Также по теме

ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ И МАТЕМАТИКА В РОССИИ

ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ И МАТЕМАТИКА В РОССИИ. Математика как теоретическая наука оформилась в древней Греции, хотя математические знания-умения были уже в древнем Шумере и Египте. Не менее древни и астрономические и химические знания, которые, правда, до 17 в. находились в симбиозе с астрологией и алхимией. Т.е. были знания, которые мы сегодня бы назвали естественнонаучными, но они лежали в другом контексте, не было даже современного понятия природы (были живой и божественный «физис» древних греков и т.п.). Только с 17 в. можно говорить о естествознании в современном смысле этого слова, т.е. о естественных науках о природе, основу которых составляют физика, химия, биология, к которым примыкают науки о Земле и астрономия, тесно связанная с физикой. Это – продукт западноевропейской цивилизации Нового времени. Их корни уходят в античность, средневековую схоластику и эпоху Возрождения, но место и время рождения современной науки – Западная Европа 17 века, ее отцами можно считать Г.Галилея, И.Ньютона и Ф.Бэкона.

В этом же смысле можно сказать, что до начала 18 в. в России можно найти множество знаний о природе в виде народных примет о погоде, описания животных, земель, химической, металлургической, медицинской рецептуры, записываемой буквами (как и в древней Греции) системы счисления, учебников по арифметике и геометрии, рассчитанных на торговцев и землемеров, ремесленников и чиновников, астрологических текстов. Но собственно естествознание в России (как и науки гуманитарные) появляется  лишь в 18 веке. Оно возникает как компонента западноевропейской культуры, которая интенсивно импортируется в это время Россией в качестве новой дворянской культуры Российской империи, осознающей себя как растущую мощную европейскую абсолютистскую монархию в ряду других абсолютистских монархий. В 19 в. на этой основе вырастает своя высокая российская культура, ставшая затем (к 20 в.) важной компонентой западноевропейской и мировой культуры, о чем славянофил И.В.Киреевский в 1832 писал: «… До сих пор национальность наша была национальность необразованная…. Дать ей жизнь и силу развития может только влияние чужеземное… до тех пор, покуда поравняемся с остальною Европою. Там, где общеевропейское совпадает с нашей особенностью, там родится просвещение истинно русское, образованно-национальное, твердое, живое, глубокое и богатое благодетельными последствиями». Естествознание является одной из компонент этого процесса взаимопроникновения России и Европы.

При этом место естествознания (и математики) в культуре России, как царской, так и советской, существенно отличалось от его места в западноевропейской культуре. На Западе естественные науки занимали одно из центральных мест в культуре, интенсивно взаимодействовали с другими составляющими культуры. Они лежали в основе мировоззрения эпохи Просвещения и 19–20 веков, их осмысление составляло стержень основных направлений философии Нового времени, их развитие было тесно связано с развитием техники, в 20 веке они стали основой интенсивного научно-технического прогресса. В России место естественных наук было значительно скромнее. Российские умы были озабочены главным образом проблемами социальными и культурными. Естественнонаучная мысль находилась на периферии российской культуры. Так естественнонаучная проблематика фигурировала в оригинальной русской религиозной философии, в программе разработки целостного знания, но дальше провозглашения программы, по сути, здесь дело в этом направлении не пошло. Однако и на этой периферии возникло такое оригинальное течение мысли, как «русский космизм», который через К.Э.Циолковского привел человечество к созданию ракетной техники и полетам в космос. От Циолковского идет прямая дорога к С.П.Королеву и Ю.Гагарину, к учению о биосфере В.И.Вернадского и исследованиям А.Л.Чижевского о влиянии солнечных бурь на живые существа на Земле, получившим в конце 20 в. широкое признание мировой науки.

Сначала естествознание и математика в России растут как отростки западной науки, мужая, но, не теряя с ней связи, по крайней мере, до середины 1930-х. Постепенно российское научное сообщество дорастает до критической массы, позволяющей ему развиваться достаточно самостоятельно, что было продемонстрировано в эпоху изоляции («железного занавеса»). Возможность этого связана, по-видимому, с одной стороны, с материальной поддержкой со стороны государства. С другой стороны, с некоторыми особенностями культуры, порождающей массу людей с тягой к отвлеченному мышлению. Эта тяга и энтузиазм были настолько велики, что (как и в других сферах деятельности) даже беспрецедентные сталинские репрессии не смогли остановить рост. Во второй половине 20 века в мировой науке происходят существенные изменения. Это связано с резким удорожанием науки, с одной стороны, и непосредственной зависимостью от нее жизненно важных государственных интересов. Будучи сосредоточенной в это время в государственных НИИ под более или менее единым началом она могла сконцентрироваться на больших задачах и дать мощный рывок. Но поскольку этот рывок, как и в других областях, был получен на пути мобилизации колоссальных ресурсов и экстенсивного роста, то в науке, как и везде, к 80-м годам эффективность работы системы НИИ падает, наступает застой.

В процессе становления и роста естествознания в России можно выделить несколько периодов:
1). 18 век, когда оно было представлено Петербургской Академией наук, являвшейся, по сути, чем-то вроде иностранного представительства западной науки (первоначально это «посольство» состояло из 16 человек, средний возраст – 24 года, в основном холостые);

2). первая половина 19 века, когда в России начинают бурно расти университеты, становящиеся  новыми центрами научной жизни;

3). 1861–1917 – послереформенная Россия, в которой, с одной стороны, российские ученые становятся вровень с западными, а с другой – жизнь университетов тесно переплетается с политической и культурной жизнью страны;

4). 1917–1929 – период «бури и натиска» в естествознании, время выдвижения революционных концепций;

5). с 1929 до середины 1950-х – период классического сталинского советского социализма – период сосуществования энтузиазма и репрессий, в котором особо следует выделить послевоенный период, когда наука стала существенной компонентой военно-технического потенциала, в первую очередь, в связи с «атомным проектом»;

6). середина 1950-х – конец 1980-х период постсталинской советской науки, тесно связанной с военной промышленностью;

7). 1990-е – постсоветский период, характеризующийся изменением типа отношений отечественной науки с государством и западной наукой.

На всех этих этапах специфика развития естествознания в России определяется его взаимоотношениями с Западом, властью (государством), обществом, идеологией (и мировоззрением). В этой четырехмерной системе координат и будет освещаться тема «естествознание в России».

Три из этих составляющих в царской России определялись известной идеологемой «православие – самодержавие – народность», введенной в 19 в. как основа государственной идеологии. Советский период поменял в ней лишь содержательное наполнение: заменил православие на коммунизм.

Православие – официальная и доминирующая идеология царской России – относилось к естествознанию враждебно. По словам В.И.Вернадского: «В традиции православного духовенства никогда не входило исполнение этой задачи (но оно не было чуждо научному мышлению в области наук исторических и филологических ); в этом оно резко отличалось от духовенства католического или протестантского, среди которого никогда не иссякала естественнонаучная творческая мысль и естественнонаучная работа….  (Это) сказалось в глубоком духовном раздвоении русского образованного общества: рядом существовали – почти без соприкосновения – люди двух разных систем образования, разного понимания… Это раздвоение образованного общества вредно отразилось на развитии естествознания в России, так как оно поддерживало отношение к нему (естествознанию) как к чему-то случайному в мировоззрении и знаниях современного человечества, что можно не принимать во внимание при суждении об окружающем…». Православная церковь, вынужденная мириться с наличием естествознания, считала его несущественным, и не вмешивалось в его развитие.