Также по теме

ТЕХНЕЦИЙ

ТЕХНЕЦИЙ – технеций (лат. Technetium, символ Tc) – элемент 7 (VIIb) группы периодической системы, атомный номер 43. Технеций является самым легким из тех элементов периодической системы, у которых отсутствуют стабильные изотопы и первым элементом, полученным искусственно. К настоящему времени синтезировано 33 изотопа технеция с массовыми числами 86–118, наиболее стабильные из них – 97Tc (период полураспада 2,6·106 лет), 98Tc (1,5·106) и 99Tc (2,12·105 лет).

В соединениях технеций проявляет степени окисления от 0 до +7, наиболее устойчиво семивалентное состояние.

История открытия элемента.

Направленные поиски элемента № 43 начались с момента открытия Д.И.Менделеевым периодического закона в 1869. В периодической таблице некоторые клетки были пустыми, так как отвечающие им элементы (среди них был и 43-й – экамарганец) еще не были известны. После открытия периодического закона многие авторы заявляли о выделении из различных минералов аналога марганца с атомным весом около ста и предлагали ему названия: дэвий (Керн, 1877), люций (Баррайр, 1896) и ниппоний (Огава, 1908), но все эти сообщения в дальнейшем не подтвердились.

В 1920-х поисками экамарганца занялась группа немецких ученых под руководством профессора Вальтера Ноддака. Проследив закономерности изменения свойств элементов по группам и периодам, они пришли к выводу, что по своим химическим свойствам элемент № 43 должен быть гораздо ближе не к марганцу, а к своим соседям по периоду: молибдену и осмию, поэтому искать его было нужно в платиновых и молибденовых рудах. Экспериментальная работа группы Ноддака продолжалась в течение двух с половиной лет, и в июне 1925 Вальтер Ноддак сделал сообщение об открытии элементов № 43 и № 75, которые предлагалось назвать мазурием и рением. В 1927 открытие рения было окончательно подтверждено, и все силы этой группы переключились на выделение мазурия. Ида Ноддак-Таке, сотрудница и жена Вальтера Ноддака, даже заявила, что «в скором времени мазурий, подобно рению, можно будет покупать в магазинах», но столь опрометчивому утверждению не суждено было сбыться. Немецкий химик В.Прандтль показал, что супруги приняли за мазурий примеси, не имеющие ничего общего с элементом № 43. После неудачи Ноддаков многие ученые начали сомневаться в существовании элемента № 43 в природе.

Еще в 1920-х сотрудник Ленинградского университета С.А.Щукарев заметил определенную закономерность в распределении радиоактивных изотопов, которую окончательно сформулировал в 1934 немецкий физик Г.Маттаух. Согласно правилу Маттауха – Щукарева в природе не могут существовать два стабильных изотопа с одинаковыми массовыми числами и ядерными зарядами, отличающимися на единицу. По крайней мере один из них должен быть радиоактивным. Элемент № 43 расположен между молибденом (атомная масса 95,9) и рутением (атомная масса 101,1), но все массовые числа от 96 до 102 заняты стабильными изотопами: Mo-96, Mo-97, Mo-98, Ru-99, Mo-100, Ru-101 и Ru-102. Следовательно, элемент № 43 не может иметь нерадиоактивных изотопов. Впрочем, это не означает, что его нельзя найти на Земле: ведь уран и торий тоже радиоактивны, но сохранились до нашего времени из-за большого периода полураспада. И все же их запасы за время существования земли (около 4,5 млрд. лет) уменьшились в 100 раз. Несложные расчеты показывают, что радиоактивный изотоп может в ощутимых количествах остаться на нашей планете лишь если его период полураспада превышает 150 млн. лет. После провала поисков группы Ноддака надежда обнаружить такой изотоп практически угасла. Сейчас известно, что наиболее стабильный изотоп технеция имеет период полураспада 2,6 миллиона лет, поэтому для изучения свойств элемента № 43 необходимо было создать его заново. За эту задачу взялся в 1936 молодой итальянский физик Эмилио Джино Сегре. Принципиальная возможность искусственного получения атомов была показана еще в 1919 великим английским физиком Эрнестом Резерфордом.

После окончания Римского университета и прохождения четырехлетней воинской службы Сегре работал в лаборатории Энрико Ферми пока не получил предложение возглавить кафедру физики в университете Палермо. Конечно, отправляясь туда, он надеялся продолжить работы по ядерной физике, но лаборатория, в которой ему предстояло работать, была очень скромной и не располагала к научным подвигам. В 1936 он отправился в командировку в США, в город Беркли, где в радиационной лаборатории Калифорнийского университета уже в течение нескольких лет действовал первый в мире ускоритель заряженных частиц – циклотрон. Во время работы в Беркли ему пришла в голову мысль проанализировать молибденовую пластину, которая служила для отклонения пучка ядер дейтерия – тяжелого изотопа водорода. «У нас были веские основания думать, – писал Сегре, – что молибден после бомбардировки его дейтронами должен превратиться в элемент с номером 43...» Действительно, в ядре атома молибдена 42 протона, а в ядре дейтерия – 1. Если бы эти частицы могли объединиться, то получилось бы ядро 43-го элемента. Природный молибден состоит из шести изотопов, значит, в облученной пластинке могли присутствовать несколько изотопов нового элемента. Сегре надеялся, что хотя бы некоторые из них являются достаточно долгоживущими, чтобы сохраниться в пластинке после возвращения в Италию, где он намеревался заняться поиском элемента № 43. Задача осложнялась еще и тем, что молибден, использованный для изготовления мишени, не был специально очищен, и в пластинке могли протекать ядерные реакции с участием примесей.

Руководитель радиационной лаборатории Эрнест Лоуренс разрешил Сегре забрать пластинку с собой, и 30 января 1937 в Палермо, Эмилио Сегре и минералог Карло Перье приступили к работе. Вначале они установили, что привезенный образец молибдена испускал бета-частицы, значит, в нем действительно присутствовали радиоактивные изотопы, но был ли среди них элемент № 43, ведь источниками обнаруженного излучения могли быть изотопы циркония, ниобия, рутения, рения, фосфора и самого молибдена? Для ответа на этот вопрос часть облученного молибдена растворили в царской водке (смеси соляной и азотной кислот), и химическим путем удалили радиоактивный фосфор, ниобий и цирконий, а затем осадили сульфид молибдена. Оставшийся раствор все еще был радиоактивен, в нем оставался рений и, возможно, элемент № 43. Теперь оставалось самое сложное – разделить эти два близких по свойствам элемента. Сегре и Перье справились с этой задачей. Они установили, что при осаждении сероводородом сульфида рения из концентрированного солянокислого раствора, часть активности оставалась в растворе. После контрольных опытов по отделению изотопов рутения и марганца стало ясно, что бета-частицы могут излучаться только атомами нового элемента, который назвали технецием от греческого слова tecnhós – «искусственный». Это название было окончательно утверждено на съезде химиков, состоявшемся в сентября 1949 в Амстердаме. Вся работа продолжалась более четырех месяцев и закончилась в июне 1937, в результате нее было получено всего лишь 10–10 грамма технеция.

Хотя в руках Сегре и Перье оказались ничтожные количества элемента № 43, они все же смогли определить некоторые его химические свойства и подтвердили предсказанное на основе периодического закона сходство технеция и рения. Понятно, что им хотелось больше узнать о новом элементе, но чтобы его изучать, нужно было иметь весовые количества технеция, а облученный молибден содержал слишком мало технеция, поэтому требовалось найти более подходящую кандидатуру на роль поставщика этого элемента. Ее поиски увенчались успехом в 1939, когда О.Ган и Ф.Штрассман обнаружили, что в «осколках», образующихся при делении урана-235 в ядерном реакторе под действием нейтронов, содержится довольно значительные количества долгоживущего изотопа 99Tc. В следующем году Эмилио Сегре и его сотрудница Ву Цзяньсюн смогли выделить его в чистом виде. На каждый килограмм таких «осколков» приходится до десяти граммов технеция-99. Поначалу технеций, получаемый из отходов ядерного реактора, стоил очень дорого, в тысячи раз дороже золота, но атомная энергетика развивалась очень бурно и к 1965 цена на «синтетический» металл упала до 90 долл. за грамм, его мировое производство исчислялось уже не миллиграммами, а сотнями граммов. Располагая такими количествами этого элемента, ученые смогли всесторонне изучить физические и химические свойства технеция и его соединений.

Нахождение технеция в природе. Несмотря на то, что период полураспада (T1/2) наиболее долгоживущего изотопа технеция – 97Tc составляет 2,6 млн. лет, что, казалось бы, полностью исключает возможность обнаружить этот элемент в земной коре, технеций может непрерывно образовываться на Земле в результате ядерных реакций. В 1956 Бойд и Ларсон предположили, что в земной коре присутствует технеций вторичного происхождения, образующийся при активации молибдена, ниобия и рутения жестким космическим излучением.