затем Московского университета). В 1910–1911 вместе с отцом находился в Геттингене (Германия), где ходил в школу. Среднее образование получил в Казанском коммерческом училище, после его окончания поступил в Казанский университет (1918). Наибольшее влияние на Лаврентьева в Казанском университете оказали профессора математики Е.А.Болотов, Д.Н.Зейлигер и Н.Н.Парфентьев. Уже здесь начало сказываться заметное пристрастие Лаврентьев к математике. Преподавал в Казанском университете, работал лаборантом Механического кабинета.

    В 1921 вместе с семьей переехал в Москву и перевелся на физико-математический факультет МГУ, в 1922 окончил МГУ.

    Еще студентом в 1921 Лаврентьев начал преподавать в Московском высшем техническом училище (ныне МГТУ им. Н.Э.Баумана), продолжал преподавание до 1929.

    В Москве Лаврентьев вошел в «Лузитанию» – так шуточно называлась математическая школа, созданная около 1914 выдающимся отечественным математиком Н.Н.Лузиным (исторически Лузитания – провинция римской империи, на территории современных Испании и Португалии, названа по имени населявшего ее древнего племени – лузитанов). Научные интересы Лузина относились к теории множеств и теории функций, интенсивно развивавшихся в то время. Характерной особенностью Лузина как ученого и педагога была коллективная форма проведения исследований, способствующая постановке принципиально новых задач и нахождению новых подходов к старым задачам. Из школы вышла плеяда выдающихся отечественных математиков (И.И.Привалов, В.В.Степанов, П.С.Александров, М.Я.Суслин, Д.Е.Меньшов, А.Я.Хинчин, С.С.Ковнер, П.С.Урысон, В.Н.Вениаминов, А.Н.Колмогоров, В.В.Немыцкий, Л.В.Келдыш (старшая сестра М.В. Келдыша), П.С.Новиков, Н.К.Бари и другие), к их числу принадлежит и Лаврентьев. В 1923–1926 он – аспирант Лузина, занимался исследованиями по теории множеств, топологии (науке об общих свойствах математических пространств, сохраняющихся при непрерывных преобразованиях), дифференциальным уравнениям. Первая опубликованная работа (на французском языке) Contribution a la theorie des ensembles homeomorphes (Об исследовании гомеоморфных множеств) вышла во Франции, 1924. Следующие семь его работ, выполненные в период 1924–1927, также были опубликованы на французском языке в западно-европейских (главным образом, французских) научных изданиях – обычная в то время практика советских ученых. С 1928 публиковался, в основном, в отечественных изданиях.

    В 1927 защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук и был командирован на полгода во Францию для научного совершенствования. Общение с видными французскими математиками Данжуа, Адамаром, Монтелем, лекции Гурса, Бореля и Жулиа, участие в семинарах по теории функций стало для него хорошей школой.

    По возвращении в Москву (конец 1927) избран приват-доцентом МГУ и членом Московского математического общества. Начал читать в МГУ курс по теории конформных отображений (преобразований пространства, сохраняющих величину углов). С 1927 занялся важной для приложений проблемой приближения функций комплексного переменного (более простыми функциями – многочленами), к этому же времени относится и начало его исследований по теории квазиконформных (близких к конформным) отображений, что объяснялось насущными потребностями аэродинамики возросших скоростей: модель несжимаемой жидкости, использовавшаяся при низких скоростях полета, перестала быть справедливой.

    В 1928 в составе советской делегации участвовал в Международном математическом конгрессе в Болонье (Италия) с докладом о квазиконформных отображениях.

    С 1929 стал заведовать кафедрой и получил звание профессора Московского химико-технологического института. В том же году начинает работать старшим инженером Центрального аэрогидродинамического института им. профессора Н.Е.Жуковского (ЦАГИ). Сюда его привлек руководитель теоретического отдела ЦАГИ С.А.Чаплыгин. Это были годы бурного расцвета самолетостроения и становления теории полета, исследований аэродинамики крыльев, что сказалось на дальнейшей тематике научно-исследовательской работы Лаврентьева. Именно с этого периода, длившегося шесть лет, началась его деятельность непосредственно в области прикладной математики. Он привлек в ЦАГИ и своих учеников, а затем коллег М.В.Келдыша и Л.И.Седова. В круг интересов Лаврентьева и его группы входили такие разделы гидро-аэродинамики, как теория колеблющегося крыла, движение крыла под поверхностью тяжелой жидкости, удар твердого тела о воду, построение потока, обтекающего дугу заданной формы и ряд других. Полученные результаты в дальнейшем использовались, в частности, при решении проблемы флаттера. Был найден общий метод решения задачи обтекания тонких крыловых профилей произвольной формы; показано, что наибольшей подъемной силой обладает крыло в форме дуги окружности. Прикладные задачи стимулировали дальнейшие исследования по теории вариационных принципов конформных отображений. В 1935 Лаврентьев опубликовал (частично в соавторстве) 16 статей и тезисов докладов, монографию в 2-х томах, программу учебного курса.

    В 1931 стал профессором МГУ, связав свою жизнь с университетом на многие годы.

    Без защиты диссертации (по совокупности научных работ) Лаврентьеву в 1934 присуждена ученая степень доктора технических наук, а в 1935 – доктора физико-математических наук. В том же стал старшим научным сотрудником в Математического института им. В.А.Стеклова Академии наук СССР, где проработал более 25 лет. Влияние Лаврентьева на это научное учреждение и сейчас ощутимо. С 1934 возглавлял отдел теории функций и воспитал большое количество учеников, ставших в последствии выдающимися учеными, среди них академик А.Ю.Ишлинский, академик Академии педагогических наук А.И.Маркушевич, член-корреспондент АН СССР, академик АН Грузии А.В.Бицадзе. К середине 1930-х Лаврентьев стал общепризнанным главой советской школы теории функций комплексного переменного.

    В 1939 избран действительным членом Академии наук Украинской ССР (АН УССР) и директором Математического института АН УССР, переехал в Киев. Здесь он занимался теорией функций комплексного переменного и ее приложениям. На Украине были начаты и исследования Лаврентьева, связанные с механикой взрыва, была создана научная школа. Преподавал в Киевском университете, профессор (1939–1941 и 1945–1949), с 1941 по 1945 – заведующий Математическим отделением АН УССР.

    В годы Второй мировой войны вместе с АН УССР Лаврентьев был эвакуирован на Урал в Уфу. Продолжил исследования в области взрывов. Предположив, что при высоких температурах материалы ведут себя подобно вязким жидкостям, разработал гидродинамическую теорию кумуляции (кумулятивный эффект – открытое еще во второй половине 19 в. усиление пробивной способности снаряда при специальном его устройстве, таком, что при соударении снаряда с преградой образуется высокоскоростная (кумулятивная) струя из пороховых газов и продуктов расплава металлической оболочки, прожигающая преграду). Результаты исследований, в том числе важнейший – глубина проникновения струи в преграду, приведены в статье Кумулятивный заряд и принципы его работы, 1957. Успешно решил ряд военно-инженерных задач, участвовал в создании отечественного кумулятивного снаряда. При исследовании особенностей кумуляции было обнаружено явление сварки металлов взрывом, получившее широкое применение в дальнейшем.

    Внимание Лаврентьева привлекла также и теория длинных волн на поверхности жидкости при действии силы тяжести. Полученное первое доказательство существования точного решения уравнений распространения солитона (уединенной поверхностной волны) приведено в статье К теории длинных волн, 1943, затем в статье До теорii довгих хвиль (на украинском языке), 1947.

    В феврале 1945 возвратился из эвакуации в Киев, стал вице-президентом АН УССР. На этом посту пробыл до 1948.

    В 1946 избран академиком АН СССР. За исследования в области теории функций комплексного переменного и создание теории квазиконформных отображений ему была присуждена Сталинская (Государственная) премия. В 1949 удостоен второй Сталинской премии за созданную им теорию кумулятивных струй.